Категория
Мир
Дата

Конец «нового мира». Российская агрессия может вернуться человечество в эпоху разрушительных войн – эссе Юваля Ноя Харари для The Atlantic

Долгий мир после Второй мировой держался на трех китах: технологических прорывах, экономических достижениях и либеральном мировом порядке. Многие – в том числе некоторые демократические страны – решили, что третья опора лишняя. Итогом стала российская агрессия, которая в случае успеха угрожает уничтожить цивилизацию, какой мы ее знаем, пишет израильский историк Юваль Ной Харари в своей колонке на The Atlantic. Forbes выбрал главное

Forbes Украина выпустил новый номер печатного журнала. В нем почти два десятка эксклюзивных материалов. Приобрести журнал с бесплатной доставкой можно по этой ссылке.

Несколько лет назад я опубликовал книгу под названием «21 урок для 21 века» и посвятил одну из глав будущему войны. Глава называлась «Никогда не недооценивайте человеческую глупость». В ней говорилось, что первые десятилетия XXI века были самой мирной эпохой в истории человечества и что война больше не имеет экономического и геополитического смысла. Но это не гарантирует абсолютного мира, потому что «человеческая глупость – одна из самых важных сил в истории», и «даже рациональные лидеры часто совершают очень глупые поступки».

В феврале 2022 года я был потрясен, когда Владимир Путин попытался завоевать Украину. Потенциальные последствия для самой России и всего человечества были настолько разрушительными, что российская агрессия казалась маловероятным шагом даже для бессердечного мегаломана. Однако российский самодержец решил положить конец самой мирной эпохе в истории человечества и подтолкнуть ее к новой эре войны, которая может оказаться хуже всего, что мы видели раньше. Более того, эта война может угрожать самому выживанию нашего вида.

Последние несколько десятилетий показали, что война – не сила природы, а человеческий выбор. С 1945-го мы не видели ни одного случая войны между великими державами и ни одного случая уничтожения международно признанного государства в результате иностранного завоевания.

Даже если принять во внимание гражданские войны, повстанческие движения и терроризм, в последние десятилетия от войн погибло гораздо меньше людей, чем от самоубийств, дорожных аварий или болезней, связанных с ожирением. В 2019 году в результате вооруженных конфликтов или перестрелок с полицией убиты около 70 000 человек. Около 700 000 совершили самоубийство, 1,3 млн погибли в дорожных авариях, а 1,5 млн умерли от диабета.

Однако мир – это не просто вопрос цифр. Возможно, самым важным изменением за последние десятилетия стала психология. На протяжении тысячелетий мир означал «временное отсутствие войны». Политика, экономика и культура формировались под влиянием постоянного ожидания войны. В конце ХХ – начале ХХІ века значение слова «мир» изменилось. Новое определение мира (для краткости – «новый мир») стало означать «невероятность войны». Во многих (хотя и не во всех) регионах перестали бояться, что соседи вторгнутся и уничтожат их. Оборонные бюджеты сократились. В начале ХХІ века средние государственные расходы на военные нужды составляли всего 6,5% госбюджета. А средние расходы на здравоохранение, например, достигли 10,5% – примерно в 1,6 раза больше, чем на оборону. Даже Соединенные Штаты, доминирующая сверхдержава, тратили всего 11% на поддержание военного превосходства.

Три кита «нового мира»

«Новый мир» появился в результате трех процессов. Во-первых, технологические изменения, и прежде всего разработка ядерного оружия, значительно повысили цену войны.

Во-вторых, экономические изменения значительно снизили прибыль от войны. Когда-то ключевыми экономическими активами были материальные ресурсы. В последние десятилетия ими стали научные, технические и организационные знания. Серебряные рудники легко захватить силой, но знания так не получить. Новая экономическая реальность привела к резкому снижению рентабельности завоеваний. Я писал эти строки в начале ноября, когда российские солдаты грабили Херсон. В Россию шли грузовики, набитые коврами и тостерами, украденными из украинских домов. Но грабеж не сделает Россию богатой и не компенсирует россиянам огромные затраты на войну.

Третьей важной опорой «нового мира» стали культурные и институциональные изменения. В древних обществах долго доминировала культура милитаризма, великие художники воспевали войну. В эпоху «нового мира» они обратили свои таланты на разоблачение ужасов войны. А политики стремились оставить след в истории реформами здравоохранения, а не грабежом чужих городов. Лидеры всего мира объединили усилия для создания глобального порядка, который позволял странам развиваться мирно и сдерживать случайных разжигателей войны. Этот мировой порядок основан на либеральных идеалах: все люди должны иметь одинаковые основные свободы, ни одна группа людей по своей природе не выше остальных, все люди имеют общую историю, ценности и интересы. Либеральный мировой порядок связал веру в универсальные ценности с мирным функционированием глобальных институтов.

Золотой век человечества

Критики либерального мирового порядка сначала должны ответить на один простой вопрос: в какое десятилетие человечество жило лучше, чем в 2010-х годах? Какое десятилетие можно назвать «потерянным золотым веком»? 1910-е годы с Первой мировой, большевистской революцией и жестокой эксплуатацией Африки и Азии европейскими империями? Возможно, 1810-е годы с кровавой кульминацией наполеоновских войн, личной зависимостью крестьян от землевладельцев в России и Китае и легальным рабством в США, Бразилии и большинстве других частей света? Может, 1710-е с войной за испанское наследство, Северной войной, войнами за престол Великих Моголов и детской смертностью от недоедания и болезней на таком уровне, что каждый третий ребенок во всем мире не доживал до совершеннолетия?

«Новый мир» родился не в результате чуда. Его достигли люди, которые сделали выбор в пользу функционирующего глобального порядка. Но слишком многие восприняли это достижение как должное. Возможно, они полагали, что «новый мир» держится на технологических и экономических достижениях и может выжить без третьей опоры – либерального глобального порядка. Как следствие, этот порядок сначала игнорировался, а затем подвергался все более ожесточенным нападкам.

Атака на либеральные ценности

Атаку начали государства-изгои вроде Ирана и лидеры-изгои на манер Путина. Но сами по себе они не были достаточно сильны, чтобы положить конец «новому миру». Либеральный миропорядок подрывали страны, которые извлекали из него самую большую выгоду (в том числе Китай, Индия, Бразилия и Польша), а также страны, которые изначально его создавали (в частности, Великобритания и США). Они отвернулись от «нового мира». Голосование по Brexit и избрание Дональда Трампа в 2016 году символизировали этот поворот.

Те, кто бросил вызов глобальному либеральному порядку, в основном не хотели войны. Они просто хотели продвигать то, что понимали как интересы своей страны. Они утверждали, что каждое национальное государство должно развивать и защищать свою собственную идентичность и традиции. Но они никогда не объясняли, как совершенно разные государства будут взаимодействовать друг с другом в отсутствие универсальных ценностей и глобальных институтов. Противники глобального порядка не предложили никакой четкой альтернативы. Они, похоже, думали, что каким-то образом разные нации будут прекрасно уживаться друг с другом, а мир превратится в сеть обнесенных стенами, но дружественных друг другу крепостей.

Getty Images

Юваль Ной Харари: «Глобальный мировой порядок подрывали страны, которые извлекали из него самую большую выгоду» Фото Getty Images

Однако крепости редко бывают дружественными. Каждая, обычно, хочет получить немного больше земли, безопасности и процветания за счет соседей. Без помощи универсальных ценностей и глобальных институтов они не могут договориться о каких-либо общих правилах. Модель сети крепостей была рецептом катастрофы.

И катастрофа не заставила себя ждать. Пандемия продемонстрировала, что в отсутствие эффективного глобального сотрудничества человечество не может защитить себя от общих угроз. Затем, возможно, наблюдая за тем, как COVID еще больше подрывает глобальную солидарность, Путин пришел к выводу, что он может совершить переворот, нарушив самое большое табу эпохи «нового мира». Он подумал, что если захватит Украину и присоединит ее к России, некоторые страны вздохнут в недоумении и осудят его, но никто не предпримет никаких эффективных действий против него.

Путин долго готовил свое вторжение. Он не смирился с распадом Российской империи и никогда не рассматривал Украину, Грузию или другие постсоветские республики как законные независимые государства. По оценкам, расходы на армию в России достигали 20–30% госбюджета.

Если путинская авантюра удастся, результатом станет окончательный крах глобального порядка и «нового мира». Автократы всего мира поймут, что завоевательные войны снова возможны. Демократиям придется милитаризироваться для защиты. Мы уже видели, как российская агрессия побудила Германию в одночасье резко увеличить оборонный бюджет, а Швецию – восстановить призыв на военную службу. Весь мир станет похож на Россию – страну с чрезмерно большой армией и нищими больницами. Наступит новая эра войн, нищеты и болезней. Если же Путин будет остановлен и наказан, глобальный порядок будет укреплен.

Какой из этих двух сценариев осуществится? К счастью для всех, несмотря на свои военные приготовления, Путин оказался катастрофически не готов к главному – мужеству украинского народа. Украинцы отбросили русских в серии ошеломляющих побед под Киевом, Харьковом и Херсоном. Но Путин отказывается признать свою ошибку и реагирует на поражение еще большей жестокостью. Видя, что его армия не может одолеть украинских солдат на передовой, Путин пытается заморозить украинских мирных жителей до смерти в их домах. Предсказать, чем закончится война, невозможно, как и судьбу «нового мира».

Как спасти «новый мир»

История не предопределена. После окончания холодной войны многие считали, что мир неизбежен, что он будет нерушимым, даже если пренебречь глобальным порядком. После российского вторжения некоторые стали придерживаться другой крайности. Они утверждали, что мир всегда был лишь иллюзией, что война – это неуправляемая сила природы и что единственный выбор, который есть у людей – это быть добычей или хищником.

Обе позиции ошибочны. Война и мир – это решения людей, а не неизбежность. Войны развязывают люди, а не законы природы. И так же, как люди ведут войны, они могут добиваться мира. Но установление мира – это не одноразовое решение. Это долгосрочные усилия по защите универсальных норм и ценностей, а также созданию институтов сотрудничества.

Восстановление глобального порядка не означает возвращение к системе, которая распалась в 2010-х годах. Новый и более совершенный глобальный порядок должен отвести более важную роль незападным державам, которые готовы стать его частью.

Он также должен признать важность чувства национальной принадлежности. Глобальный порядок распался, прежде всего, из-за атак популистов, которые утверждали, что патриотизм противоречит глобальному сотрудничеству. Политики-популисты проповедовали, что если ты патриот, то должен выступать против глобальных институтов и глобального сотрудничества. Но между патриотизмом и глобализмом нет внутреннего противоречия. Патриотизм – это не ненависть к иностранцам. Патриотизм – это любовь к своим соотечественникам. И в ХХІ веке, если вы хотите защитить своих соотечественников от войны, пандемии и экологического коллапса, лучший способ сделать это – международное сотрудничество.

 

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине