Гаевой и Гуревич говорят, что сейчас работают без выходных — больше, чем когда-либо раньше. Гаевой рассматривает возможность запуска биржи финансовых деривативов, ориентированной на профессиональных трейдеров, чтобы заполнить нишу, оставленную FTX. /Иллюстрация GUERIN BLASK FOR FORBES
Категория
Инновации
Дата

Вместо Сэма Бэнкмана-Фрида. Бизнесмен с российскими корнями готовится занять нишу биржи FTX на криптовалютном рынке

Гаевой и Гуревич говорят, что сейчас работают без выходных — больше, чем когда-либо раньше. Гаевой рассматривает возможность запуска биржи финансовых деривативов, ориентированной на профессиональных трейдеров, чтобы заполнить нишу, оставленную FTX. Фото Иллюстрация GUERIN BLASK FOR FORBES

Лондонская трейдинговая фирма Wintermute входит в пятерку крупнейших на рынке криптовалют. Ее владелец Евгений Гаевой считает, что сможет заполнить нишу, освободившуюся после краха биржи FTX, а криптовалютный рынок обречен на рост.

Forbes Украина выпустил новый номер печатного журнала. В нем почти два десятка эксклюзивных материалов. Приобрести журнал с бесплатной доставкой можно по этой ссылке.

Евгений Гаевой, 38, много думал о том, что будет делать, если рухнет криптовалютный стейблкоин с привязкой к доллару terraUSD (UST). Капитализация UST превышала $15 млрд, а компанию-эмитента поддерживали авторитетные инвесторы вроде Lightspeed Venture Partners. Но уже в 2021-м небольшая группа людей писала в Twitter о потенциальной гибели terraUSD. Они, утверждали, что основанные на алгоритмах стейблкоины, не обеспеченные государственными валютами, обречены на крах.

В феврале 2022-го Гаевой сказал себе: «Если UST рухнет, надо оказаться в самом центре событий». Его лондонская компания Wintermute покупает и продает цифровые активы, зарабатывая крошечные проценты на миллионах сделок в день. Чем больше рынок поднимается или падает, тем больше Wintermute зарабатывает на курсовой разнице.

Гаевой и Марина Гуревич, его жена и операционный директор Wintermute, составили план сражения. Разработчики Wintermute потратили месяц на интеграцию ее трейдинговых систем с блокчейн-технологией Terra. Wintermute установила собственные серверы и запустила узлы Terra, чтобы иметь возможность наблюдать за транзакциями и ценой UST из первых рядов. Они написали 4000 строк кода для новых алгоритмов трейдинга.

В субботу 7 мая, когда цена terraUSD упала до $0,98, Гаевой попросил свою команду на ближайшую неделю ввести ночные смены.

Два дня спустя UST перешел в свободное падение, и Wintermute ввела в действие свою арбитражную стратегию. Благодаря алгоритмам terra и падающей цене UST Wintermute покупала этот токен по $0,80 и меняла его на родственную криптовалюту luna по $1. А затем мгновенно продавала luna с прибылью от 10% до 15% на каждой сделке. Трейдеры Wintermute в буквальном смысле пролили много пота: кондиционер в их лондонском офисе сломался, температура доходила до 30 градусов.

К концу недели UST почти полностью обесценился. Wintermute продала их на сумму более $250 млн по цене около $0,10 за токен. Прибыль достигла десятков миллионов. В том, что terraUSD вошел в штопор, не было вины Гаевого. Но Wintermute столкнула UST вниз, скупая токен у всех, кто судорожно пытался его продать. Когда токен падал, основатель terra До Квон даже одолжил Wintermute UST в эквиваленте нескольких миллионов долларов. Он хотел помочь Гаевому финансировать трейдинг, поскольку надеялся, что благодаря трейдингу UST станет ликвидным и перестанет обесцениваться.

Операция с токеном terra стала фирменным бизнес-приемом Гаевого. Он не просто поставил на падение UST, но и отважился на игру в рискованном мире децентрализованных финансов, которого избегают многие криптовалютные трейдеры. В отличие от специализированных трейдерских фирм, Wintermute экспериментирует со многими цифровыми активами. Хотя в компании работали всего 53 сотрудника, в 2021-м выручка Wintermute достигла $1,05 млрд, а прибыль – $582 млн. Гаевой владеет третью компании, а значит, его состояние исчисляется сотнями миллионов.

Обрушение биржи FTX Сэма Бэнкмана-Фрида и трейдинговой фирмы Alameda Research, прямого конкурента Wintermute, потрясло Гаевого и Гуревич. «Мы знали, что они вели себя слегка безрассудно и делали большие ставки. Но мы не могли себе представить, насколько глупыми были их трейдинговые и управленческие решения», – говорит Гуревич.

До краха Alameda компания Wintermute, по данным аналитической фирмы Nansen, уже входила в пятерку крупнейших криптотрейдинговых компаний в мире. Может ли крах FTX ударить по Wintermute? Гаевой утверждает, что его компания не рискует без надобности. Но крах Alameda научил его, что в трейдинге криптовалютами никаких гарантий не бывает.

Дети 1990-х

Детство Гаевого прошло в Москве в 1980-х – начале 1990-х. Он вспоминает, с каким оптимизмом воспринял крах Советского Союза, когда россияне наконец-то смогли покупать западные товары вроде шоколадных яиц Kinder. Гуревич выросла в тысячах километров от него в Сибири и испытывала те же чувства. Подростком она уговорила родителей разрешить ей четыре раза за пять лет поменять школу, чтобы получить лучшее образование. «Я всегда хотела большего», – говорит она.

Они познакомились в Высшей школе экономики в Москве, престижном вузе, основанном в 1992-м. «Это было очень американское, очень капиталистическое учебное заведение. Оно сильно на нас повлияло», – говорит Гуревич. Они познакомились, когда попали в 10% лучших в своем классе по уровню владения английским языком и их перевели в одну группу.

В 2006 году Гаевой и Гуревич поженились. Первой работой Гаевого после окончания школы стала одна из крупнейших трейдинговых фирм мира – амстердамская Optiver. Гаевой развивал бизнес биржевых фондов. Начав с нуля, он создал команду из 12 человек и получил ценные уроки управления рисками. Через 10 лет он ушел из Optiver, потому что хотел выйти за рамки той ниши, в которой работал. В 2017-м они с Гуревич и двумя детьми переехали в Лондон. Гаевой начал заниматься торговлей криптовалютами, вложив $20 000 собственных денег.

В 2018-м на рынке криптовалют началось падение. Гаевому и двум его соучредителям Йоанну Турпину и Харро Мантелю потребовалось девять месяцев, чтобы собрать $900 000 ангельских инвестиций. Пытаясь привлечь криптоэнтузиастов, Гаевой назвал компанию Wintermute в честь существа с искусственным интеллектом из научно-фантастического романа «Нейромант». Следующий год для Гаевого и криптоиндустрии стал кошмаром. Розничные инвесторы в значительной степени потеряли к криптовалютам интерес, а трейдинг был крайне вялым. Для трейдинга у Гаевого было всего $500 000, а выручка не дотягивала до $1 млн. Из месяца в месяц стартап выживал с минимумом наличности в банке.

GUERIN BLASK FOR FORBES

Евгений Гаевой считает, что сможет заполнить нишу, освободившуюся после краха биржи FTX, а криптовалютный рынок обречен на рост. Фото GUERIN BLASK FOR FORBES

Но в январе 2020-го, по словам Гаевого, произошел прорыв. Созданные им алгоритмы арбитражной торговли, которые играли на разнице цен на одну криптовалюту на разных биржах, начали приносить реальную прибыль. 12 марта, когда из-за пандемии американские фондовые индексы за день рухнули на 10%, объем торгов криптовалютами резко вырос. За сутки Wintermute заработал $120 000. «Мне стало совершенно ясно, что если бы у нас было больше капитала, мы бы заработали намного, намного больше», – говорит Гуревич.

В июле Wintermute провела первый раунд венчурного финансирования и собрала $2,8 млн. Раундом руководил Джереми Лью из Lightspeed Venture Partners. Он вспоминает свои впечатления от Гаевого: «Он очень умен… Стереотипный умный российский математик». Гуревич, работавшая в управленческом консалтинге, перешла в Wintermute на полную ставку в качестве операционного директора. Она отвечала за все, что выходит за рамки программирования или трейдинга: финансы, стратегию, подбор персонала и маркетинг. Второй соучредитель Wintermute Харро Мантель покинул компанию, а третий – Йоанн Турпин – остался руководить развитием бизнеса.

Лето 2022-го запомнилось как «лето DeFi» из-за бурного роста числа новых продуктов и пользователей децентрализованных финансовых приложений для трейдинга. Объем торгов на децентрализованной торговой платформе Uniswap, основанной на открытом исходном коде, который нельзя изменить, вырос с примерно $10 млн в день в мае 2020 года – до $1 млрд три месяца спустя. Wintermute начала агрессивно торговать на Uniswap и других децентрализованных биржах, создавая системы арбитража на растущем списке площадок.

Выручка Wintermute в 2020 году выросла до $53 млн. Компания начала развивать разные направления бизнеса. Она увеличила объемы торгов на платформах вроде Dydx, которая в конце 2021-го несколько дней опережала Coinbase по дневному обороту. Она заключала контракты с новыми эмитентами токенов, например Optimism. Эмитент предоставлял Wintermute беспроцентный кредит из собственных монет Optimism для трейдинга. Часто такие контракты давали Wintermute право на опционы для покупки токенов по фиксированной цене. Некоторые из этих сделок оказались очень прибыльными в 2021-м.

Wintermute начала экспериментировать в новой области криптовалютного трейдинга под названием MEV, или Maximal Extractable Value. Эта трейдинговая стратегия за счет медленных расчетов по транзакциям на блокчейне позволяет трейдерам первыми получить доступ к лучшим арбитражным сделкам.

Эффект масштаба

Когда объем торгов криптовалютами в 2021-м начал бить рекорды, масштаб Wintermute дал ей дополнительные преимущества. Фирма была подключена к 30 централизованным биржам от Coinbase до дубайской Bybit, а также к десяткам децентрализованных бирж. Она торговала 350 различными токенами. Такой огромный охват был чрезвычайно полезен для арбитража и давал представление о том, куда движется рынок. Он помогал Wintermute прогнозировать внезапные взлеты или падения, которые могли повлиять на прибыльность сделок.

Масштаб давал еще два важных преимущества. Чем крупнее становилась Wintermute и чем больше она торговала, тем легче было получить дешевое финансирование от кредиторов и эмитентов токенов, чьими монетами она торговала. А большой объем сделок на централизованных биржах вроде Coinbase гарантировал скидки на торговые комиссии.

В 2021 году объем торгов Wintermute достиг ошеломляющей суммы в $1,5 трлн. Выручка выросла до $1,05 млрд, а чистая прибыль – до $582 млн. Некоторые сотрудники получили многомиллионные премии за год. Wintermute выплатила акционерам дивиденды в размере $35 млн. Гаевой заработал около $12 млн благодаря 33-процентной доле в компании.

2022-й оказался немного другим. По мере роста инфляции и процентных ставок почти все классы активов просели, а криптовалюты пострадали больше всего. За первые девять месяцев этого года Wintermute получила доход в размере всего $225 млн – значительно меньше, чем в 2021-м. Некоторые рискованные операции в сегменте DeFi обошлись ей очень дорого: Wintermute пострадала от взлома. Хакеры украли $160 млн из-за ошибки в защите одного из цифровых кошельков. По словам Гаевого, в этом году компания не получит прибыль.

План – занять место FTX

Когда в прошлом месяце биржа FTX Сэма Бэнкмана-Фрида объявила о банкротстве, Wintermute держала на ней $59 млн. Гаевой и Гуревич списали эту сумму навсегда. Большую часть их денег, выделенных под биржевую торговлю, сосредоточены на Coinbase, Kraken и Binance. И сейчас, пока отрасль в кризисе, объем торгов Wintermute не превышает $1 млрд в день. Для сравнения: в начале года он достигал $3-5 млрд.

Этот эпизод дает повод задуматься о том, может ли Wintermute последовать вслед за Alameda и FTX. Гаевой настаивает, что его компания численностью 95 человек имеет прочный финансовый фундамент: $400 млн собственного капитала и $720 млн в активах. А отношение долга к капиталу составляет 0,8, меньше по сравнению с публичными маркет-мейкерами вроде Virtu. Бизнесмен также утверждает, что $350 млн из собственного капитала — это стейблкоины (в основном USDC) и наличные, а большая часть остальных $50 млн – венчурные инвестиции

Гаевой и Гуревич говорят, что сейчас работают без выходных – больше, чем когда-либо раньше. Гаевой рассматривает возможность запуска биржи финансовых деривативов, ориентированной на профессиональных трейдеров, чтобы заполнить нишу, оставленную FTX. Но он утверждает, что будет использовать другую архитектуру хранения денег клиентов – у внешних доверенных компаний. Ту же модель используют Нью-Йоркская фондовая биржа и другие традиционные финучреждения.

«Мы в основном готовимся к повторению 2021-го, – говорит Гаевой. – Не обязательно зарабатывать больше всех прямо сейчас. Этот заработок все равно будет лишь крошечной частью того, что может дать новый рост рынков».

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине