В России все еще достаточно старого оружия и снарядов, но коллапс армии РФ неизбежен. Когда он придет (расчеты по солдатам и технике) /Фото Getty Images
Категория
Война
Дата

В России все еще достаточно старого оружия и снарядов, но коллапс армии РФ неизбежен. Когда он придет (расчеты по солдатам и технике)

Украинские дети позируют для фото с российским танком, захваченным украинскими войсками, на Крещатике во время 31-го Дня Независимости Украины в Киеве, 24 августа 2022 года. Фото Getty Images

В ближайшие месяцы в России не закончатся старая советская техника и боеприпасы к ней, но могут закончиться солдаты. Только в первой фазе войны агрессор потерял до половины регулярных войск, поэтому коллапс неизбежен

Многие западные военные аналитики говорили, что к середине лета российская армия исчерпает ресурсы и потеряет инициативу. Эти прогнозы оказались ошибочными. Даже к концу лета армия РФ продолжала атаковать, и к началу контрнаступления на Херсонщине выглядело, что Россия готова удерживать высокий темп и в дальнейшем.

К тому же в СМИ постоянно анонсировали прибытие на фронт третьего армейского корпуса, который собирали на основе батальонов из разных регионов РФ. Его численность примерно 10 000–12 000, и, судя по фото, он получил более современную технику, чем некоторые элитные военные подразделения. В частности, танки Т-80 и Т-90.

Итак, говорить о коллапсе российской армии слишком рано. Но он должен наступить.

Почему аналитики ошибались

В прогнозах сложно предугадать все события и их динамику. Говоря о скором упадке российских войск, аналитики в основном опирались на ситуацию, которая была в мае и которая существенно изменилась в последующие недели.

В начале вторжения Россия собрала около 190 000 солдат и около 30 000 сепаратистов для наступления на Украину. В мае–июне общая численность военных на стороне РФ оценивалась в 100 000–150 000. Около трети из них – сепаратисты и наемники.

В первой фазе войны агрессор потерял до половины численности своих регулярных войск. Большое количество военных, участвовавших в штурме Киева, Чернигова и Харькова, отказались возвращаться в Украину.

Однако в мае Россия существенно изменила свою тактику. Последний разгром большой колонны бронированной техники, пытавшейся прорвать нашу оборону, произошел под Белогоровкой еще в середине мая. Тогда россияне в одном бою потеряли около 100 единиц техники и 500–1000 солдат. После этого российское командование больше не пыталось атаковать тяжелыми механизированными силами.

Штурм Попасной и последующая атака на Северодонецк–Лисичанск развивались по другому сценарию: длительный массированный артиллерийский обстрел, уничтожение всех построек и сооружений, атака мобильными группами с поддержкой пехоты. Танки больше не пытались прорваться в глубь обороны, создавая плацдарм для массированной атаки. Эта тактика была эффективна во Второй мировой войне, но не сейчас. Россияне хоть и медленно, но все-таки учатся.

К тому же российское командование стало все больше полагаться на сепаратистские отряды самопровозглашенных «Л/ДНР» и наемников ЧПК «Вагнера». Именно их пускали в первой линии атаки, а регулярные войска РФ преимущественно обеспечивали поддержку и вторую атакующую линию.

Чтобы обеспечивать пополнение этих «штурмовых» подразделений, в ОРДЛО начали охоту за мужчинами (включая студентов и пенсионеров). Группа «Вагнер» начала активно мобилизовывать заключенных, предлагая им небольшой шанс выжить в обмен на отмену срока.

Это позволило снизить потери именно среди официальных войск агрессора. Судьба сепаратистов и «вагнеровцев» российское общество особо не беспокоит. Путин на время уверовал, что так может продолжаться долго, и риторика Кремля снова вернулась в агрессивное русло.

Также немногие на Западе рассчитывали, что уровень поддержки войны в российском обществе будет только возрастать. Если в начале вторжения россиянам рассказывали о «секретных биолабораториях», разработке тайного оружия в Украине и угрозе НАТО, то ближе к лету Кремль осознал, что российское общество не нуждается в объяснении причин войны. Оно поддерживает ее вне зависимости от объявленных целей.

Можно долго винить российскую пропаганду, но на самом деле она лишь раздувала жар в отношении империалистических ценностей и идей, и так живших в сознании рядового россиянина. В этом мировоззрении нет украинцев, белорусов, грузин и армян. Есть они – «россияне первой категории», или «титульная нация», и все остальные – россияне второй, третьей категории.

Деспотическая форма правления, воспитывающая в людях абсолютное повиновение руководству, обеспечивает то, что даже спустя шесть месяцев войны с тяжелыми потерями российские солдаты продолжают выполнять совершенно бессмысленные и очевидно неправильные с военной точки зрения приказы, идя на верную смерть.

Демократическое государство не смогло бы оправдать в глазах общества такое количество военных провалов и десятки тысяч ненужных смертей. Но общество смиренных граждан часто даже не позволяет себе оценивать действия руководства. «Наверху» знают лучше.

Анализируя это, становится ясно, что российские войска окажутся в состоянии коллапса только тогда, когда ситуация на фронте станет безнадежной. Когда у солдат не будет хватать элементарных средств для продолжения боевых действий: продовольствия, медицинской помощи, боеприпасов. Когда военное руководство убегает далеко в тыл, а обещанная подмога не приходит.

До этого момента армия РФ продолжит воевать, несмотря на бессмысленность команд, отсутствие перспектив или понятных целей, ради которых все это должно продолжаться.

Закончится ли в России оружие

Недавно The Insider опубликовало материал, в котором автор приходит к выводам, что Россия до конца года останется без снарядов, артиллерии и бронетехники.

Многие украинские СМИ распространили эту информацию с оптимизмом и надеждой. Но в действительности большинство аналитических выводов в материале The Insider очень сильно преувеличено.

Россия тратит около 1–1,5 млн снарядов в месяц (с учетом потерь на разбитых складах). Но по данным «Новой газеты», к началу войны РФ накопила запасы около 15 млн снарядов.

Также следует учитывать, что интенсивное использование артиллерии началось только в конце апреля. То есть на данный момент Россия израсходовала только около 5 млн снарядов. Треть от того, что имела в начале войны.

Если добавить еще 1,7 млн снарядов в год (с учетом восстановленных советских снарядов), производимых российским ОПК, становится понятно, что Путин способен кормить своего артиллерийского зверя еще не один месяц.

Кроме того, осознавая огромные потребности, по данным американской разведки, Россия заключила контракт на поставку боеприпасов калибра 152 мм и ракет в РСЗО с Северной Кореей.

То же самое касается и артиллерийских стволов. Несмотря на то что российская артиллерия далеко не нова и имеет ограниченный ресурс, на складах хранятся до 15 000 советских артиллерийских систем, которые могут стать как ремонтным фондом, так и частично компенсировать потери.

По крайней мере уже сейчас известно, что Россия сняла с хранения и направила на фронт часть крупнокалиберных САУ «Пион» и РСЗО БМ-21. Пока нет никаких признаков того, что российской артиллерии не достаточно количества. Она имеет тотальное преимущество на фронте. И только высокоточные дальнобойные системы, предоставленные Украине, позволяют частично компенсировать это преимущество.

Однако советские резервы не всегда можно быстро мобилизовать. Например, имея около 7000 танков Т-72 в запасах, Россия была вынуждена поставлять на фронт устаревшие Т-62, которые проще по конструкции и которые можно быстрее мобилизовать с меньшими затратами. Но если говорить о более простой технике, такой как МТ-ЛБ, БМП-1, БТР, то вряд ли стоит ожидать, что они закончатся.

При этом Украина собирает такую же старую технику с невероятными усилиями по всей Восточной Европе.

У врага есть гигантский «ящик Пандоры», доставшийся в наследство от СССР. И ни СССР, ни Россия почти никогда не сокращали эти запасы. На складах хранится все, что можно как-нибудь использовать в войнах, начиная с техники Первой мировой войны. Это все плохого качества, примитивно и часто ломается. Но его очень много.

Захваченные позиции россиян свидетельствуют о том, что враг в первую очередь снабжает своих солдат патронами, оружием и боеприпасами. Значительно хуже ситуация с одеждой, снаряжением и продовольствием.

Следовательно, ожидать, что в России скоро закончатся ракеты, снаряды или танки, не стоит.

И все же почему коллапс должен наступить

Ресурс, который действительно быстро сокращается в России, это солдаты. 150-миллионное государство не смогло удержать количество своей военной группировки, которая была по состоянию на 24 февраля, несмотря на все нетрадиционные методы восполнения потерь. Но и эти нетрадиционные методы не безграничны. Мужчины в ОРДЛО постепенно заканчиваются. Российские заключенные уже знают опыт своих коллег в этой войне.

Если в первой фазе войны российская армия имела значительное преимущество в количестве солдат, то сейчас преимущество в численности военных уже на стороне ВСУ. И оно будет постепенно расти. Так же, как и качество военных.

Общая численность сухопутных войск Украины по данным The Military Balance на 2021 год составила 159 000 (включая административный штат и обеспечение), а недавно министр обороны Алексей Резников заявил об увеличении украинской армии до 700 000, но некоторая часть еще проходит обучение. Около 60 000 украинских солдат пройдут обучение за границей у лучших военных инструкторов в ближайшие месяцы.

Российской армии больше некуда уменьшать численность своих сил. Надо или сокращать линию фронта, то есть отступать по определенным направлениям. А это провал в глазах российских «патриотов». Или снижать интенсивность боев и замораживать большую часть фронта, на что не согласится Украина. Или искать новые мобилизационные резервы.

Очевидно, опыт формирования третьего армейского корпуса показывает, что даже за высокую зарплату желающих воевать в РФ не так много, как нужно. При этом местные власти предлагали «добровольцам» дополнительное денежное поощрение и применяли административный ресурс.

Массовая принудительная мобилизация приведет к тому, что ситуация на фронте станет плохо управляемой. Увеличится количество неисполнения приказов или сдачи в плен. Это мероприятие Путни держит на крайний случай. И его нельзя быстро реализовать. С момента объявления общей мобилизации до момента, когда первое подразделение попадет на фронт, может пройти несколько месяцев.

Кремль оказался в заложниках своих идей. Когда человеческих ресурсов добиваться цели не хватает, а возможностей отказаться от этих целей нет.

Но следует признать, что никто точно не может спрогнозировать тот момент, когда наступит коллапс российского войска. Многое зависит от возможностей Украины. Чем больше тяжелого оружия получит Киев, тем больше потерь будет нести враг и тем быстрее российское войско падет.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашему редактору Катерине Рещук - [email protected]
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Специальный военный выпуск Forbes ко Дню Независимости

Специальный военный выпуск Forbes ко Дню Независимости

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине