Дмитрий Запорожец за десять лет прошел путь от компьютерных курсов до мультимиллионера. Как создавался и почему преуспел GitLab
Категория
Богатейшие
Дата

Дмитрий Запорожец за десять лет прошел путь от компьютерных курсов до мультимиллионера. Как создавался и почему преуспел GitLab

Дмитрий Запорожец, сооснователь GitLab. Фото: STANLEY HU / Иллюстрация: Shutterstock / Анна Наконечная

Дмитрий Запорожец предпочитает быть хорошим инженером, а не посредственным менеджером. Это не помешало ему разжиться состоянием

Дмитрий Запорожец провел четверг, 14 октября, в Нью‑Йорке. Его компания GitLab, разрабатывающая платформу для хостинга и совместной работы над кодом, размещала свои акции на бирже NASDAQ. Логотип GitLab – японский мифологический зверь тануки, символизирующий благополучие, – подсветил рекламные табло на Таймс‑сквер.

Запорожец, 32, называет это одним из самых волнительных моментов размещения. В первый день торгов капитализация GitLab выросла с $11 млрд до $15 млрд. Запорожцу, у которого на руках около 2,5% акций, достанется небольшой кусок пирога – его состояние на момент публикации заметки можно оценить в $460 млн.

Второй основатель проекта и CEO, голландец Сид Сибранди, по итогам IPO имеет капитал в $2,8 млрд. Он может стать пятым в списке самых богатых людей Нидерландов. Есть ли дело харьковчанину до миллионов и миллиардов? «У меня нет никаких крупных хотелок: я их уже реализовал, потому не планирую трат», – говорит он о своих финансовых планах. До сих пор он жил на зарплату GitLab – речь о тысячах долларов в месяц.

Скромный, улыбчивый и коротко подстриженный, Запорожец разговаривает с Forbes из неназванной локации в Европе – ценит приватность – и предпочитает обращение на «ты». Запорожец – второй уроженец Украины, чей бизнес прошел процедуру IPO на американской бирже в 2021 году. Зимой такой трюк провернул давно эмигрировавший в США Макс Левчин, один из основателей PayPal. Его финансовую компанию Affirm рынок тоже принял тепло – со стартовых $12 млрд ее капитализация выросла до $42 млрд.

При чем здесь Левчин? Трудно подыскать большую противоположность Запорожцу. Макс пробился в PayPal‑мафию благодаря предпринимательскому духу и умению писать код, а потом стал идеальным управленцем, о продуктивности которого ходят легенды. «Каждый день я получаю около 800 писем. Если к вечеру я не ответил лишь на сотню, день прошел успешно», – типичное его расписание.

Сравните с Запорожцем. «Я решил, что не хочу быть посредственным менеджером и пока останусь хорошим программистом», – говорит он. Его официальная должность в GitLab называется Engineering Fellow. Можно перевести как высококлассный вольный строитель, который занимается экспериментальными функциями и разработками, а отчитывается только перед CEO.

Рабочий кабинет Запорожца – одна из комнат в «двушке» в спальном микрорайоне Качановка. Ближайшая цель – уйти на год в отпуск и потратить время без оглядки на продуктивность. Ему по душе идея поездить по Южной Европе и Азии. Запорожец ценит баланс между работой и жизнью, любит гулять и играть в компьютерные игры.

Как он оказался у истоков одного из самых горячих стартапов 2021 года? Запорожец рассказывает, что он из простой семьи и в детстве увлекался «Звездными войнами». Программистом, а тем более мультимиллионером, становиться не планировал. Поступил в Харьковский автодорожный университет на кафедру технической эксплуатации автомобилей, где изучал компьютерную диагностику и мечтал поработать в конструкторском бюро. Украинский автопром такой возможности предоставить не мог.

Вместо работы в автосервисе Запорожец увлекся программированием: писал простые игры для Windows, поступил в академию ШАГ– детище предпринимателя Дмитрия Карчевского. «Можно ли считать меня самым успешным выпускником украинских компьютерных курсов? Я ведь даже не доучился, не получил диплом – при первой возможности ушел работать», – отшучивается он.

В 2011 году Запорожец, учившийся на четвертом курсе ХАДИ, устроился в аутсорсинговую компанию Sphere Software. Ее основал в Чикаго харьковчанин Леон Гинзбург. Профессорский сын, после школы он уехал в Штаты, а потом вернулся в Украину за разработчиками. Там Запорожец и придумал свой проект.

Инфографика Леонид Лукашенко

Инфографика Леонид Лукашенко

Чтобы эффективно писать софт, нужен git‑репозиторий – каталог файлов, позволяющий работать над кодом сразу нескольким программистам, хранить несколько версий и веток разработки. Сегодня git‑сервисы предлагают размещать файлы в облаке – так удобнее их синхронизировать. Запорожцу этот вариант не нравился, клиенты требовали, чтобы данные хранились на их сервере. Для этого нужны лицензии на устаревший или дорогой софт. Из идеи сделать простую альтернативу популярному тогда GitHub и появился GitLab.

Первую версию Запорожец написал вместе с Валерием Сизовым и опубликовал 8 октября 2011 года. Это день рождения GitLab. GitLab строился как проект с открытым исходным кодом, который Запорожец выложил на GitHub, с которым позже вступил в острую борьбу. Скачать программу и даже присоединиться к разработке мог каждый. «Я вообще‑то и не искал классических пользователей, мне интересны были именно разработчики‑контрибьюторы», – рассказывал позже Запорожец.

Чем больше усложнялся проект, тем больше времени требовал. Сизов, который помогал строить первые версии, со временем отошел от активного участия – GitLab никак не монетизировался, а зарабатывал на редких пожертвованиях. Превратить идею в бизнес помог голландец Сибранди. Один из контрибьюторов сообщества GitLab, он написал Запорожцу с предложением построить совместный бизнес.

У Сибранди были предпринимательская жилка и стартовый капитал – ранее он основал компанию по производству пилотируемых субмарин U‑Boat Worx. В 2014 году они зарегистрировали GitLab B.V. и начали нанимать людей. Сизов вернулся в компанию уже как просто разработчик. В 2015 году поехали в самый известный стартап‑акселератор, Y Combinator.

К стартап‑школе компания подходила в хорошей форме – на борту были клиенты вроде Apple, годовая выручка приближалась к $1 млн. Своего происхождения стартап никогда не стеснялся. «GitLab открылся не в технологическом инкубаторе, гараже или квартире на побережье Сан‑Франциско. Дмитрий Запорожец создал GitLab из своего дома в Украине. «Это было здание без водоснабжения, но Дмитрий ощущал, что недостаток инструментов для совместной работы – большая проблема, чем его ежедневные походы к водокачке», – описывает историю компании Сибранди в проспекте перед IPO. Запорожец не помнит, что у него были проблемы с водоснабжением.

Как GitLab научился зарабатывать? Для индивидуальных пользователей софт все еще доступен бесплатно, но получает доходы на консультациях и настройке, атакже лицензиях для коммерческого использования. После того как в 2015 году стартап прошел в Y Combinator, инвесторы выстроились в очередь: GitLab получил $1,7 млн при оценке более $13 млн. «У этих ребят есть не только чутье на хороший продукт. У них есть еще и эмпатия к разработчикам», – писал ранний инвестор компании Бен Линг. К моменту размещения GitLab привлек $414 млн в 11 раундах от пула влиятельных инвесторов. Вложились Khoshla Ventures, фонд Эштона Катчера и венчурное подразделение Alphabet.

Были и другие позитивные сигналы: летом 2018 года Microsoft купила главного конкурента, GitHub, за $7,5 млрд. В 2020 году выручка GitLab составила $81 млн, а операционный убыток – $121 млн. В 2021 году компания планирует получить $232 млн выручки, но продолжит работать в минус. «Прибыльность – вопрос масштабирования», – говорит инвестиционный менеджер фонда TA Ventures Роман Хомчук, указывая на активный рост количества «базовых» клиентов, которые платят более $5000 в год. С января по июль 2021 года их число выросло с 2700 до 3600.

Кроме репозиториев для работы над кодом GitLab создал универсальную платформу, куда упакованы все сервисы, полезные для разработки. Она позволяет планировать, создавать, проверять, упаковывать и публиковать продукты, а также мониторить их статус и обеспечивать защиту данных. Стоимость подписки – от $19 до $99 за пользователя в месяц. Более 380 компаний платят свыше $100 000 в год. Среди них Goldman Sachs, Nvidia, авиакомпания Delta.

Запорожец усматривает в размещении GitLab символизм (прошло почти 10 лет с момента запуска проекта) и новую точку отсчета, чекпоинт на игровом сленге. «Немногие компании выходят на IPO, еще реже это удается сделать в сроки, которые основатель озвучил, исходя из своих пожеланий много лет назад», – говорит он. На волне инвестиционного оптимизма GitLab торгуется по мультипликатору около 65 к запланированной годовой выручке. Основатель уверен, что компания оправдает эти надежды. Когда будет снят запрет на продажу акций (акционеры должны соблюдать его втечение 180 дней после листинга), он продаст лишь небольшую долю. Куда тратить – пока не придумал. Венчурным инвестором Запорожец становиться не хочет. «[Инвестировать] ради денег – нет, только чтобы изменить мир», – говорит он.

Больше всего его волнуют два сюжета – энергокризис и экспансия человечества за пределы Земли. Идеи черпает из любимой научной фантастики. Недавно Запорожец прочитал «Задачу трех тел» Лю Цысиня: «Внутри простая идея – если мы не будем развиваться достаточно быстро, то проиграем цивилизации, которая развивается быстрее».

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

30 до 30 | Квартал 95, лидер "Большого строительства"