Изнутри здание в Волчанске, из которого сделали живодерню, производит удручающее впечатление /Национальная полиция Украины
Категория
Война
Дата

«Когда я был здесь, мне не хотелось жить». Российская пыточная в Волчанске изнутри. Репортаж WSJ

Изнутри здание в Волчанске, из которого сделали живодерню, производит удручающее впечатление Фото Национальная полиция Украины

Издание The Wall Street Journal побывало в Волчанске, который недавно был освобожден в ходе контрнаступления украинских сил в Харьковской области. Там журналисты посетили место пыток вместе с бывшими заключенными, которые с ужасом вспоминают проведенные здесь дни. Это их истории, которые перевел Forbes.

Forbes запустил YouTube-проект «Країна героїв». Смотрите новый эпизод о ХЕРСОНЕ после оккупации

6 жовтня. Онлайн-конференція Forbes «Без рожевих окулярів»

6 жовтня. Онлайн-конференція Forbes «Без рожевих окулярів»

Що ви дізнаєтесь: Правила розвитку бізнесу в умовах абсолютної невизначеності; Як отримати в клієнти й співпрацювати з Міноборони – найбільшим замовником у країні; Як «воєнні» інновації можуть допомогти вашому бізнесу; 2023-й у цифрах від Мінфіну й НБУ.

Квитки на конференцію за посиланням

20 спікерів: Олексій Резніков, Сергій Марченко, Михайло Федоров, Олександр Конотопський, Алекс Ліссітса, Сергій Ніколайчук, Юлія Бадрітдінова, Тарас Чмут та інші.

Коли: 6 жовтня, з 10:00 до 16:00

Изнутри здание, из которого сделали пыточную, производит удручающее впечатление: резиновые дубинки, которыми избивали заключенных по спине; деревянные палки, которыми задержанных били по ногам; панель с электрическими проводами, которые прикладывали к разным частям тела людей, имевших несчастье попасть в этот ад; а Z, V и советские постеры времен Второй мировой дополняют антураж психологического угнетения.

«Они были нас, пытали, вывозили в лес и стреляли над головами. И каждый день в 11 утра они приводили меня для пыток током», – рассказал Дмитрий Зленко, 26-летний бывший заключенный, вернувшийся сюда вместе с журналистами.

«Когда я был здесь, мне не хотелось жить», – пробормотал он.

Полиция Украины осматривает застенки в Волчанске

Пыточная в Волчанске лишь одна из по крайней мере 18 найденных украинскими военными и правоохранителями на освобожденных от российской оккупации территориях. Все эти застенки – часть репрессивной машины России, которую страна-агрессор создала для подавления сопротивления.

Украинские правоохранители утверждают, что лагерь в Волчанске находился под руководством ФСБ. Россия отрицает пытки задержанных и доказательства зверств в Буче, Изюме и других освобожденных территориях.

Этот лагерь стал отражением жестокости и коррупции российской государственной системы безопасности, которая не только пыталась задушить сопротивление, но и, по словам бывших узников и украинских следователей, заработать на задержанных немалые деньги.

Национальная полиция Украины

Избиения были привычным делом: не раз было так, что их головы прислоняли к косяку и изо всех сил били дверью Фото Национальная полиция Украины

Деньги или пытки

За раз в лагере удерживали не более 50 человек, а за шесть месяцев работы пыточной там побывало 300 заключенных. Попадавшие сюда могли откупиться за $20 000 с человека, если, конечно, могли найти деньги после того, как их уже ограбили российские войска.

У Зленко, который в прошлом году ушел из украинской армии и которого задержали после того, как глава местного Союза ветеранов отдал оккупантам список членов организации, не было таких денег. «Все, что у меня есть, это два пса, – рассказал мужчина. – Где бы я взял такие деньги?».

Он говорит, что за 17 дней заключения российские следователи пытались заставить его признать, что он все еще служит в армии, но он это отрицал даже при избиении и пытках током. Камеру он делил с 33 другими мужчинами.

Национальная полиция Украины

«Россияне не кормили нас нормально. Мыться давали раз в пять дней, – рассказал Ганесваран Саруджан, 25. – В туалет пускали раз в день на одну-две минуты» Фото Национальная полиция Украины

Современное рабство

Шестеро из них были студентами и рабочими из Шри-Ланки, которые, по их словам, были для русских рабами и выполняли грязную работу в лагере. На стенах помещения все еще виден наскребленный календарь, на котором вели отсчет пребывания здесь, а также молитвы.

Шестеро шриланкийцев-мужчин и одна шриланкийка, которую держали в отдельной камере, жили в Купянске, когда началась полномасштабная война. Российские войска вошли в город в первые дни войны, и у иностранцев не получилось уехать в подконтрольный Украине Харьков.

Когда граждане Шри-Ланки пытались пройти первый блокпост за Купянском, их задержали, завязали глаза и отправили в Волчанск. Они не знают украинского или русского и лишь несколько из них немного говорили по-английски.

Один из шриланкийцев, Роберт Клайв Дилукшан, 25, рассказал, что они поняли слово, сказанное захватчиками, – «деньги». Когда иностранцы сказали, что у них нет денег, начались истязания и пытки.

После этого шриланкийцев заставили убирать туалеты и камеры для допросов, а также другие комнаты, в которых российские офицеры часто устраивали пьяные застолья.

Избиения были привычным делом: не раз было так, что их головы ставили у косяков и изо всех сил били дверью. Во время пресс-конференции, которую устроила украинская полиция, один из шриланкийцев, Джокентиран Тинес, 34, снял носки, чтобы показать отсутствие ногтей, которые вырвали россияне.

Единственная женщина в группе соотечественников, Мари Эдид Према, 50, сидела и молча раскачивалась из стороны в сторону. После того, что она пережила в заключении, она часто теряет сознание, рассказал Дилукшан.

«Каждый день мы переживали психологические пытки. Каждый день мы плакали», – сказал он.

«Россияне не кормили нас нормально. Мыться давали раз в пять дней, – рассказал Ганесваран Саруджан, 25. – В туалет пускали раз в день на одну-две минуты».

Национальная полиция Украины

Единственная женщина в группе соотечественников, Мари Эдид Према, 50, сидела и молча раскачивалась из стороны в сторону. После того, что она пережила в заключении, она часто теряет сознание, рассказал Дилукшан Фото Национальная полиция Украины

Проклятое место

Когда украинские силы приблизились к Волчанску, россияне покинули лагерь и выпустили шриланкийцев и еще некоторых, а кого-то забрали с собой в Россию. По словам украинских следователей, перед тем, как сбежать, россияне облили пол в застенках керосином, чтобы уничтожить следы крови и другие доказательства.

На территории вокруг здания не обнаружили могил. Украинские следователи говорят, что проверяют, не использовали ли печи, находящиеся неподалеку от российской границы, для сожжения тел.

Местные знали, что здание, огражденное колючей проволокой, лучше обходить десятой дорогой.

«Всех, кого они считали противниками России, они забирали туда на неделю, две, месяц, – рассказал Виталий Пилипец, полицейский на пенсии, оставшийся в Волчанске.

Его друг, успешный пчеловод, вынужден был несколько месяцев скрываться после того, как россияне ограбили его дом и хотели задержать его, чтобы потом требовать выкуп.

«Когда здесь были русские, все прятали свои машины, ведь когда оккупанты видели машину, они ее забирали», – рассказал он.

Кроме автомобилей, россияне также забирали семена и оборудование у фермеров и даже сняли пол на одной из баз отдыха за Волчанском. Об этом рассказала местная пенсионерка. «Надо было видеть, как они наконец-то убегали, – говорит женщина. – Они даже диваны тащили с собой».

 

Материалы по теме
Новый выпуск Forbes Ukraine

Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине