Анатомия рыночного хаоса. Почему сразу падают цены на акции и облигации. Лаконичный гид от The Economist /Фото Getty Images
Категория
Картина дня
Дата

Анатомия рыночного хаоса. Почему сразу падают цены на акции и облигации. Лаконичный гид от The Economist

Getty Images

2022 год оказался очень сложным для всей планеты. Едва мир начал выходить из карантина, как его охватили геополитические кризисы. Это не могло не отразиться на мировой экономике. The Economist проанализировал состояние рынков. Forbes выбрал главное.

После безумной распродажи акций в первой половине года инвесторы немного расслабились. Например, индекс S&P 500 вернулся примерно на уровень начала июня.

Однако за оставшиеся в 2022-м пять месяцев понадобится крутой поворот, чтобы сказать: у финансовых рынков был спокойный год. Уже можно выделить главную характеристику этого периода: спад был необычно глубоким и задел многих.

Если бы год закончился сейчас, инвестор в индекс MSCI All Country World потерял бы 15% – это самая низкая рентабельность с 2008 года. Добавило боли и то, что спад постиг разные классы активов. Из очевидных можно выделить акции и облигации (бонды). Хорошая новость в том, что такая неудача сконцентрирована в нескольких типах активов и фирм.

Вспыхнет ли луч надежды до конца года, сказать трудно. Редко бывает спад и на акции, и на облигации. Когда цены на акции падают из-за ослабления экономики, цены на облигации, как правило, растут благодаря тому, что ожидается снижение процентных ставок. Это позволяет уравновесить диверсифицированный портфель.

Также и наоборот: цены на акции растут в условиях сильной экономики, а на облигации падают. Двойное падение в этом году вызвано ростом инфляции, повышением процентных ставок и верой в то, что экономическая ситуация еще усугубится.

Индекс мировых государственных облигаций FTSE потерял 13% в 2022-м, и это впервые с 1986-го (год основания индекса), когда в мире зафиксировали двузначное падение и акций, и облигаций.

Более того, фондовые рынки пострадали почти повсюду. Акции в Европе, Японии и на молодых рынках – все пошли на спад. Как следствие, есть немного победителей.

Двойное падение в этом году вызвано ростом инфляции, повышением процентных ставок и верой в то, что экономическая ситуация станет еще хуже.

Индекс биржевых товаров от Bloomberg, включающий энергетические, сельскохозяйственные и промышленные биржевые товары, с января вырос на 18%. Нефтяные и газовые компании выиграли от вторжения России в Украину и последующих нарушений в снабжении черного золота и голубого топлива.

Индексы акций MSCI для экспортеров нефти, таких как ОАЭ, Саудовская Аравия и Кувейт, выросли, как и для Бразилии и Индонезии, поставляющих другие биржевые товары. Индекс MSCI для Чили вырос более чем на 20%, но в стране рыночная капитализация составляет менее $40 млрд, поэтому для инвесторов это небольшое утешение.

Если бы такая череда неудач произошла 20 лет назад, то можно было бы ожидать колебания какой-нибудь мейнстримной финансовой фирмы. Наиболее необычно то, что все эти неудачи преимущественно постигают две группы, и обе они не являются частью мейнстримных западных финучреждений.

Первая группа – это китайские застройщики. Их продажи в этом году обрушились из-за беспокойства о финансовом здоровье компаний и о том, как продолжение карантина в Китае повлияет на экономику.

Возьмем, например, компанию Country Garden, у которой недавно был хороший кредитный рейтинг. Выплаты по ее облигациям должны быть выполнены в январе 2024-го, а уже сейчас доходность к погашению превышает 100%, что на 5% выше, чем в этот же период прошлого года. Однако жесткий контроль Китая над капиталом означает, что проблемы пока не вышли за пределы страны.

Вторая группа – мир криптовалюты и децентрализованных финансов. Из бизнеса вышли Celsius, криптокредитор, Terra, гедж-фонд, занимающийся стейблкоином, и Three Arrows Capital, гедж-фонд, специализирующийся на крипто.

Какие рынки может ожидать нестабильность?

Большой вопрос в том, нестабильность распространится или будет ограничена двумя группами. Уже заметно напряжение на рынках с молодой рыночной экономикой, которые столкнулись с ростом процентных ставок в мире, а также с ростом цен на продовольствие и энергию.

По состоянию на конец июля около 36% эмитентов, входящих в индекс облигаций рынков с молодой рыночной экономикой JPMorgan Chase, имеют рентабельность более 10%. Во время паники на рынке в марте 2020-го таких эмитентов было всего 20%.

К счастью для Запада, его мейнстримные финучреждения не так светятся на рынках с молодой рыночной экономикой.

Если энергетический кризис усугубится зимой, то проблемы могут быть в еврозоне. Европейский центральный банк в июле пытался это предотвратить, создавая новые механизмы для обуздания рынка облигаций.

Поскольку становится все сложнее и дороже выпускать корпоративные облигации, фирмы-должники могут столкнуться с проблемой поиска инвестиций.

Еще не закончился один из самых необычных годов для мира финансов за прошедшие несколько десятилетий.

Материалы по теме