Лидеры ультраправой коалиции: Маттео Сальвини, Сильвио Берлускони, Джорджа Мелони. /Getty Images
Категория
Мир
Дата

Дело не в фашизме. Почему победа ультраправых «Братьев Италии» – это еще не конец света. Объясняет The Atlantic

Лидеры ультраправой коалиции: Маттео Сальвини, Сильвио Берлускони, Джорджа Мелони. Фото Getty Images

Международные СМИ забили тревогу: в Италии победила партия с фашистским прошлым. Однако не все так плохо, как кажется. Преподаватель международных отношений Университета Джона Хопкинса Яша Мунк рассмотрел политическую историю Италии последних лет, определил причины популярности ультраправых и сделал выводы для The Atlantic. Forbes предлагает перевод материала.

Forbes запустил YouTube-проект «Країна героїв». Смотрите новый эпизод о ХЕРСОНЕ после оккупации

6 жовтня. Онлайн-конференція Forbes «Без рожевих окулярів»

6 жовтня. Онлайн-конференція Forbes «Без рожевих окулярів»

Що ви дізнаєтесь: Правила розвитку бізнесу в умовах абсолютної невизначеності; Як отримати в клієнти й співпрацювати з Міноборони – найбільшим замовником у країні; Як «воєнні» інновації можуть допомогти вашому бізнесу; 2023-й у цифрах від Мінфіну й НБУ.

Квитки на конференцію за посиланням

20 спікерів: Олексій Резніков, Сергій Марченко, Михайло Федоров, Олександр Конотопський, Алекс Ліссітса, Сергій Ніколайчук, Юлія Бадрітдінова, Тарас Чмут та інші.

Коли: 6 жовтня, з 10:00 до 16:00

Итальянская конституция, принятая в 1948-м, решительно направлена против фашизма, однако политическая культура страны так и не отошла от своего экстремистского прошлого. В Германии вы так просто не найдете вещи с изображением Гитлера, а вот сувениры с Муссолини долго искать не придется. Мейнстримные политические партии Германии открещиваются от ультраправых коллег по цеху; в Италии же партии, корни которых уходят в фашистские времена, очень комфортно чувствуют себя на политической сцене страны.

Но даже несмотря на это, успех Джорджи Мелони и ее партии «Братья Италии» на выборах на этой неделе был беспрецедентным. Это впервые в послевоенной истории Италии, когда партия с фашистским прошлым завоевала большинство на национальных выборах.

Получившая четверть голосов Мелони, вероятно, станет следующим премьером страны, возглавив ультраправую коалицию, в которую войдут ее партия, партия «Лига» Маттео Сальвини и партия Forza Italia Сильвио Берлускони.

Как новое правительство изменит Италию? Как оно повлияет на институт демократии страны?

Итальянская история показывает, что причины для беспокойства есть.

Фашистские корни

Партия «Братья Италии» происходит от Итальянского социального движения (ИСД), которое основали после Второй мировой политики-фашисты. Именно эти политики сыграли важную роль в формировании Итальянской социальной республики – марионеточного государства нацистов, занимавшего север Италии после входа сил союзников в Сицилию в 1943-м. Символом партии Мелони выступает зелено-бело-красный огонь, который, по оригинальному замыслу, выражает несокрушимую верность Муссолини.

Мелони, возглавляющая «Братьев Италии» с 2014-го, была членом еще молодежного крыла ИСД. Сегодня она регулярно выступает против иммигрантов и движения за права геев, а также подчеркивает дружеские отношения с ультраправыми лидерами, такими как венгерский премьер Виктор Орбан.

В июне она выступила на мероприятии правой испанской партии «Голос». «530 лет назад капитуляция Гранады положила конец Реконкисте, Андалузия стала испанской, а Европа – христианской, – сказала она испанцам. – Сегодня секуляризация левых и радикальный ислам подрывают наши основы». Компромисс с такими оппонентами недопустим: правые партии, такие как «Голос» и «Братья Италии», заявила она, должны сказать решительное нет «лоббистам ЛГБТ», «гендерной идеологии» и «массовой иммиграции».

Перспектива того, что ультраправая партия с фашистским прошлым скоро может возглавить Италию, напугала международных наблюдателей. «Джорджа Мелони может возглавить Италию – Европа обеспокоена» – New York Times. «Италия в шаге от возвращения фашизма?» – спрашивают в подкасте Foreign Policy.

Но в Италии все не так, как кажется на первый взгляд. Хотя премьер Мелони – это серьезный повод насторожиться, реальные шансы на то, что Италия вновь погрузится в самые темные времена своей истории, очень малы.

Getty Images

Вино с изображением Гитлера и Муссолини в заведении возле Венеции. Фото Getty Images

Возвращение фашизма? Вряд ли

Одна из причин заключается в том, что Мелони несколько отошла от прошлого своей партии. Она объявила, что «фашизм – это история», и отстранила членов, которые постоянно нахваливали фашистских лидеров. Мелони также пытается демонстрировать, что будет надежным партнером для европейских и североамериканских союзников Италии.

К примеру, она фильтрует критику Европейского союза со стороны партии, отмечая, что хочет оставить страну в еврозоне. И, в отличие от многих ультраправых лидеров Европы, Мелони открыто критикует Путина и активно поддерживает Украину.

Но главная причина сомнения, что Мелони изменит Италию, заключается в том, что она ни так популярна, ни так влиятельна, как может показаться после уверенной победы на выборах. Пока ее звезда сияет ярко, но не факт, что это надолго.

На предыдущих выборах в марте 2018-го «Движение пяти звезд» поразило международное сообщество, когда завоевало почти треть голосов; «Братья Италии» тогда взяли всего 4%. В течение последующих трех лет два правительства подряд провалились из-за хаоса и неумения сотрудничать, помешавшим каким-либо политическим партиям создать правящую коалицию.

При отсутствии других вариантов все главные фракции парламента в феврале 2021-го согласились создать технократическое правительство национального единства под руководством Марио Драги, бывшего президента Европейского центробанка.

В оппозиции тогда остались лишь «Братья Италии». Многие наблюдатели тогда прочили, что такая обособленность партии почти гарантирует рост ее популярности. Учитывая экономическую стагнацию и удар пандемии, все большая поддержка «Братьев Италии» итальянцами никого не удивила.

Getty Images

Успех Джорджи Мелони и ее партии «Братья Италии» на выборах на этой неделе был беспрецедентным. Фото Getty Images

Неопределенное будущее Мелони

Это позволяет предполагать, что победа Мелони связана не столько с фашистским прошлым Италии, сколько с недовольством шатким настоящим. Именно поэтому популярность Мелони и может пойти на спад после того, как она станет во главе правительства.

Очень показателен пример последнего новичка, которого нарекли будущим итальянской политики: после успеха в 2018-м «Движение пяти звезд» потеряло более половины своего электората и теперь сидит на скамье запасных.

Непонятно даже, как долго она сможет задержаться в должности. Хотя сейчас она возглавляет самую большую фракцию в парламенте, ей все еще требуется поддержка сварливых партнеров по коалиции.

Сальвини будет делать все, чтобы быть в центре внимания, и, вероятно, будет конфликтовать с Мелони в вопросах международной политики (он, например, не слишком хочет помогать Украине).

Берлускони, трехкратный премьер-министр, мгновенно и без угрызений совести продаст своего политического партнера, если это будет выгодно ему самому.

Учитывая непостоянство этих персонажей, а также нестабильность коалиционных правительств Италии в прошлом, падение правительства Мелони в течение года или полутора никого не удивит.

В настоящее время беспокойство вызывает не то, что новое правительство Италии разрушит институт демократии страны или вернет фашизм. Переживать стоит из-за того, что ультраправые сделают с прогрессом последних лет в вопросе иммиграции и сексуальных меньшинств, поскольку этот прогресс дался католическому государству непросто.

 

Материалы по теме
Новый выпуск Forbes Ukraine

Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине