Категория
Война
Дата

На что, кроме возможного ареста, влияет ордер МУС Путину? Объясняет заместитель министра юстиции Ирина Мудрая

Ареста Владимира Путина ожидать в ближайшее время не стоит. Но уже сейчас выданный Международным уголовным судом Гааги ордер делает его токсичным. А сторонников «сохранения лица» диктатору станет меньше, объясняет заместитель министра юстиции Украины Ирина Мудрая

Международный уголовный суд Гааги (МУС) выдал ордера на арест президента России Владимира Путина и уполномоченной по правам детей РФ Марии Львовой-Беловой. Впервые такое решение издано в отношении лидера ядерного государства, входящего в Совбез ООН, а ордер на арест российского диктатора – пожизненный.

Последствия для Путина и России будут более масштабными, чем сам суд, и почувствуют их в стране-агрессоре задолго до ареста.

На что уже повлияло решение МУС?

Уровень токсичности Путина растет

Другим странам теперь сложно будет сохранять нейтральность. Непосредственного ареста российского диктатора ожидать в ближайшее время не стоит, но Рубикон перейден, и сторонники стратегии «сохранить лицо» президенту России потерпели поражение.

От Путина не отвернутся все и сразу. К примеру, Китай. 20 марта, уже после выдачи МУС ордера на арест, Москву посетил глава КНР Си Цзиньпин, а МИД страны скептически отнеслось к решению суда. При этом Китай не признает решения Международного уголовного суда Гааги. В ЮАР, куда Путин планирует визит, заявили, что с уважением относятся к решению МУС. Но однажды в стране не арестовали главу Судана Омара аль-Башира, которому МУС выдал два ордера на арест. Хотя были обязаны, потому что ЮАР ратифицировала Римский протокол и подчиняется решению МУС.

С другой стороны, президент США Джо Байден, страна которого не признает юрисдикцию МУС, назвал обвинения в отношении Путина справедливыми и подчеркнул, что его военные преступления очевидны.

Такое разнообразие позиций – следствие влияния политики на международное правосудие и тест на этику для правительств. Ведь незаконную депортацию украинских детей в Россию, в которой обвиняют Путина и Львову-Белову, легко доказать – руководство РФ само хвастается такими поступками.

Международный трибунал больше не нужен?

После решения МУС относительно Путина появилось много мнений о том, что теперь не нужно создавать Международный трибунал. Это ошибочная позиция. Поскольку ни Россия, ни Украина не являются странами – участниками Международного суда, он не может рассмотреть главный вопрос – сам факт преступной агрессии России против Украины.

Сейчас обвинения выдвинуты по доказанной линии, с юридической точки зрения все правильно. Но этого мало. Если в мире хотят сохранить систему противодействия неспровоцированным войнам и конфликтам, Путин должен ответить именно за нападение на нашу страну. Поэтому требуется трибунал, над созданием которого сейчас работает Украина вместе с партнерами.

Римский статут и Украина

Украина подписала статут в 2000 году, но так и не ратифицировала его. Сторонники такой ситуации указывают на опыт США и Израиля, тоже не признающих решения МУС. Среди аргументов – защита украинских военных, которых могут несправедливо обвинять в участии в боевых действиях.

МУС вряд ли будет заниматься вопросами солдат, суд сосредоточен на обвинении инициаторов военных преступлений: военного и политического руководства стран. Так что рассматривать его как угрозу не стоит. Тем более, что Украина придерживается международных протоколов и ведет справедливую войну по освобождению своей территории.

В свою очередь, Россия может манипулировать и выдавать действия Вооруженных сил Украины как преступные. В прошлом году уже были обвинения от международных организаций, повторявших нарративы пропагандистов РФ. Международное право часто связано с политикой.

Украина признала юрисдикцию МУС, приняв соответствующие законы в 2014-м и 2015 годах. Что касается ратификации Римского статута, то законодательная база подготовлена Министерством юстиции. Его ратифицируют сразу после окончания войны.

Катализатор процессов

Решение МУС относительно Путина – по многим параметрам беспрецедентное и может стать катализатором многих процессов. К примеру, повлиять на создание международного компенсационного механизма. Многие страны с опаской относятся к идее конфискации замороженных активов России. Но одно дело – сомневаться, когда речь идет об агрессоре, а другое – когда о военном преступнике.

Также решение влияет на продление/снятие санкций: теперь отказаться от них невозможно, пока Россия не выполнит решение суда.

Такие последствия понимают и в России, недовольство Путиным может расти. Показательный факт: МУС за свою историю выдал всего четыре ордера на арест руководителей стран, и двух из них – Омара аль-Башира и Муаммара Каддафи – вскоре свергли.

Таким образом, ордер на арест следует рассматривать не как финальное событие (или его предвестник), а как еще один важный шаг на пути к справедливости.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашей редакторе Татьяне Павлушенко – [email protected]

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине