посол Великої Британії в Україні Дама Мелінда Сіммонс /из личного архива
Категория
Деньги
Дата

Реформы в обмен на инвестиции Vodafone или Virgin Group, страхование рисков и деньги Абрамовича за «Челси». Интервью с послом Великобритании Мелиндой Симмонс

Мелинда Симмонс, посол Великобритании Фото из личного архива

Какое впечатление произвела украинская делегация во время Ukraine Recovery Conference 2023 в Лондоне, какие реформы правительства нужно проводить уже сейчас, чтобы частный международный бизнес начал инвестировать в Украину, и что мешает британскому правительству передать на восстановление £18 млрд российских активов. Интервью посла Великобритании в Украине Мелинды Симмонс

⚡️Ми дуже хочемо, щоб наші читачі знали більше, створювали більше і заробляли більше. Тому даруємо 44% знижки на річну підписку на сайт Forbes. Діє з промокодом SMART до 19.05 Оформлюйте зараз за цим посиланням

Ukraine Recovery Conference 2023, прошедшая 21-22 июня в Лондоне, привлекла внимание не только международных партнеров из стран G7, но и представителей британского частного бизнеса.

«Vodafone говорил со мной о Мариуполе и возможностях (инвестиций – Forbes ) на региональном и местном уровнях. Знали ли представители компании о существовании этого города до начала войны?» – задает риторический вопрос во время интервью Forbes посол Великобритании в Украине Дама Мелинда Симмонс.

Как украинскому правительству трансформировать внимание мира в реальные инвестиции, какие реформы нужно провести, не дожидаясь завершения войны, и что думают в Великобритании о репарациях России.

Forbes публикует сокращенную и отредактированную для понятности версию беседы.

«Google, Hitachi, Virgin Group, Rolls-Royce и другие тоже говорят о необходимости реформ в Украине»

Как вы оцениваете презентацию украинского правительства на конференции Ukraine Recovery Conference 2023 (URC 2023), какие тезисы были удачными, какие слишком амбициозными?

Конференция была великолепна и, насколько мне известно, украинское правительство также удовлетворено тем, как она прошла. Правительство показало четкий план проектов, которые нужно реализовать для восстановления страны, а также институциональных реформ, чтобы выиграть мир.

Были вещи, которые меня приятно удивили. На конференции было много бизнесов – Google, Hitachi, Virgin Group, Rolls-Royce и другие. И все они говорили о необходимости реформ в Украине, в первую очередь судебной системы. Это основной пункт, который следует выполнить, чтобы эти компании начали инвестировать в Украину.

Глава Citibank вместе с первой вице-премьером и министром экономики Юлией Свириденко также обсуждали важность судебной реформы в ходе общей панели на URC2023. До этого мы видели заявления от правительства Великобритании, Европейского союза, Канады о необходимости проведения этих реформ и очень важно, что и международный бизнес стал об этом говорить.

Во время URC 2023 премьер-министр Великобритании Риши Сунак объявил пакет финансовой поддержки Украины на $3 млрд. Это большие деньги. Но Украине, согласно правительственным планам, нужно только на восстановление и развитие энергетики $400 млрд. Не пугают ли такие цифры международных партнеров? И может ли Украина ожидать большей поддержки?

Великобритания говорит о том, что Украине нужно выиграть не только войну, но и мир. То есть стране нужно отстроить все утраченное во время войны. Великобритания предана помощи в этом вопросе, равно как и помощи оружием. Именно поэтому мы выделили эти $3 млрд.

Финансовая поддержка – это процесс. Премьер-министр Сунак во время конференции сравнил инвестиции с зернышком, из которого должен вырасти урожай. Речь не идет о том, что каждая страна должна сиюминутно инвестировать условные $500 млрд в Украину.

То есть правительства вкладывают средства в определенные сектора и далее смотрят, насколько страна прогрессирует. Это должны быть и инвестиции частного сектора, не только государств. Цель состоит в том, чтобы инвестиции в Украину стимулировали реформы и генерировали еще большие инвестиции.

Во время URC2023 был подписан Украинский бизнес договор (Ukraine Business Compact), в котором более 500 компаний, таких как Google, Siemens, Virgin Group, Vodafone, проявили заинтересованность в дальнейших инвестициях в Украину. Это компании общей стоимостью в несколько триллионов долларов. Теперь дело за украинским правительством, как оно сможет использовать эти контакты и привлечь реальные инвестиции в Украину. Потенциал инвестиций есть, нужно пройти определенный процесс налаживания отношений.

Премьер-министр Сунак также анонсировал создание механизма страхования военных рисков. Что сейчас о нем известно?

Действительно, такой механизм мог бы ускорить привлечение инвестиций в Украину. Есть долгосрочные и краткосрочные подходы к этому вопросу. Первые краткосрочные шаги уже есть – Великобритания выделила £20 млн MIGA на покрытие страховых рисков. Конечно, это не покроет все потребности, но сможет помочь определенным компаниям и секторам экономики привлечь инвестиции.

Следующий шаг – это то, что компании, типа Lloydʼs of London, смотрят на инновационные возможности, как заново открыть те сектора страхования, которые Украина потеряла с началом полномасштабного вторжения России.

Важный элемент, что украинское правительство предоставляет информацию о том, где есть риски для работы, помогающую таким компаниям, как Lloydʼs of London, дифференцировать регионы по рискам.

Что касается долгосрочного решения, то премьер-министр Великобритании предложил компаниям и правительствам совместно посмотреть и наработать модель, как они могут превратить указанные краткосрочные меры в долгосрочные. То есть, долгосрочного решения у нас еще нет, однако у нас имеется рабочая группа нужных экспертов, прилагающих усилия для его наработки.

«Правительству не надо презентовать Украину как таковую, нужно доказать, что сюда следует инвестировать»

Какие еще условия необходимы для того, чтобы иностранные инвесторы обратили внимание на Украину?

На самом деле, только одно – Россия должна уйти из Украины. Остальные уже предусмотрены семью требованиями, которые Украина должна выполнить для вступления в Европейский союз. Постепенно это уже происходит. И если ЕС говорит, что какие-то требования уже выполнены, то это важный сигнал для бизнеса. Не только международные партнеры смотрят на качество выполнения этих требований, но и частные инвесторы.

Какие сферы для инвестиций наиболее интересны британским компаниям?

Их очень много. К примеру, зеленая энергетика, технологии и IТ, процессы, связанные с восстановлением, технологиями для аграрного сектора и многое другое.

Украинское правительство во время конференции заявило, что готово работать над тем, чтобы заменить не только российские, но и китайские экспортные товары в Европе. Насколько это реальная цель?

Война сделала Украину и украинский бизнес более заметными в мире. Речь идет об инновациях и технологиях, в том числе для тех стран, которые ищут альтернативные источники поставок определенных товаров. Поэтому экспортный потенциал Украины может возрасти.

До начала войны многие британцы не могли сказать, где находится Украина на карте. Сейчас крупные британские компании задумываются над инвестициями в Украину. Это фантастические перемены.

К примеру, Vodafone говорил со мной о Мариуполе, о возможностях на региональном и местном уровнях. Знали ли представители компании о существовании этого города до начала войны? Это уже пример больших изменений.

Украинскому правительству не надо больше презентовать Украину как таковую, нужно доказать, что сюда следует инвестировать.

из личного архива

из личного архива

Что нужно сделать Украине и международным партнерам, чтобы сдвинуть с места вопрос конфискации замороженных российских активов?

В Великобритании заморожено около £18 млрд активов российских физических и юридических лиц. Недавно были внесены изменения в нормативное поле Соединенного Королевства, предусматривающие, что санкции будут действовать до тех пор, пока Россия компенсирует ущерб, нанесенный во время войны.

Политическая воля передать эти средства есть, но это нужно сделать правильно с юридической точки зрения. Иначе мы можем столкнуться с большим количеством исков об обжаловании этих решений, особенно это касается частных активов.

Но уже сейчас законодательство предусматривает, что если подсанкционное физическое или юридическое лицо выступает против войны и хочет направить средства на восстановление Украины, оно может сделать это, подав соответствующую заявку. Эти изменения были приняты несколько недель назад, и этот механизм еще отрабатывается.

Что они получают?

Ничего, они будут так же находиться под санкциями. Вы выступаете против войны, вы можете принять решение о передаче части ваших средств на восстановление Украины. Это все.

Вырученные от продажи российским олигархом Романом Абрамовичем футбольного клуба «Челси» £2,3 млрд до сих пор не направлены в Украину. В чем же сложность этого процесса?

Великобритания поддерживает передачу средств Украине. Вопрос снова состоит в процессе. Сейчас идет речь о создании фонда, в который будут перечисляться эти средства. Сейчас этим занимаются независимые эксперты. После того, как фонд будет сформирован, он должен получить лицензию на получение и распоряжение этими средствами. Это вопрос времени.

Пока неизвестно, сколько уйдет времени на весь процесс. Но ведь и £2,3 млрд – это довольно значительная сумма.

Великобритания не взяла под патронаж определенный регион Украины, как это сделали Дания, Франция, Литва. Почему эта концепция вам не близка?

Ничего плохого в этом механизме нет. Некоторые страны пошли по этому пути, некоторые – по другому. Франция и Германия взяли под патронаж определенный регион, но эти страны продолжают оказывать помощь и другим украинским городам и областям. Каждая страна выбирает свой концепт помощи.

Для Великобритании важно, чтобы наша помощь в восстановлении поступала туда, где она необходима в первую очередь.

Какие изменения нужно сделать украинскому правительству и парламенту, чтобы полноценно интегрироваться в международное экономическое пространство?

Кое-что мы уже обсудили – это борьба с коррупцией, судебная реформа, управленческие возможности. Меня волнует, что так много людей были вынуждены покинуть страну, что на региональном уровне образовался пробел в способности администраций превращать инвестиции в проекты, а проекты – в реальность. Четвертый пункт – изменение регуляторной системы для стимулирования инвестиций.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине