Генеральний директор агрохолдингу ІМК Алекс Ліссітса /из личного архива
Категория
Компании
Дата

«Они не понимают, как смогут справиться с таким агромонстром, как Украина». Гайд о будущем украинского аграрного рынка от СЕО ИМК Алекса Лисситсы

Генеральный директор агрохолдинга ИМК Алекс Лисситса Фото из личного архива

СЕО агрохолдинга ИМК Алекс Лисситса – герой нового ютуб-проекта Forbes «Business Breakfast с Владимиром Федориным». Лисситса рассказал об экспортной мощности стран-соседей, возобновлении работы ИМК после оккупации и как компания закончит 2023 год.

Інвестувати? Почекати? Продавати? Війна змінює все, крім обов’язку лідера приймати виважені рішення. Вже 30 травня 40+ спікерів поділяться досвідом на Першій щорічній конференції про фінанси, інвестиції та економічне зростання. Купуйте квиток за посиланням.

Алекс Лисситса – генеральный директор «Индустриальной молочной компании» (ИМК). В 2022 году компания входила в десятку крупнейших агрохолдингов Украины. 120 000 га земельного банка ИМК находятся в Полтавской, Сумской и Черниговской областях. Последние две в 2022 году были под российской оккупацией и до сих пор подвергаются массированным обстрелам со стороны РФ.

После 24 февраля 2022-го из шести офисов ИМК работал один – в Полтаве, остальные компания эвакуировала. «Мы забрали серверы, а все горючее для сельхозтехники либо отдали армии, либо уничтожили, чтобы не досталось врагу», – рассказал гендиректор ИМК. В начале войны пять из шести элеваторов компании и 100 000 га земли были оккупированы. Еще 35 000 га земли на Черниговщине – частично заминированы. Под оккупацию на несколько часов попала молочно-товарная ферма на границе с Беларусью, она также пострадала от вражеских обстрелов, рассказал Лисситса.

Как компания реанимируется после оккупации и какие объемы украинского зерна ожидать в 2023 году, рассказал Forbes герой девятого выпуска «Business Breakfast с Владимиром Федориным» Алекс Лисситса.

Позиции Украины на глобальных рынках зерновых культур

В прошлом году Украина посеяла на 45% меньше озимых зерновых. Это связано отчасти с тем, что у нас территории оккупированы, что поздно и долго собирали урожай. Но факт остается фактом, у нас – 45% озимых зерновых. Де-факто если мы возьмем среднюю урожайность по Украине по озимой пшенице, она в среднем не больше 4,5 т. Мультипликуем это на количество гектаров, получается максимум 15 млн т.

Если мы скажем, что 50% будет продовольственным, а 50% – фуражным, то в среднем мы выйдем на 7–8 млн т продовольственного зерна. Этого достаточно, чтобы мы обеспечили внутренние потребности. Для внутренней продовольственной безопасности нет никаких проблем. Но вопросы будут идти по экспорту.

Украина, которая ежегодно стабильно давала 10% мировому рынку пшеницы, в этом году не сможет дать эти 10%. По пшенице Украина уже начнет терять глобальные рынки. Это очень плохо. Сможем ли мы компенсировать яровыми культурами, посев которых сейчас происходит, тоже много вопросов. Это зависит от того, сколько дали удобрений, какая была погода, сколько будет дождя.

По поздним зерновым, кукурузе, по прогнозам экспертов, Украинского клуба аграрного бизнеса, мы ожидаем до 3 млн га. Обычно Украина сеяла 5 млн га. Если мы по кукурузе получим 15 млн т – вал, это значит, что мы сойдем с глобального рынка кукурузы. Поэтому на этот год для Украины по валу, особенно в зерновых культурах, каких-либо оптимистических прогнозов не ожидается.

Будущее агросектора

Мы ожидаем в 2023 году не более 50 млн т сбора урожая зерновых. До войны у нас на внутреннем рынке оставалось 25 млн т, остальные мы экспортировали. В этом году будет меньше, ведь населения у нас больше не стало и скота у нас тоже больше не стало. Поэтому я думаю, что 25 млн т мы вывезем на экспорт, а остальные, скорее всего, будут оставаться в Украине.

То, что мы можем в этом году, и то, что делают украинские аграрии, – это переходить на масличные культуры. Потому в этом году точно будет рекорд по подсолнечнику, пожалуй, будет рекорд по сое. Скорее всего, рекорд будет и по рапсу: его посеяли в прошлом году много, и он в хорошем состоянии сейчас.

Единственный факт, который ожидается в этом году, что Украина существенно ухудшит свои позиции на глобальных рынках зерновых культур, и это существенная проблема. Поэтому если мы говорим о будущем, в 2024 году выйти на довоенные объемы, а это 100 млн т зерновых и масличных, будет очень тяжело. И это учитывая, что у нас 2 млн га земли заминированы или находятся в зоне боевых действий.

Это из расчета того, что два года подряд никто не инвестировал в CAPEX, в технику. То есть нам нужно будет улучшать материально-техническое состояние предприятий. Для этого потребуются огромные ресурсы, а этих ресурсов на сегодняшний день нет. На 2024 год ситуация не улучшается.

Аграрный монстр

До начала военных действий у нас были квоты на экспорт зерна в Европу. У нас была подписана зона свободной торговли, но на особенно чувствительные товары, животноводческую продукцию, в том числе на зерновые, были квоты. По кукурузе это был 1 млн т, по пшенице – 700 000 т. Это все квотировалось. Основная масса продукции уходила на юг Европы. То есть, наши основные контрагенты, импортеры – Италия, Испания, частично Нидерланды. Мы никогда свою зерновую продукцию в Польшу и на приграничные области не возили.

С началом войны ЕС открыл границы. Сейчас работает беспошлинный ввоз для всех товаров и услуг, не требующих дополнительного лицензирования. У нас были большие переходные остатки с 2021 года. 2021-й был рекордным на территории Украины по урожаю и по валовому сбору. Мы собрали более 106 млн т, и это куда-то нужно было вывозить.

Вывозить нужно было через западные границы. Мы завалили все железные дороги, все проходные пункты. И заметили простую вещь: у наших соседей инфраструктура вообще не была готова к этому нашествию зерна.

Возьмем, например, Польшу. Их три самых крупных порта, в том числе Гданьский, могут экспортировать 2 млн т зерна в год. В большинстве случаев у них нет ни нормального железнодорожного пути, ни нормальных перевалок. 2 млн т зерна в год на три порта – мелочь по сравнению с тем, что мы экспортируем. Мы экспортируем 6 млн т в месяц. Польская инфраструктура не готова к этому.

Когда я общаюсь с польскими коллегами или французами, или кем-то другим, то вижу, что они очень боятся Украины. Они вообще не понимают, как справиться с таким аграрным монстром, как Украина.

Евроинтеграция агросектора

Европейское сельское хозяйство очень зарегулировано, и это проблема. Об этом все говорят. Если для Украины политически и стратегически евроинтеграция является целью, то сельское хозяйство должно внести свой вклад также. Если наш рынок сбыта – 450–500 млн населения Евросоюза, то мы должны перестроиться, чтобы быть на этом рынке успешными.

Я убежден, что для нас это выгодно, но путь будет очень сложным. Наша украинская душа не позволяет нам мыслить в законных рамках. Мы не привыкли, но нам придется, поэтому будет тяжело перестраиваться. Особенно если посмотреть на green deal, который в Евросоюзе должен быть имплементирован к 2030 году, где органического сельского хозяйства 25%.

Нам будет очень тяжело, но если мы хотим быть в Европе, жить в Европе, думать, как в Европе, тогда мы вынуждены будем пройти этот тернистый путь.

2023 год в Индустриальной молочной компании

По бюджету мы закончим в ноль. Я думаю, что это будет идеальный сценарий. Первый сигнал у нас будет, когда мы закончим посев. На сегодняшний день мы еще не начали посевную, начнём через пару недель. Обычно ИМК завершала посевную 10-12 мая. В этом году я думаю, что посевная закончится несколько позже. Два года мы не инвестировали в нашу технику, есть проблемы с запчастями, осенью не успели подготовить почву.

В прошлом году мы увеличили посевы пшеницы в два раза, пошли против рынка. Весь рынок снизился вдвое. Я уверен, что цена на пшеницу будет в хороших высотах находиться. Если мы в середине июля поймем, что у нас идет хотя бы 6,5 т пшеницы на круг и будет нормальное качество, тогда это второй сигнал. И третий сигнал – будем смотреть на осень по поздним культурам. Если все сложится, то мы выйдем по результатам года на большой плюс по доходности.

Но в плане доходности мы понимаем, что в этом году логистика будет съедать многое, большие трансакционные расходы, увеличение цены удобрений на 30%. Все остальные привязанные к газу компоненты также возросли в цене. Поэтому я думаю, что мы закроем год с большим нулем, и это будет в плане прибыли неплохой вариант.

С точки зрения выручки по отношению к 2022 году будет плюс, ведь мы добавляем более 30 000 га земли, которые в прошлом году не возделывали. Поэтому очевидно, что будет плюс 35%. По обороту будет точно плюс.

Алекс Лисситса на еженедельном проекте «Business Breakfast с Владимиром Федориным»

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине