Филиал Silicon Valley Bank в Санта-Монике, Калифорния, 20 марта 2023 года /Getty Images
Категория
Деньги
Дата

Мир на пороге нового банковского кризиса. Почему падают гиганты рынка и каковы последствия для Украины? Объясняют аналитики Симеон Дянков и Алексей Блинов

Филиал Silicon Valley Bank в Санта-Монике, Калифорния, 20 марта 2023 года Фото Getty Images

В марте 2023 года мир испытал настоящий банкопад. За неполный месяц «упали» сразу два крупных банка в США (Silicon Valley и Signature), а также один из столпов швейцарской финансовой системы – Credit Suisse.

Происходящее объясняют директор группы исследователей по финансовым рынкам Лондонской школы экономики, доверенное лицо Sense Bank Симеон Дянков и руководитель аналитического отдела Sense Bank Алексей Блинов

29 лютого буває раз на 4 роки.💸 Тому ми даруємо 40% знижки на річну диджитал-підписку на сайт Forbes. Вартість зі знижкою — 1079 грн/рік. Діє з промокодом F29 тільки 28-29 лютого. Оформлюйте зараз за цим посиланням

Анамнез болезни, охватившей банки в США и Швейцарии, одинаков. Многие банки пользовались периодом низких ставок Федеральной резервной системы США (ФРС), продленным из-за пандемии COVID-19, для расширения портфеля более рисковых кредитов. Иногда их выдавали клиентам, которые предоставляли в качестве залога криптовалюту или собственные акции.

Такая стратегия наращивания кредитного портфеля работает, пока не придется переоценивать залог на снижение его рыночной стоимости. Последнее обычно спровоцировано необходимостью усилить ликвидность при значительных оттоках клиентских средств. Именно так запускается цепная реакция исчезновения стоимости.

Американский Silicon Valley Bank во время околонулевых процентных ставок 2020–2021 годов накупил облигаций, цена которых пошла вниз вместе с повышением ставки ФРС. Попытки клиентов забрать депозиты для вложения в более доходные инструменты вызвали необходимость продавать облигации с негативной переоценкой, что только усугубило ситуацию.

Швейцарский Credit Suisse, несмотря на давнюю историю и имидж, тоже является примером рискованного поведения. Банк на протяжении многих лет сталкивался с ухудшением качества кредитного портфеля, и в последние годы пытался улучшить его активным предоставлением более рисковых кредитов технологическому сектору. В частности, Credit Suisse получил многомиллиардный ущерб от финансирования фонда Archegos Capital, активно скупавшего акции технологических компаний, но в 2021 году оказавшегося в дефолте.

Напрашивается аналогия с историей падения Barings Bank в 1995 году, когда рисковые операции одного трейдера похоронили серьезное финансовое учреждение с более чем 200-летней историей (банк финансировал еще приобретение Луизианы Соединенными Штатами Америки, что увеличило территорию США вдвое). Только в этот раз речь идет не о махинациях одного менеджера на азиатских рынках, а о рисковой политике всего банка.

Первые ласточки мирового банковского кризиса

Учитывая рост процентных ставок и падение котировок ценных бумаг, особенно акций технологических компаний, многие банки в США, ЕС и Азии оказались в опасности. Мы видим только первые ласточки того, что может стать мировым банковским кризисом, сравнимым по масштабам с 2007–2008 годами.

ФРС подтвердила намерение и дальше придерживаться курса на повышение ставок, стремительно выводя мировую финансовую систему из состояния практически бесплатных денег, существовавшую более 10 лет. Несмотря на усиленные требования к управлению рисками, эпоха практически бесплатных денег и «вертолетных эмиссий» не могла не создать слабые звенья. Теперь этим слабым звеньям суждено проявить себя на фоне дорожающих денег.

Позже трудности, скорее всего, испытают банковские системы Китая и Индии. Проблема ипотечного кредитования в Китае давно известна, и рынки ждут, что могло бы стать триггером обрушения этой громоздкой структуры. Центральный банк Китая до сих пор даже снижал уровень процентных ставок, а недавно еще и ослабил требования к обязательным резервам, двигаясь против мировой тенденции.

Это может стать плохой шуткой для китайской финансовой системы.

Помощь правительства или частные поглощения

Правительства пока не считают нужным тратить средства налогоплательщиков на спасение банков. И в США, и в Швейцарии ответом на эту проблему стали исключительно частные поглощения, хотя в некоторых случаях государство обеспечило определенные гарантии.

Или, например, страна оперативно меняет консервативные правила, чтобы кризис прошел быстро, как это было в случае с Credit Suisse в Швейцарии.

Правительства очень осторожно относятся к теме национализации, ведь кризис только разворачивается, и возможности лучше сохранить на потом, если в помощи будут нуждаться новые банки.

Никто не хочет давать рынку сигнал, что государство решит все вопросы.

Мировой кризис и помощь Украине

Украинскому вкладчику не о чем волноваться. Украинские банки сейчас практически не имеют в своем портфеле риска международных финансовых рынков, ведь еще после кризиса 2007–2008 годов они перешли на исключительно внутренние источники фондирования (кроме капитала иностранных банков).

Уровень ликвидности украинской банковской системы не дает и малейших оснований сомневаться в платежеспособности финансовых учреждений, что было проверено самыми жесткими испытаниями 2022–2023 годов.

Однако сейчас украинские банки будут осуществлять дооценку вызванных войной потерь. По всей вероятности, многим понадобится дополнительный капитал. В условиях глобального банковского стресса привлечение капитала в украинские банки принципиально усложняется. Поэтому некоторые сложности на более отдаленную перспективу все же могут сформироваться.

В общем вопрос докапитализации банков в Украине лучше решить сейчас, чем откладывать в долгий ящик, ведь стоимость денег в любом случае стремительно растет.

Риск мирового экономического кризиса сейчас для украинской экономики менее опасен, чем когда-либо. Причина здесь скорее печальная: из-за военных разрушений и блокирования портов экспорт товаров стремительно упал. Более или менее полноценно функционирует экспорт аграрной продукции, которые меньше коррелирует с мировым экономическим циклом. То же касается и экспорта ІТ-услуг.

Украинская экономика во время войны находится на внешнем финансировании, и его объемы не столь велики в мировых масштабах, чтобы остановиться даже в условиях кризиса. Развертывание мирового кризиса может стать событием, частично отвлекающим от нашей страны внимание международного сообщества.

Цепная реакция потребует резервирования средств под экстренные меры (хотя пока правительства и воздерживаются от выкупа банковских проблем). Тогда есть риск ограничения доступной Украине международной финансовой помощи.

Возможный мировой кризис – плохой знак для послевоенного восстановления Украины. Рост процентных ставок и одновременное снижение аппетита к риску – плохие предвестники для притока частных инвестиций в страну. В этой связи нужно активизировать все платформы привлечения средств на восстановление Украины, пока не станет поздно.

Есть риск, что после победы Украины мир снова вернется к своим проблемам. Это может стать безумным шоком для украинской экономики, которая еще не будет способна самостоятельно стоять на ногах.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашей редакторе Татьяне Павлушенко – [email protected]

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине