Категория
Деньги
Дата

На 16-й месяц большой войны в Украине запретили российские книги. Издатели в ожидании скачка, но у рынка несколько очень серьезных проблем

На 16-й месяц большой войны в Украине запретили российские книги. Издатели в ожидании скачка, но у рынка несколько очень серьезных проблем /Shutterstock/Коллаж Александра Карасева

Shutterstock/Коллаж Александра Карасева

До полномасштабной войны книги из России занимали от 50 до 70% украинского рынка. Законопроект о запрете ввоза и распространения книг из России и Беларуси, ожидавший подписи Владимира Зеленского более года, освобождает пространство для украинских издателей. Как они планируют им воспользоваться

Главные материалы Forbes Ukraine. Раз в неделю на вашей почте.

Против – 0, воздержались – 0. 19 июня 2022 306 депутатов Верховной Рады поддержали законопроект 2309-ІХ. Он запрещает ввозить и распространять книги из России и Беларуси и литературу антиукраинского содержания и обязывает издателей и дистрибьюторов создавать и распространять книги на государственном языке, языках коренных народов Украины или официальных языках ЕС.

Более года законопроект ожидал подписи Владимира Зеленского. Почему президент не торопился с подписью? Ветировать закон предлагали Минюст и МИД, говорил тогда Зеленский. Документ «может усложнить процесс переговоров о вступлении Украины в Европейский союз», предостерегали дипломаты. Но 22 июня 2023 года президент все-таки подписал 2309-ІХ.

До полномасштабной войны доля украинской книги занимала 30–50% рынка, говорит основатель издательства «Лаборатория» Антон Мартынов. До 2012 года продукция российских издателей и дистрибьюторов вообще заполняла до 90% рынка, добавляет он. Вместе с «серыми» схемами до 24 февраля 2022 года объем российского импорта составлял около $100 млн в год, подсчитал генеральный директор издательства «Ранок» Виктор Круглов.

Большинство российских книг были дешевле украинских, говорит директор Украинского института книги Александра Коваль. Причина в масштабе – российский книжный рынок был более чем в 10 раз больше украинского. Борьба за покупателя шла и на уровне покупки лицензий: россияне предлагали большие деньги за права на перевод бестселлеров и порой за лицензии на украинский перевод, который не издавали, говорит Коваль. «Книжные магазины в восточных и южных регионах не хотели закупать украиноязычные издания», – вспоминает она. Ограниченные возможности сбыта не позволяли локальным издателям наращивать объемы издания книг, увеличивать и активнее продвигать их двуязычным читателям.

Как принятый закон о запрещении российских книг поможет украинским издателям?

Будет ли расти книжный рынок Украины

«Книжный» закон освободит места на полках книжных магазинов для украинского издателя, расширит круг потенциальных покупателей и увеличит поступления от продаж, надеется Коваль. Украинская книга избавилась от давления очень крупного игрока: объем книжного рынка в России достигает более $1 млрд, говорит Мартынов.

Украинский книжный рынок до полномасштабного вторжения оценивался не менее чем в $200 млн, говорит Круглов из «Ранок». Оценка Мартынова в несколько раз меньше: $50–100 млн. Откуда разница? «Есть полный рынок, включающий бюджетные закупки учебников, а некоторые издатели говорят только о коммерческих продажах», – объясняет Круглов.

В 2024-м оборот только по украинским изданиям составит $100 млн, подсчитывает Коваль. Условие успеха – доходы и расходы украинцев останутся на нынешнем уровне. Мартынов прогнозирует рост украинского книжного рынка за 5–10 лет в три раза от нынешних показателей. «В 2020 году в Чехии объем рынка достигал €550 млн, а в Польше – €520–540 млн», – приводит он пример соседей.

Причин колоссальной разницы несколько. В Украине небольшое количество книжных магазинов, говорит основатель «Лаборатории». На начало 2023-го насчитывалось около 130 книжных магазинов, в Польше в 2019-м их было 1914, говорится в Стратегии развития чтения от Минкульта. С 1 января 2023 года должен был заработать закон, обязывающий государство компенсировать расходы на аренду книжным магазинам, которые продают книги исключительно на украинском языке или языках ЕС и коренных народов Украины. На реализацию этого закона нет денег, говорит Мартынов.

С 2021-го по 2022 год количество наименований изданных в Украине книг уменьшилось с 21 000 до 9700, а тиражи упали почти в четыре раза – до 11,6 млн копий, рассказывала директор Украинского института книги Коваль во время публичной пресс-конференции. Читают за границей также больше – 46% украинцев читают по меньшей мере раз в месяц, а более 67% канадцев и 60% французов – минимум раз в неделю, свидетельствуют данные отчета Международной ассоциации издателей за 2021 год.

Полномасштабное вторжение еще больше снизило количество читателей. С 24 февраля 2022 года по апрель 2023-го 23% респондентов не прочитали ни одной книги, говорится в исследовании «Нью Имидж Маркетинг Групп» по заказу Украинского института будущего. В среднем украинцы покупают 0,3% книги в год, говорила соучредительница культурно-издательского проекта «Читомо» Оксана Хмелевская в 2021 году.

Белые пятна законодательства

Нажмите «Читать больше»

  • Закон не налагает ограничения на торговлю электронным контентом. Этот сегмент может значительно возрасти, предупреждает Коваль из УИК. Таким образом, средства украинцев и дальше будут оседать на счетах российских издателей.
  • Под запрет импорта и распространения попали произведения всех граждан России, в частности Анны Политковской, Валерии Новодворской, историков Татьяны Таировой-Яковлевой и Марка Солонина. «Следует предусмотреть механизм, который позволит исключения для издания и распространения переводов произведений авторов, чья публичная политическая позиция несомненна», – убеждена Коваль. Этой же позиции придерживаются все издатели-собеседники Forbes.
  • Нужны разъяснения по поводу того, что делать с российскими книгами в публичных и школьных библиотеках, добавляет Коваль. Их количество оценить тяжело, но оно велико. «Российские книги в восточные области завозили массово, как подарки, – говорит Коваль. – Библиотекари радовались – закупки книг за счет государственных и местных бюджетов были скромными».
  • В законе речь не идет об отмене разрешений на ввоз в Украину книг на русском языке, которые издавались с 2017 года, говорит Замоцна. До 24 февраля 2022 года их выдали на десятки тысяч тайтлов, добавляет она. Выходит, что запрет действует не на язык государства-агрессора, а на территорию производства книги».

Издатели ожидают финансовой поддержки не только от читателей. Мартынов ищет инвестиции для масштабирования «Лаборатории». У издательства в работе около 150 книг, хотя раньше команда бралась всего за 30 книг в год. «У инвесторов появился мотив вкладывать деньги в подготовку украинской книги, ее печать и продажу, потому что рынок защищен», – говорит Мартынов.

Еще одно следствие закона – увеличение количества рабочих мест, налогов, инвестиций в печатные предприятия и возможности экспорта, считает Круглов. Издательство «Ранок» за шесть месяцев 2023 года экспортировало почти 100 000 книг. Это количество может возрасти, рассчитывает издатель.

Но больше всего принятый закон повлияет на переводную литературу, говорят опрошенные Forbes издатели. Ее окупаемость вырастет, говорит соучредитель издательства «Віхола» Илона Замоцна. Это позволит браться за нишевые переводные проекты: книги по искусству, спорту, кулинарии, путеводители, которых было мало из-за наличия русскоязычных вариантов.

Больше всего переведенных на украинский книг появится в жанрах академической литературы и нон-фикшна, прогнозирует Мартынов. «Украинские издатели раньше не брались переводить классические художественные тексты, но теперь перевод классики необходим», — добавляет Замоцна.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине