Джуди Фолкнер построила империю, которая контролирует медицинские карты 225 млн пациентов в США. Пандемийная погоня за диджитализацией расшатывает ее трон /Фото Jamel Toppin for Forbes
Категория
Богатейшие
Дата

Джуди Фолкнер построила империю, которая контролирует медицинские карты 225 млн пациентов в США. Пандемийная погоня за диджитализацией расшатывает ее трон

Джуди Фолкнер говорит, что у нее не было грандиозного плана развития. «Это всегда было похоже на покорение горы. Ты видишь только следующий склон, а не целую гору». Фото Jamel Toppin for Forbes

Основательница Epic Systems Джуди Фолкнер построила империю, которая стала пионером – а потом и лидером – электронных медицинских карточек. Десятилетиями ей удавалось значительно опережать своих конкурентов, но теперь, когда пандемия активизирует погоню за диджитализацией здравоохранения, трон под ней наконец начинает шататься.

Победная мелодия в исполнении духовых инструментов разносится над обширной территорией (445 га) компании Epic Systems в Вероне, Висконсин, в тихом пригороде сразу за Мэдисоном. На дворе февраль 2020-го и, кроме как в Китае и на нескольких злосчастных круизных лайнерах, вокруг можно заметить лишь небольшие признаки будущей пандемии коронавируса, что вскоре охватит мир.

В Epic все идет как обычно: знакомые звуки барочного свадебного марша наполняют коридоры, заставляя 10 700 сотрудников компании по разработке программного обеспечения (ПО) оторваться от работы. По сигналу звучит объявление о новом клиенте: AdventHealth, Флорида, планирует ввести электронную систему медицинских карточек в своих 37 больницах. Полная установка программного обеспечения займет более трех лет и обойдется примерно в $650 млн без учета текущего обслуживания, на которое ежегодно будут идти миллионы.

«Для многих наших клиентов это долговременные отношения», – говорит в редком интервью основательница и гендиректор Epic Джуди Фолкнер. Идея свадебной темы к ней пришла, когда несколько десятилетий назад она была в больнице Mayo Clinic, где услышала, что после рождения нового младенца включается колыбельная. Она говорит, что новый клиент «не похож на младенца, а скорее на новый союз, свадьбу».

Действительно, руководители больниц часто проявляют большую преданность Epic, чем большинство американцев своим бракам. В среднем клиент Epic пользуется их ПО десять лет, а Фолкнер говорит, что ни одна стационарная больница-клиент не отказывалась от их услуг, разве что в случае поглощения. Частично причина кроется в том, что отказаться очень сложно.

ПО Epic сохраняет сведения о каждом шаге пациента: от записи на прием до непосредственного пребывания в больнице или операционной; когда врач вносит записи об аллергиях или результатах рентген-обследования и далее до расчета и повторных приемов. Это приватная система, которая известна своей неприветливостью к чужакам. Продукт компании, как правило, называют электронной медицинской карточкой, однако он охватывает значительно больше, от управления циклом доходов (RCM) до инструментария для удержания клиентов и аналитики данных.

Особенно популярны продукты Epic среди крупных учебных медицинских центров и детских больниц, таких как Кливлендская больница, Клиника Джона Хопкинса и Бостонская детская больница. 564 клиента компании представляют примерно 2400 больниц во всем мире и 225 миллионов пациентов в США, что составляет две трети населения страны. Все это принесло компании $3,3 млрд в 2020 году, даже несмотря на $500 млн, по оценке Фолкнер, потраченных доходов на бесплатное ПО для ковидных нужд, среди которых инструменты для контроля инфицирования и расширения для мобильных больниц. «Казалось неправильным зарабатывать на ковиде», – говорит она.

Для ее успеха понадобились десятки лет. С самого основания Epic в 1979 году 77-летняя Фолкнер наотрез отказывалась от сторонних инвесторов, «волков» с Уолл-стрит и поглощений. В 2007-м продажи компании составили всего $500 млн. Десять лет спустя их доход достиг отметки в $1 млрд, а ежегодный рост с тех пор составляет 15%. Компания невероятно прибыльна: согласно оценке Ebidta, у них более 30% потока живых денег и никакого долга. Forbes оценивает долю Фолкнер в компании, которая составляет 47%, в $6 млрд, что делает ее второй самой богатой женщиной в Америке, которая сама достигла своего успеха. Сотрудники и почти дюжина других соучредителей и начальных инвесторов держат другие 53%.

В 2019 году Epic обслуживали 39% от более чем 880 000 больничных коек в США, отмечает IT-фирма исследования здравоохранения KLAS Research. Остальной рынок делят между собой публичная компания Cerner, массачусетская компания Meditech и несколько других фирм, среди которых Allscripts и CPSI. Преимущество Epic на рынке сделала их центром внимания всей индустрии; критики и конкуренты обвиняют их в том, что они – закрытая сеть и это затрудняет обмен данными с другими системами. Фолкнер утверждает, что они делятся данными, но конфиденциальность пациентов на первом месте.

Самая сильная сторона Epic, их ментальность «мы построили все сами с нуля», может стать их самым большим недостатком в постковидном мире. Пандемия навязывает быстрые изменения системе здравоохранения США. Врачи и другие специалисты сферы здравоохранения быстро освоили новые технологии за последний год, когда пациенты внезапно обнаружили сильное желание держаться подальше от больницы.

Венчурные капиталисты уже давно обивали пороги Epic еще до пандемии. В конце концов, приверженность компании к большим системам и очень дорогим установкам ПО кажутся устаревшими в эпоху облачных хранилищ и дешевых, вездесущих мобильных приложений. И вот незадолго до локдауна правительство США приняло новые федеральные правила конфиденциальности данных, которые дали пациентам право распоряжаться собственной медицинской информацией. Потенциально это может нанести непоправимый вред олигополии Epic и Cerner в сфере медицинских данных.

«Сейчас мы находимся центре феноменального вихря изменений», – говорит Джон Глейсер, бывший исполнительный директор Cerner, который теперь читает лекции в Гарвардской медицинской школе. Это не означает, что электронные медкарточки исчезнут, говорит он, а скорее, что больше ловких и находчивых стартапов появится на рынке. Как всемирная паутина и смартфоны разрушили якобы непоколебимую монополию Microsoft на ПК 90-х, эта новая эра может так же угрожать Фолкнер. Но есть одна огромная разница. Риторика Кремниевой долины «двигайся быстро и все ломай» не подходит для сферы здравоохранения. «Нельзя сказать врачу, что ошибки – это не страшно, – говорит Глейсер. – Ошибки недопустимы. Они могут повлечь за собой смерть».

Покровители Вероны. В «Межгалактической штаб-квартире» Epic в Вероне, Висконсин, много тематических зданий с фантастическими скульптурами с местных художественных ярмарок, среди которых Шалтай-Болтай и Кот в шляпе Доктора Сьюза. Дресс-код компании звучит так: «Когда у нас посетители, на тебе должна быть одежда». /Фото Jamel Toppin for Forbes

Покровители Вероны. В «Межгалактической штаб-квартире» Epic в Вероне, Висконсин, много тематических зданий с фантастическими скульптурами с местных художественных ярмарок, среди которых Шалтай-Болтай и Кот в шляпе Доктора Сьюза. Дресс-код компании звучит так: «Когда у нас посетители, на тебе должна быть одежда». Фото Jamel Toppin for Forbes

В «Межгалактической штаб-квартире» Epic в Вероне, Висконсин, много тематических зданий с фантастическими скульптурами с местных художественных ярмарок, среди которых Шалтай-Болтай и Кот в шляпе Доктора Сьюза. Дресс-код компании звучит так: «Когда у нас посетители, на тебе должна быть одежда». /Фото Jamel Toppin for Forbes

В «Межгалактической штаб-квартире» Epic в Вероне, Висконсин, много тематических зданий с фантастическими скульптурами с местных художественных ярмарок, среди которых Шалтай-Болтай и Кот в шляпе Доктора Сьюза. Дресс-код компании звучит так: «Когда у нас посетители, на тебе должна быть одежда». Фото Jamel Toppin for Forbes

Предыдущий слайд
Следующий слайд

Фолкнер нравилось решать сложные задачи еще с детства, которое прошло неподалеку от Хэддонфилда, Нью-Джерси, в 1950-х. В 7-м классе учитель математики писал им задачи на доске, и с тех пор математика и логика захватили ее. Она изучала математику в Колледже Дикинсон в Карлайле, Пенсильвания, и устроилась на летнюю работу на факультете физики элементарных частиц Университета Рочестера, где она познакомилась с компьютерным программированием и Fortran (давний язык кодирования, изобретенный IBM). «Мне всегда нравилось делать что-то из глины, – говорит Фолкнер. – А компьютер был глиной ума. Это было дело не физическое, а умственное».

В 1965 году вступила в докторантуру по новой программе компьютерных наук Университета Висконсина. В Мэдисоне она познакомилась с психиатром и преподавателем Уорнером Слэком, который преподавал первый в своем роде курс, посвященный компьютерам в медицине.

Спустя несколько лет Слэк представил Фолкнер Джону Грайсту, тогдашнему главе резидентуры в больнице и нынешнему почетному преподавателю Университета Висконсина, который пытался найти наилучший способ составления расписания для врачей на дежурстве. В 1969-м Фолкнер разработала систему, в которую секретарь может внести данные и получить расписание на целый год за 18 секунд – и это стоило всего лишь $5.

Фолкнер окончила докторантуру, но не диссертацию («Я никак не могла выбрать тему диссертации», – рассказывает она), и в начале 70-х начала работать на группу врачей в Университете Висконсина, разрабатывая базу данных для хранения информации о пациентах в течение длительного времени. Понадобится еще несколько лет (и долгих уговоров коллег), прежде чем Фолкнер будет готова основать собственную софт-компанию. «Это казалось какой-то шуткой – открывать собственную компанию, – вспоминает она. – Как это вообще делается?»

В 1979 году Фолкнер и Грайст заняли у друзей и родных, а также взяли кредиты под залог собственных домов, чтобы наскрести капитал для запуска Human Services Computing (позднее компанию переименовали в Epic), которую сначала оценили в $70 000 (примерно $270 000 на сегодняшние деньги). У Фолкнер было шестеро или семеро коллег-помощников, но с самого начала это было шоу Джуди – компания была ее идеей и она была ее первым президентом. Сначала они работали по вечерам и ночам в подвале в Мэдисоне. Все свои оригинальные коды для Data General Eclipse Фолкнер написала на 16-битном миникомпьютере, который был размером с холодильник.

Через несколько лет у Грайста возник конфликт с Фолкнер относительно направления, в котором будет двигаться компания. Грайст говорит, что он вышел из совета директоров Epic в 1983-м, но все еще владеет небольшим количеством акций. «Часть моего конфликта с ней звучала примерно так: «О Господи, почему бы нам просто не привлечь венчурный капитал и не развиваться быстрее?» – рассказывает Грайст. – А она мне говорит: «Нет, мы этого не сделаем, потому что так потеряем контроль». Такова была ее политика. Она жила в соответствии с ней и доказала ее эффективность. Она была права».

Первые два десятилетия у Epic происходил медленный, но уверенный рост; их продукт развивался ежегодно и это позволило привлечь ряд новых клиентов. В конце 80-х компания добавила программу для выписки счетов; в начале 90-х они разработали графический интерфейс пользователя для амбулаторных клиник. Кроме сосредоточенности Фолкнер на клиентах, у Epic было еще одно преимущество: эффективный компьютерный код. «Он не совершенен, но достаточно надежен», – уверяет Фолкнер.

В 2004 году компания подписала свою крупнейшую сделку: трехлетний проект с Kaiser Permanente, который обойдется гиганту индустрии здравоохранения в $4 млрд. Доля Epic будет примерно $400 млн. «[Epic] гарантирует этот фактор безопасности, то есть, если ты выбираешь их, то они действительно установят все и вовремя. Это невероятная преимущество», – говорит Джордж Галворсон, который был в то время гендиректором Kaiser Permanente.

Через год после подписания соглашения с Kaiser Epic переехали в новое корпоративное здание, которое часто сравнивают с Disney World. В штаб-квартире находится один из крупнейших в мире подземных зрительных залов, общий холл в стиле Хогвартса, лифт в преисподнюю, огромный домик на дереве и множество других причудливых и фантастических сооружений и скульптур среди волнистых склонов юга Висконсина. Фолкнер известна тем, что на ежегодном собрании с клиентами она надевает разнообразные костюмы, от Люсиль Болл до Шляпника из «Алисы в Стране Чудес». Это несколько противоречит ее собственной характеристике себя как зубрилки, которая скрывается от посторонних глаз. «Интроверты могут вести себя как экстраверты, – объясняет она. – А вот экстравертам такой обмен ролями не под силу».

В компании высокая текучесть кадров. Ежегодно Epic нанимают около 2000 сотрудников, которым нужно сдать серию тестов на профпригодность для оценки навыков кодирования, логики и тому подобного. Девиз компании – «Твори добро. Развлекайся. Зарабатывай». Ее культура отличается динамичностью и гиперконкурентностью. Но даже сотрудники Epic теряют терпение: в компании случился бунт, когда сотрудников попытались заставить вернуться на рабочие места в разгар пандемии прошлого августа. После нескольких историй об этом в местной прессе компания дала задний ход.

AdventHealth, Флорида, подписавшая соглашение с Epic в допандемичном мире на $650 млн, станет крупнейшей удаленной настройкой и установкой для компании. Нанеся сокрушительный удар Cerner и Athenahealth, гендиректор Терри Шо решил, что для его 5,5 млн пациентов будет лучше перейти на Epic, чем использовать сочетание электронных медицинских карточек от трех компаний и рассчитывать на коммуникацию между ними. Хотя такой переход не из дешевых, говорит он, но в дальнейшем он сэкономит им деньги на обслуживании. Система Epic «имеет щупальца, которые охватывают невероятные сети связей», добавляет он. «Вы действительно можете помочь человеку получить нужные услуги в любое время».

Однако щупальца Epic растягиваются до определенного предела и, похоже, это часть замысла компании. Очень просто, скажем, больнице поделиться информацией о пациенте с диагнозом «рак» со сторонней клиникой, которая делает химиотрапию, но только если оба учреждения используют ПО от Epic. Если клиника химиотерапии использует ПО от крупного конкурента, то она, вероятно, тоже сможет получить доступ к медкарте пациента. Но если клиника решит поэкспериментировать с более дешевым приложением от третьей стороны, то уже возникнут проблемы. Epic работает с приложениями для сферы здравоохранения только в отдельных случаях.

Сквозь Зазеркалье. Офисные помещения в «Межгалактической штаб-квартире» Epic в Вероне, Висконсин, оформлены в тематике «Алисы в Стране Чудес» и «Волшебника страны Оз». «Как же можно ожидать от сотрудников красивого софта для пользователей, если мы посадим людей в скучные, стерильные помещения?» – спрашивает Джуди Фолкнер. /Фото Jamel Toppin for Forbes

Сквозь Зазеркалье. Офисные помещения в «Межгалактической штаб-квартире» Epic в Вероне, Висконсин, оформлены в тематике «Алисы в Стране Чудес» и «Волшебника страны Оз». «Как же можно ожидать от сотрудников красивого софта для пользователей, если мы посадим людей в скучные, стерильные помещения?» – спрашивает Джуди Фолкнер. Фото Jamel Toppin for Forbes

Офисные помещения в «Межгалактической штаб-квартире» Epic в Вероне, Висконсин, оформленные в тематике «Алисы в Стране Чудес» и «Волшебника страны Оз». «Как же можно ожидать от сотрудников красивого софта для пользователей, если мы посадим людей в скучные, стерильные помещения?» – спрашивает Джуди Фолкнер. /Фото Jamel Toppin for Forbes

Офисные помещения в «Межгалактической штаб-квартире» Epic в Вероне, Висконсин, оформленные в тематике «Алисы в Стране Чудес» и «Волшебника страны Оз». «Как же можно ожидать от сотрудников красивого софта для пользователей, если мы посадим людей в скучные, стерильные помещения?» – спрашивает Джуди Фолкнер. Фото Jamel Toppin for Forbes

Предыдущий слайд
Следующий слайд

Гики называют это «интероперабельность» – способность различных ПО, по сути, общаться между собой – и проблема с ней появилась в январе 2020-го во время дебатов о новых федеральные правилах. Передача медицинских карточек третьим сторонам – даже по запросу самого пациента – может составлять «серьезную угрозу конфиденциальности пациентов», сказали Epic в своем заявлении в то время.

Почти все остальные технокомпании, среди которых Cerner, Apple, Microsoft и Google, не согласились с этим, отметив, что позиция Epic вредит пациентам и тормозит инновации. Даже федеральные чиновники прибегли к скрытым упрекам в адрес компании Фолкнер. «Недостойные действия определенных игроков частного сектора, которые используют конфиденциальность, как бы она ни была важна, как повод держать данные пациентов в заложниках, являются позором для индустрии», – заявила Сима Верма, бывшая директор центров Medicare и Medicaid, на конференции. В результате федеральные власти запретили Epic или другим компаниям препятствовать доступу к медицинским данным.

Техногиганты более десяти лет пытались разработать свои ПО для данных здравоохранения. Google, например, в последние несколько месяцев пытались и потерпели неудачу с запуском записей на базе интернета данных о здоровье. HealthVault от Microsoft тоже прогорели. Apple пытались измерять сердечные ритмы с помощью своих часов, но такой план забраковали врачи. Amazon потерпели неудачу с Haven, общим проектом с Berkshire Hathaway и JPMorgan Chase, который должен был существенно снизить расходы работодателей на здравоохранение.

Где гиганты провалились, маленькие люди могут победить. С новыми федеральными правилами, которые вступят в силу в последующие несколько лет, существенное количество венчурных капиталистов теперь делает большие ставки на то, что одна из многих маленьких выскочек сбросит Epic с их пьедестала.

Венчурные инвестиции в IT-системы для сферы здравоохранения достигли невиданных масштабов в 2020 году – более $3,6 млрд, что на 51% больше по сравнению с 2019 годом, отмечает CB Insights. «Я еще никогда в истории здравоохранения США не видела такого взрыва инноваций и потока инвестиций в диджитализацию системы здравоохранения, – признается Мисси Краснер, бывшая исполнительная директор в Google Health и Amazon, которая недавно присоединилась к проекту в Нью-Йорке Redesign Health. – Ковид безусловно сделал интероперабельность снова привлекательной».

Фолкнер говорит, что ее совсем не волнует увеличение количества игроков из Кремниевой долины на поле здравоохранения. «Я думаю, что в результате этого всего несколько из них достигнут успеха. А большинство потерпит неудачу, – объясняет она. – Это не мы, а системы здравоохранения должны отвечать на просьбы пациентов отправить их данные туда или сюда».

Новые федеральные правила касаются индивидуальных медкарточек, но индустрия быстро движется в направлении сбора большого количества данных. И именно на этом многие, и Epic не исключение, хотят сыграть. Эти большие, анонимные наборы медицинских данных можно использовать для всего, от изобретения лекарств до выявления новых национальных трендов здоровья, и на них можно заработать большие деньги. В 2019 году Epic раскрыл большую инициативу под названием Cosmos, благодаря которой они стремятся собрать более 100 млн карточек пациентов без указания данных, по которым можно установить личность пациента.

Несмотря на то, что до 80-летия ей осталось чуть больше двух лет, Фолкнер говорит, что не планирует уходить на пенсию. Она еще не назвала своего преемника, а никто из ее детей не работает в Epic. Фолкнер обеспечила компании только недалекое будущее, так как компания никогда не станет публичной. Она разделила свои акции на доли с правом голоса, которые нельзя продать и которые она поместила в траст, контролируемый членами семьи и сотрудниками.

Свои доли, не имеющие права голоса, она оставляет фонду Roots & Wings, который основала вместе с мужем и который занимается вопросом развития детского мозга и реформой уголовного правосудия (она подписала Клятву дарения в 2015-м). «Мне нравится моя работа и я планирую ее выполнять до тех пор, пока это хорошо у меня получается и от меня есть польза», – рассказывает она. Ее беспокоит то, что случается с людьми на пенсии, ведь она прочитала, что в среднем люди умирают через два года после выхода на покой. «Похоже, что они теряют чувство предназначения; когда они просыпаются утром, то спрашивают себя: «Зачем я сегодня проснулся? Каким будет мой день?» А я просыпаюсь и думаю: «Как же я сегодня все успею?»

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков