Категория
Деньги
Дата

Мировая банковская система «заражена». Первые жертвы – гиганты Credit Suisse и Silicon Valley Bank.Обвалится ли весь рынок? Объясняет финансовый аналитик Наталья Задерей

После кризиса 2007–2009 годов спасти мировую банковскую систему должен был пакет реформ «Базель III», цель которого – сделать банки более устойчивыми к колебаниям рынка. Но падение Credit Suisse и Silicon Valley Bank показало, что реформа не сработала, она оказалась слишком сложной. Как помочь системе, объясняет финансовый аналитик Наталья Задерей

Інвестувати? Почекати? Продавати? Війна змінює все, крім обов’язку лідера приймати виважені рішення. Вже 30 травня 40+ спікерів поділяться досвідом на Першій щорічній конференції про фінанси, інвестиції та економічне зростання. Купуйте квиток за посиланням.

Проблемы, с которыми столкнулись крупные американские и европейские банки, как Silicon Valley Bank, Signature и Credit Suisse, ставят под сомнение действующие подходы к банковскому регулированию.

«Базель III» – как глоток воздуха для системы

Мировой кризис 2007–2009 годов был одним из крупнейших финансовых катаклизмов. В ответ на нее поменялась парадигма банковского регулирования. С 2009 года глобальный нормотворческий орган – Базельский комитет по банковскому надзору – начал вводить пакет реформ, известный под названием «Базель III».

Требования к банкам существенно повысили в результате изменения подхода к расчету адекватности капитала, введения новых показателей ликвидности. В обиход органов власти вошло понятие «макропруденциальная политика».

Пакет «Базель III» технически очень сложный. Он внедрялся поэтапно и дорого стоил банкам. Только введение коэффициента покрытия ликвидностью (LCR) могло обойтись большой группе в несколько миллиардов долларов (такой порядок цифр когда-то озвучил представитель одного из крупнейших банков мира в штаб-квартире того же Базельского комитета).

Авторы реформы подчеркивали, что она не является «волшебной пилюлей» от кризисов, но обещали значительное повышение устойчивости банков и смягчение последствий падения системно важных из них. Недавно стало ясно, что надежды на «Базель III» оправдались лишь частично.

Пандемия и война – «черные лебеди» для «Базель III»

Проблемы американского Silicon Valley Bank (SVB) и швейцарского Credit Suisse подсветили слабые места в текущем подходе к регулированию банков. Поддерживать одновременно экономический рост, низкую инфляцию и финансовую стабильность регуляторам удавалось лишь в более или менее нормальных условиях. А когда один за другим полетели «черные лебеди» в виде то пандемии, то войны в Украине, все усложнилось.

В прошлом году ведущие центробанки мира начали повышать процентные ставки, чтобы обуздать инфляцию, ускорившуюся на фоне полномасштабного российского вторжения в Украину, энергетического кризиса и удорожания продовольствия. Банки и финансовые рынки оказались к этому не готовы, ведь привыкли к низким ставкам и дешевому фондированию.

SVB пострадал из-за того, что по концепции «Базель III» должно было сделать его сильнее – значительные вложения в безрисковые активы. Попытка продать государственные облигации на фоне растущих ставок привела к панике вкладчиков и инвесторов.

Проблемы с ликвидностью у одного из старейших банков Швейцарии Credit Suisse возникли при достаточно высоком LCR.

То есть идея покрытия оттоков средств, пользуясь запасами высококачественных ликвидных активов, таких как государственные облигации, в нынешних обстоятельствах ставок оказалась нерабочей.

К тому же за 13 лет «Базель III» внедрили лишь частично. Выступая перед Европарламентом 20 марта, президент Европейского центрального банка Кристин Лагард отметила, что в ЕС требования к ликвидности выполняют более 2200 банков, тогда как в США это делают только крупные игроки (SVB к ним принадлежал).

Помогло бы банкам полное внедрение «Базель III»

В конце прошлого года Базельский комитет обнародовал исследование об эффективности своих реформ. В отчете все достаточно радужно. Многие новые коэффициенты повышают устойчивость отдельных банков, снижают показатели системного риска, хорошо дополняют друг друга и не сдерживают развитие кредитования.

Но есть интересные замечания о технической сложности и в целом комплексность «Базель III». В самом комитете признают, что «сложные правила могут создавать вызовы для планирования капитала и приводить к неточным оценкам рисков и неправильному распределению капитала». И ставят под вопрос способность регуляторов отслеживать корректность выполнения своих требований.

На фоне недавних событий у меня стало больше сомнений в эффективности сложной реформы, которая значительно повысила расходы на комплаенс и IT, а также привела к регуляторному арбитражу и перетоку капитала в финтех. И не только у меня.

На VoxEU вышла колонка Джона Даниэльссона и Чарльза Гудхарта из Лондонской школы экономики «Что Silicon Valley Bank и Credit Suisse говорят нам о финансовых регуляциях?». Из текста следует, что ничего хорошего.

Попытка «Базель III» подстелить соломки с помощью кучи сложных коэффициентов бесперспективна ввиду существования морального риска и огромной комплексности финансовой системы. Как выход из ситуации авторы предлагают поощрять банки к разнообразию бизнес-моделей (чтобы уменьшать риски срочных распродаж активов) и повышать ответственность топ-менеджеров.

В финансовой литературе обнаруживается немало сравнений финансовых кризисов с пандемиями. Распространение паники после краха Lehman Brothers (американский инвестиционный банк, обанкротившийся в 2008 году. Основанный в 1850 году, был одним из ведущих финансовых конгломератов в мире) напоминает распространение вируса COVID-19.

Недаром в области макропруденциальной политики оперируют термином «заражение» (contagion) в контексте финансовых рынков. Нынешние проблемы банков могут и не окончиться на Credit Suisse. Однако вряд ли заражение будет иметь масштабы глобальной пандемии.

Глава наблюдательного блока Банка Англии Виктория Сапотра в прошлом году сравнила хорошие регуляции с иммунитетом. Мол, эффективная иммунная система помнит старые угрозы и чувствительна к новым. Она адаптируется, чтоб обеспечить выживание организма как одного целого.

Мне нравится эта отсылка к биологическим системам. Именно такие регуляции, как описывает чиновница, похоже, и нужны. Впрочем, если развивать метафору в контексте последних событий с банками, значит, регуляторный иммунитет дал сбой. Финансовая система поражена чем-то вроде аутоиммунного заболевания.

Вылечить систему

Один из возможных путей оздоровления банковской системы снова требует смены парадигмы.

Коллективное бессознательное финансовых рынков, проявляющееся в инстинктах страха и алчности, как-то должно быть интегрировано. Вот это и будет ответ на вопрос моральных рисков.

Все больше экономистов стремятся учитывать в политиках явление комплексности и рассматривать банки как адаптивные системы. Для этого макропруденциальная политика должна меньше полагаться на сложные расчеты и больше – на системное мышление тех, кто эту политику реализует.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашей редакторе Татьяне Павлушенко – [email protected]

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине