Президент США Джо Байден і президент Китаю Сі Цзіньпін під час віртуального саміту 15 листопада 2021 року /Getty Images
Категория
Мир
Дата

Новая, Вторая и вообще холодная ли война. На пороге какого исторического периода мы стоим. Объясняет историк Григорий Рий

Президент США Джо Байден и президент Китая Си Цзиньпин во время виртуального саммита 15 ноября 2021 года Фото Getty Images

Вторжение России в Грузию в 2008 году и оккупация ею украинского Крыма и Донбасса с последующей полномасштабной войной в Украине разрушили период «мирного сосуществования» после завершения холодной войны. В последние годы в связи с выходом на мировую арену Китая ситуация еще более обострилась. Впереди мир ждет долгосрочное соревнование между Западом и КНР. Как охарактеризовать современные геополитические и отношения безопасности: Новая холодная война, Вторая холодная война, или лучше воздерживаться от корреляций с прошлым, рассказывает историк и исследователь холодной войны Григорий Рий

Як мотивувати команду не збавляти темп у надскладних умовах? Дізнайтесь 25 квітня на форумі «Надлюди» від Forbes. Купуйте квиток за посиланням!

В одном из своих интервью государственный секретарь США Энтони Блинкен заявил, что период «мирного сосуществования» после холодной войны завершился. Его разрушило состязание с Китаем, что особенно усилилось после полномасштабного вторжения российских войск в Украину.

Однако госсекретарь пока очень сдержан в предложениях относительно нового термина, который бы характеризовал этот новый исторический период. Подводя итоги судьбоносной поездки в Пекин 18–20 июня 2023 года и встречи с китайскими дипломатами, Блинкен подчеркнул, что добивается мирного и, возможно, в некоторых сферах продуктивного сосуществования с Китаем.

Дефиниция «мирного сосуществования» (peaceful coexistence) напрямую связывает современный период с взаимоотношениями между США и СССР в период холодной войны. Именно «мирное сосуществование» коммунистической и капиталистической систем не позволяло холодной войне перерасти в горячую фазу и превратиться в классический военный конфликт.

Историки и эксперты по международным отношениям характеризуют современные отношения между США и Китаем как Новую холодную войну, Вторую холодную войну или предлагают пока воздержаться от прямых корреляций с прошлым.

Новая холодная война

19 октября 1945 года известный британский писатель Джордж Оруэлл в своем эссе «Вы и атомная бомба» использовал дефиницию «холодная война» на обозначение будущего положения дел между странами, которые будут обладать ядерным вооружением и находится в состоянии холодной войны.

На самом деле это было не первое употребление этого термина, однако Оруэллу удалось достаточно точно описать будущие отношения между США и союзниками с одной стороны и СССР и странами социалистического лагеря с другой. Ведь благодаря наличию ядерного вооружения у обеих сторон американские и советские войска никогда не были вовлечены в прямой военный конфликт.

Таковы были определенные Оруэллом характеристики «классической» холодной войны или «старой» холодной войны. Позже сюда также прибавились противостояния в идеологической, экономической, социокультурной и военной сферах.

В 2008 году после вторжения российских войск в Грузию британский журналист и публицист Эдвард Лукас начал говорить о Новой холодной войне между Россией и Западом.

Еще чаще этот термин начали употреблять после оккупации Россией Крыма и ее вторжения на Донбасс в 2014 году, характеризуя ухудшение отношений между США и Россией.

Однако со временем, особенно при президентстве в США Дональда Трампа и начале пандемии, фокус Новой холодной войны сместился на отношения между США и Китаем, особенно после 24 февраля 2022 года. Провал российских военных планов в Украине и мужество, демонстрируемое украинскими войсками, отодвинули Россию на задний план.

Российский военный потенциал многими западными экспертами и политиками был переоценен, и РФ больше не могла считаться влиятельным игроком в международной политике. Поэтому термин «Новая холодная война» все чаще стали употреблять для обозначения противостояния между США и Китаем как страной, которая с одной стороны не осудила действия российского руководства за полномасштабное вторжение в Украину и оказала ему экономическую поддержку, а с другой – пытается использовать российско-украинскую войну для собственного геополитического усиления и возможной перестройки миропорядка.

Американский исследователь Стюарт Форд отстаивает позицию, что Новой холодной войной можно назвать соперничество между США с одной стороны и Китаем и Россией – с другой.

Сравнивая ключевые характеристики «старой» и «новой» холодных войн, автор пришел к выводу, что основными отличиями между ними является не только состав враждебных сторон, но возможная дальнейшая траектория развития конфликта.

В частности, у Китая, в отличие от СССР, более высокий уровень экономического развития, имеющий перспективу роста. Кроме того, США и Китай являются крупнейшими торговыми партнерами, их потенциальное военное столкновение негативно отразится на экономиках обеих стран.

Основным отличием является то, что современные международные отношения нельзя охарактеризовать как биполярные, а потенциал стран, избравших путь неприсоединения (часто их еще называют странами Глобального Юга), гораздо мощнее, чем полвека назад.

Getty Images

Президент США Джо Байден Фото Getty Images

Вторая холодная война

Параллельно существует еще одна дефиниция на обозначение противостояния США и Китая – Вторая холодная война, которая также, как и предыдущий рассмотренный термин, употреблялась для обозначения ухудшения отношений между странами Запада и Россией после событий 2014 года. А позже также распространилась и на противостояние с КНР.

Британский историк Нил Фергюсон предлагает называть противостояние между США и Китаем именно Второй холодной войной. Объясняя свой тезис, ученый доказывает, что так же, как была Первая мировая война, а затем Вторая, которые не были идентичными, но имели определенные общие характеристики, так же была Первая холодная война, а сейчас мир находится во Второй. Причем современный конфликт находится, по аналогии, уже на этапе Корейской войны (1950–1953 годов), прототипом которой для Фергюсона является полномасштабное вторжение российских войск в Украину в 2022 году.

Перейти в горячую фазу Вторая холодная война вполне может из-за проблемы Тайваня и кризиса полупроводников, которые являются ключевым предметом экспорта тайваньской экономики и составляют львиную долю мирового производства.

Кризис вокруг этого острова Фергюсон сравнивает с Кубинским кризисом 1960-х с единственным, но очень важным отличием: если КНР попытается организовать блокаду Тайваня, именно США будут вынуждены ее прорывать, а значит, будут в условной роли СССР во время событий вокруг Кубы.

По мнению историка, в случае, если США не выполнят свои обязательства и не придут на защиту Тайваня, это станет «американским Суэцом».

Это еще одна аналогия со времен холодной войны, которую Фергюсон употребляет, чтобы подчеркнуть возможность утраты США своего статуса супермощи. Ведь в середине 1950-х годов из-за национализации Суэцкого канала властями Египта Британская империя потеряла свой статус и влиятельность в международных отношениях.

Пекин, 18 августа 2011 года. Тогда вице-президент США Джо Байден и его китайский коллега Си Цзиньпин

Пекин, 18 августа 2011 года. Тогда вице-президент США Джо Байден и его китайский коллега Си Цзиньпин

Новый термин

Тем не менее, есть и те, кто не соглашаются с активным использованием этих терминов. В первую очередь американские и китайские политики пытаются изображать свое противостояние как нечто иное, чем аналогиями с холодной войной.

Вспомним слова президента США Джо Байдена, который в сентябре 2022 года на заседании Генеральной ассамблеи ООН провозгласил, что «мы не ищем холодной войны». Китайские дипломаты в своих заявлениях постоянно повторяют, что КНР выступает против «менталитета холодной войны», косвенно обвиняя американское руководство в построении блоков и наложении санкций как инструментов, которые, по их мнению, характеризовали именно период холодной войны.

Историки Арне Вестад и Фредерик Логевалл также не согласны с термином «Вторая холодная война».

По мнению Логевелла, современные отношения между США и КНР не характеризуются масштабной гонкой вооружения и глубокой идеологической конфронтацией. Вестад добавляет, что сравнение современных событий с холодной войной важно разве что с пропагандистской точки зрения. В общем, различия фундаментальны и тяготеют больше к периоду в международных отношениях перед Первой мировой войной.

Сложно однозначно согласовать название турбулентного периода, в котором сейчас находится мир. Обычно термины являются продуктом более поздней интерпретации ученых. К примеру, Первую мировую войну несколько десятилетий называли Великой войной, пока в сентябре 1939 года не разразился новый мировой конфликт, который сделал возможной нумерацию.

Сейчас бесспорным фактом является то, что возникший после завершения холодной войны период, который условно называли post-Cold War, закончился. Американские и китайские чиновники находятся в процессе построения общих рамок нового «мирного сосуществования» и налаживания стабильных линий коммуникаций, необходимых для длительного соревнования между обеими силами.

Перерастет ли это соревнование в новый мировой конфликт или останется в «холодной» стадии? Однозначного ответа нет. Мы все находимся в новом историческом периоде, уже имеющем свои характерные черты. И здесь лучше избегать прямых аналогий с прошлым, что может привести к ложным выводам для будущего.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашей редакторе Татьяне Павлушенко – [email protected]

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине