Прозрачные торги. Украинский стартап Rentberry делает в США Airbnb для долгосрочной аренды. Что у него выходит
Категория
Инновации
Дата

Прозрачные торги. Украинский стартап Rentberry делает в США Airbnb для долгосрочной аренды. Что у него выходит

Основатели Rentberry. Cлева направо: Алексей Любинский, Лилия Остапчук, Денис Голубовский и Арсен Костенко. Иллюстрация Shutterstock/Анна Наконечная

Основанный украинцами в США стартап Rentberry намерен переосмыслить жилищный рынок объемом в сотни триллионов долларов. Он уже попытался использовать для этого токены, но обжегся на незрелой технологии. Каков его дальнейший план глобальной экспансии?

Когда Украину в 1998 году трясло от глубокого экономического кризиса, семья программистов Любинских паковала вещи. Они вытянули счастливый билет – одну из 50 000 «грин-карт» – и сменили Киев на Купертино, штат Калифорния. 

Любинский-старший устроился в Apple, его жена стала медсестрой. 14-летнему Алексею переезд и адаптация дались легко. После колледжа он пошел в университет Беркли. Взял три специальности: бизнес, экономика, славянская литература. Что за набор? 

«Родители и друзья говорили: возьми, чтобы не забыть язык», – вспоминает Любинский, 38. Филологом действительно не стал – после выпуска Любинский провел десятилетие в инвестбанкинге, поработав в Seven Hills, Raiffeisen Investment, Deloitte&Touche, BIC Securities. Затем ушел делать бизнес. Успел запустить сервис по обмену деловыми контактами, сервис доставки еды и профессиональную соцсеть CityHour. 

Ни один проект не взлетел, только CityHour удалось продать примерно за $0,5 млн, отбив вложенное. Этот же стартап познакомил его с бизнес-партнером, Лилией Остапчук. Она не нашла времени пообщаться с Forbes. Украинка заканчивала КИМО, а в США приехала по программе обмена с Колумбийским университетом. Осталась.

В 2016-ом Любинский и Остапчук искали новый фронтир. После доставки еды и соцсетей обратили внимание на недвижимость. Это по-настоящему необъятный пирог: мировой рынок в 2020-м оценивали в $326 трлн, на Америку приходится примерно пятая часть, подсчитывает аналитическая компания Savils. Дом – основа «американской мечты», мигранты Любинский и Остапчук усвоили это особенно хорошо. Новый стартап назвали Rentberry.

«Триллионный рынок, который ужасно работает и не менялся уже 40 лет», – говорит основатель стартапа PropertyMate Богдан Гнатковский. Они с Rentberry осваивают американский сегмент PropTech – технологий в сфере недвижимости, которые помогают строить «умные» города, эффективнее продавать и арендовать площади. Только в 2020 году такие стартапы профинансировали на $23,8 млрд, подсчитывает исследовательский центр CRETI.

Как менять огромный рынок

Основатели Rentberry построили компанию вокруг проверенной формулы – «реши свою боль». Их стартап упрощает аренду. За хорошие квадратные метры в американских мегаполисах идет конкурентная борьба, но с завязанными глазами. «Платишь цену из объявления, а соперник дает на $50 больше – и квартира его, – говорит Любинский. – Если бы знал про чужую ставку, дал бы больше».

Rentberry строит открытый аукцион. На сайте можно сравнивать себя с конкурентами, указывая сумму и продолжительность контракта, кредитный рейтинг, уровень дохода и другие факторы. Все остальное – от подачи заявки до оплаты – тоже максимально автоматизировано. Это и есть высокие технологии? Да, для Америки. 

Обычно анкету на аренду нужно заполнять от руки и отправлять по почте, да еще и рискуя персональными данными. Основной аргумент – номер социального страхования (SNN), девятизначный код, по которому можно проверить кредитную и судебную историю. «Собственник квартиры ручками переносит данные в Excel, а ты платишь ему $100», – описывает Любинский.

Rentberry включили в процесс посредника – SNN анализирует доверенное кредитное бюро Experian, но не передает его собственнику дома. Это точечная инновация, которая помогает выделиться на фоне конкурентов. Другим аргументом должно стать качество интерфейса. За его проектирование отвечают два других основателя: Денис Голубовский, 31, и Арсен Костенко, 36, экс-сотрудники компании Alty. Эта украинская студия делала приложения для monobank, Zakaz.ua и ПриватБанка. «Алексей знает, в чем хорош. Но там, где не эксперт, – спорить не станет», – рассказывает основатель Alty и друг Любинского Леонид Горев.

Соперничать Rentberry есть с кем, но бесспорно доминирует в Америке стартап Zillow. Основанный в 2004 году маркетплейс поиска недвижимости поглотил уже 13 компаний и в 2013 году вышел на биржу. На пике компания стоила порядка $45 млрд, за последний год – подешевела втрое. Обожглись, заступив на чужую нишу. Zillow стал выкупать дома, но систематически переоценивал лоты и влез в долги. 

Кто верит в Rentberry

Лес рубят – стартапы живут. «Рынок такой большой, что есть место для каждого», – говорит Гнатковский. На свою идею переосмыслить рынок аренды Любинский с партнерами совокупно собрал уже более $15 млн инвестиций от ангельских инвесторов и фондов: Zing Capital, 808 Ventures, Beechwood Ventures и т. д.  

Первым инвестором с чеком в $150 000 стал президент венчурного фонда 92 Ventures, итальянец Паоло Заппароли. «Алексей увлечен своими идеями. Значит, сможет быстро развивать компанию и оставить позади конкурентов», – говорит он. Заппароли настолько уверен в компании, что участвовал во всех инвестраундах и даже отправлял стажироваться в стартап сына. Впрочем, если дело прогорит, он не разорится – итальянец, к примеру, за $14,5 млн купил четырехкомнатную квартиру в нью-йоркской супер-высотке 432 Park Avenu, пишет The New York Times.

Не все инвесторы так верят в Любинского. В 2017 году компания провела ICO – первичный выпуск токенов. То есть выпустила собственную криптовалюту на блокчейне и продала ее на $30 млн. Рекорд для Proptech-сферы. Токенами BERRY обзавелись около 22 000 людей.

Любинский говорит, что идею с ICO подбросил Горев, но в детали вдаваться не хочет. Его стартап – один из тех, кто подорвал доверие к такому методу финансирования. С момента запуска токен BERRY упал в цене с $0,1 за штуку до $0,0008. На профильных форумах его называют не иначе как «мошенничеством».

Изначально собственные деньги придумывали, чтобы проводить в них арендные депозиты, которые вносят при заезде в новое жилье. Обычно речь про стоимость 1–1,5 месяцев аренды, а совокупно в депозитах заморожено $60 млрд, подсчитывает Forbes. Стартап хотел, чтобы доллары заменили на токены: люди не замораживают деньги, а Rentberry взимает комиссию 0,25% от суммы транзакции.

Как это должно было работать? Арендатор платит 10% депозита. На остальные получает займ от других пользователей платформы. Они оставляют заявки, на какую суму и при каких условиях готовы помочь профинансировать депозит. Арендатор выбирает выгодные предложения, например, займ под 5% годовых. «Деньги не замораживаются, а работают в этой цепочке. Много людей в крипте, которых это должно было заинтересовать», – говорит Любинский. Не заинтересовало: за все время таких операций было четыре. 

«ICO-компании часто разрабатывают функции не согласно потребностям, а согласно собственным обещаниям», – говорит Гнатковский из PropertyMate.

Жизнь после токенов

Функции с использованием токенов с сайта Rentberry убрали в марте 2021 года. «Тогда я сказал: «Нужно это забыть и вычеркнуть из своей жизни», – говорит Любинский. А что $30 млн? Ушли в небытие, как и большинство других ICO-инвестиций. Десять из десяти токенов, выпущенных таким образом, торгуются дешевле стартовой цены, подсчитывают профессора Школы менеджмента при Мюнхенском университете.

У Любинского и других основателей около 50% компании. Несмотря на ошибки с криптовалютами, это не мертвый груз. В украинском офисе разработки Rentberry около 30 сотрудников, услуги предоставляют в 40 странах. Основную выручку, порядка $1 млн в месяц, приносят три локации: США, Великобритания, Германия.

Посещаемость сайта – более 1 млн пользователей в месяц, говорит маркетинг-директор Алексей Гуменюк. Это без рекламы – только органичная посещаемость благодаря SEO-оптимизации. Своим трафиком Rentberry делиться с более чем 50 партнерами – локальными платформами для аренды. Они размещают свою недвижимость на сайте стартапа и получают лиды. «Мы стали большим агрегатором недвижимости по всему миру, но планируем больше интегрировать партнеров в наш процесс аренды», – говорит Гуменюк. 

На радарах Rentberry есть и Украина. Там не более 1000 посетителей в месяц. Так вышло случайно. «Везде, где работает Google Maps, человек сможет разместить свою квартиру», – объясняет Гуменюк. Сейчас на платформе – 4,5 млн квартир. 

Украинские коллеги о Rentberry не слышали. «Мне ничего не известно о деятельности Rentberry, а рынок аренды в Штатах не является нашим фокусом», – сказал основатель и CEO ЛУН Денис Цыганок. Аналогично ответил и маркетинг-директор DOM.RIA Сергей Молдаховский. Потенциал у Renberry есть, говорит Максим Школьник, партнер Focus Estate Fund и основатель Address.ua. «Рынок движется в сторону автоматизации. Смогут ли Rentberry занять это место, я не знаю. Есть ли у них шанс это сделать – думаю, есть», – говорит он. 

По задумке основателя Rentberry, его проект – Airbnb для долгосрочной аренды, где можно эффективно поторговаться за съем нового жилья. Удобство стоит денег, уверен Любинский, и монетизировать он научился почти все. К примеру, $20 нужно заплатить за каждую заявку на аренду квартиры. В свою очередь собственники недвижимости могут продвигать свои объявления за деньги – это стоит от $50 в месяц. 

В планах диверсифицироваться: продавать данные о переездах локальным бизнесам, запустить полноценную площадку для покупки недвижимости, освоить рынок гибкого проживания (аренды на четыре – восемь месяцев). Из реализованных новинок Любинский называет функцию поиска домов престарелых. Rentberry сортирует их по популярности, стоимости, показывает отзывы и даже долю мужчин и женщин. 

«Все прошли сквозь этот ад аренды жилья прежде, чем стали CEO больших корпораций», – уверяет Любинский. С каждым годом аренда становиться все популярнее приобретения своего жилья, в том числе из-за более предсказуемой цены. За последний год цены на покупку недвижимости в США выросли на 19,2%, на аренду – на 14,3%, сообщают индексы, рассчитанные Zillow. Бум позволяет рисковать, говорят инвесторы. «Компания способна произвести на этом рынке революцию. Другие игроки сделают свой вклад», – напутствует свой стартап Заппароли.

Материалы по теме
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Инвестгид на 2022-й год, Семёнов и его телеканалы, цифровая Украина | Рейтинг работодателей