Премьер-министр Украины Денис Шмыгаль во время выступления на Ukraine Recovery Conference 2023. /Getty Images
Категория
Деньги
Дата

Украина привлекла на URC $60 млрд. Чем еще Запад готов помочь и какие ошибки допускает Украина по восстановлению. Рассказывает глава экономического комитета ВРУ Дмитрий Наталуха

Премьер-министр Украины Денис Шмыгаль во время выступления на Ukraine Recovery Conference 2023. Фото Getty Images

Ukraine Recovery Conference 2023 в Лондоне стала едва ли не самым значимым событием по восстановлению Украины в этом году. По своему размаху и значению она успела превзойти самое первое такое событие в Лугано. У Украины был год, чтобы сделать выводы из конференции в Швейцарии, а партнерам определиться, как помочь отстраивать страну. Председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам экономического развития Дмитрий Наталуха проанализировал, что удалось Украине и над чем еще предстоит работать.

Главные материалы Forbes Ukraine. Раз в неделю на вашей почте.

От пожара до восстановления: что предлагает Запад

На URC партнеры пообещали Украине помощи на $60 млрд. Это самый крупный анонсированный пакет для восстановления страны.

Анонсированная президентом Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляен помощь в €50 млрд до 2027 года – также абсолютный рекорд. Расчет прост: среди потребностей Украины – покрытие дефицита бюджета на €60 млрд и €50 млрд на быстрое восстановление. 45% из этого закроет ЕС.

1. Соучастие и кооперация

Партнеры Украины построили четкую схему координации помощи для Украины. В конце прошлого года Европа также предложила разделить макрофинансовую помощь Украине пополам между ЕС и другими партнерами.

Фактически это «экономический Рамштайн». Такой формат – оптимальный для Украины. Позволяет ориентироваться не на day-to-day потребности, а строить долговременные планы. Украина сможет проводить более последовательную налоговую политику, имея заранее определенные источники покрытия дефицита.

2. От тушения пожаров до восстановления

Фокус большинства предыдущих пакетов – стабилизация публичных финансов. Половина анонсированных в Лондоне средств пойдут на восстановление. Не только на восстановление школ, больниц и транспортной инфраструктуры.

Кроме кредитных гарантий на $3 млрд для Всемирного банка, премьер Великобритании Риши Сунак дал старт инициативе Ukraine business compact, чтобы частный сектор «проявил свою поддержку восстановлению и реконструкции Украины». К ней уже присоединились более 400 компаний из 38 стран мира с общей рыночной капитализацией в $4,9 трлн.

Стратегия «не пожертвования, а инвестиции» – лучшая формула отношений с Западом для Украины.

3. Табу снято – прозвучал термин «конфискация»

Урсула фон дер Ляен объяснила происхождение средств, которые ЕС собирается предоставить Украине: кроме грантов и кредитов это конфискованные российские активы.

Партнеры не могут покрыть все убытки от войны, которые Всемирный банк оценил в $411 млрд. Хотя на полях Лондона прозвучала меньшая сумма – $349 млрд, все равно она для них неподъемна.

К примеру, Канада уже сформировала законодательную базу для работы с конфискованными активами РФ, но наибольший их объем – в ЕС. Поэтому заявление о передаче таких активов Украине – важный прецедент. Хотя юридические возможности процесса под вопросом, формат до сих пор неизвестен.

Что предлагает Украина

Вместо одной презентации, которая была в Швейцарии, с перечнем желаний на 700 млрд грн, к конференции в Лондоне Украина подготовилась гораздо лучше, пойдя по пути приоритетов: что мы хотим на ближайшее время и в чем конкретно нам нужна помощь от Запада.

1. Быстрое восстановление

Концепция быстрого восстановления несколько откладывает в сторону полноценную послевоенную реконструкцию Украины, которая потребует существенно больших ресурсов. Но позволяет мобилизовать силы в поддержку того, что необходимо сегодня.

Правительство Украины выделило пять сфер:

  • энергетика;
  • разминирование;
  • жилье;
  • ремонт критической инфраструктуры;
  • экономическая поддержка малого и среднего бизнеса

По словам премьер-министра Дениса Шмыгаля, на следующий год по этим направлениям Украине нужно $14,1 млрд, из которых в бюджете $3 млрд. Украине удастся их получить от партнеров. К примеру, Британия предоставит кредитные гарантии на $3 млрд, рассчитанные, в первую очередь, на разблокирование сотрудничества с Всемирным банком.

2. Прозрачные проекты

Вице-премьер по вопросам восстановления Украины Александр Кубраков объявил о запуске инициативы под названием «We build Ukraine». Через цифровую систему DREAM партнеры смогут просматривать проекты восстановления. Система обеспечивает контроль за всеми этапами реализации проектов, включая проектирование и аудит результатов работ. DREAM может стать витриной, которая будет демонстрировать серьезные намерения Украины и нивелировать позицию скептиков.

3. Анонсированные таргеты

Министр экономики Юлия Свириденко объявила, что за 10 лет Украина должна достичь ВВП в $1 трлн. Доля перераспределения ВВП через бюджет должна снизиться до 25%. В Украине через бюджет проходит около 50% ВВП, поэтому нас ждет плодотворная работа по изменению налогового законодательства.

Горькое послевкусие

Ряд ошибок по восстановлению, которые все еще допускает Украина.

1. Отсутствие видения

Проекты восстановления – это хорошо, но они не могут заменить целостное видение развития государства. Среди иностранцев на URC было заметно полное непонимание того, в какую страну их приглашают инвестировать.

Для инвестора важно, чтобы это была страна, где все равно выгодно открыть кофейню и производить космические ракетоносители. Для этого нужна не просто смета, а полноценное видение фундаментальных реформ. Что конкретно предлагается в отношении налоговых изменений, гарантий для инвесторов, программ поддержки, системы госуправления.

2. Целесообразность программ и приоритетов

Конечно, mission-oriented approach пользуется популярностью. Впрочем, установление определенных показателей без достаточного логического обоснования выглядит комсомольской гонкой по плану.

Среди приоритетных сфер Украины назвали агропромышленный комплекс с планом увеличения урожая зерновых и масличных культур до 150 млн т и переработки 50%. Но нигде не указано, какая именно переработка должна быть: достаточно ли нам будет производства муки, которой нет в дефиците, или мы планируем развивать пищевую промышленность и производить полуфабрикаты.

Цель производства 46 млн т зеленой стали в год не предусматривает дальнейших планов по ее использованию в строительстве автомобилей, самолетов или производстве базового металлопроката. Когда большинство стран мира борются за производство батарей для электрокаров, мы просто говорим о добыче и базовой переработке лития.

Если анализировать тезисы правительства о замещении на рынках ЕС товаров из Китая и России, то должны предлагать готовую продукцию, а не консервировать себя как сырьевое государство. Иначе Украине будет предусмотрена доля страны с населением 15-20 млн максимум.

3. Проблема розовых очков

Без ответов на предыдущие вопросы нам не видеть $1 трлн ВВП за 10 лет. Хотя реальность этого таргета (при заявленных инструментах достижения) также можно дискутировать. Нужно расти по 20% в год, учитывая возможные форс-мажоры. Используя амбициозные цели, мы должны предлагать такие же амбициозные шаги для их достижения.

Потому что заявленные правительством 750 млрд грн на восстановление Украины – о деньгах и рисках. Есть ли понимание, что накачка страны таким объемом денег автоматически превращает ее в один из финансовых центров мира? Есть ли у нас структурная возможность абсорбировать такие средства и в течение какого времени? У кого есть ресурсы в таком количестве и кто готов взять на себя такие риски?

Ни одна послевоенная страна не восстанавливалась преимущественно частными инвесторами. Значительную часть будет осуществлять государство с привлечением бизнеса – через инструменты ГЧП и другие. Другую часть не вытянет даже ГЧП, здесь придется положиться на гранты или программы помощи партнеров. Эти две части будут отличаться и программно, и проектно.

Инвесторы же заберут третью часть – то, что останется и что действительно подъемно для частного бизнеса с точки зрения капитала и рисков. Учитывая последнее, инвесторы будут ожидать других презентаций, чем Key Investor Information Document по проекту.

Речь идет о представлениях и понимании, как будет функционировать государство, почему в него стоит рискнуть вложить деньги и чем оно будет конкурентно отличаться от ближайших соседей. Выгодно будет отличаться для бизнеса и граждан, которые за полтора года войны могли практически сравнить и условия жизни, и социальные гарантии, и легкость ведения бизнеса в Украине и за ее пределами.

Иначе это всё – пустой звон. Именно поэтому Ukraine Recovery Conference 2023 ставит три точки в вопросе восстановления, но со знаком «плюс». Впереди много работы и выводов, которые мы должны сделать.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашей редакторе Татьяне Павлушенко – [email protected]

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине