Русофобия в венчуре. Год назад российские инвесторы вкладывали в стартапы миллиарды, теперь от их денег бегут. Как не обжечься? /Shutterstock
Категория
Инновации
Дата

Русофобия в венчуре. Год назад российские инвесторы вкладывали в стартапы миллиарды, теперь от их денег бегут. Как не обжечься?

5 хв читання

Shutterstock

До 24 февраля санкции касались небольшого числа российских компаний и граждан. Венчурные инвесторы, банки и госкомпании РФ активно вкладывали в мировые фонды и стартапы – $7,2 млрд за прошлый год. Сейчас от них бегут. Каких инвесторов считать российскими и как уберечь стартап от токсичных денег?

За 12 років консалтингова компанія Franchise Group створила 600+ франшиз. Як масштабувати бізнес за допомогою франшизи в часи турбулентності? Отримайте інсайти і стратегії на Форумі підприємців від власниці та СЕО Franchise Group Мирослави Козачук. Купуйте квиток за посиланням.

Украинский стартап Adwisely в преддверии полномасштабного вторжения привлек $1,5 млн. Об инвестиции компания сообщила в июне 2022 года. В списке инвесторов – фонды TMT Investment и Cabra VC. Их партнеры эмигрировали из России, некоторые более 10 лет назад. Впрочем, у фондов единичные инвестиции в российские стартапы. Или это уже проблема?

«До войны в международных стартап-комьюнити существовало неписаное правило: «Если российский инвестор не в санкционных списках, с ним можно соинвестировать или привлекать от него средства», – говорит руководитель юротдела Legal Nodes Дарья Жук. Инвестиции российских венчурных фирм росли последние три года и в 2021-м составили $7,2 млрд, свидетельствуют данные Pitchbook. С 24 февраля ситуация изменилась.

Списки санкций удлиняются, а российские деньги стали токсичными как никогда. Ключевой стартап-акселератор Y Combinator уже попросил всех потенциальных инвесторов подтвердить, что они и их прямые или косвенные партнеры не находятся в санкционных списках США. Компания объясняет это повышением стандартов с учетом войны, развязанной агрессором.

Из-за санкций на российских инвестициях уже погорели сервисы доставки еды FridgeNoMore и Buyk. Основанные россиянами, они опирались на российские инвестиции, хоть и работали на американском рынке.

Как провести границу «российскости»? Российский фонд – это деньги российских граждан и российских юридических лиц, говорит управляющий партнер юридической фирмы Juscutum Артем Афян. «Это как с украинскими стартапами: далеко не все украинские стартапы с украинскими фаундерами относятся к украинской юрисдикции», – объясняет он.

Чьи деньги?

ТМТ Investments в 2010 году основали российские эмигранты Герман Каплун, Александр Моргульчик и Артем Инютин. С того же года фонд торгуется на Лондонской бирже и успел проинвестировать более 100 компаний.

На украинском рынке ТМТ – заметный игрок. Средства от него получили в том числе стартапы One Notary, 3DLOOK, AllRight. Adwisely стартовал с ангельских средств партнера TMT Игоря Шойфота, а теперь получил уже второе финансирование и от самого фонда.

Cabra VC, также проинвестировавший в украинский Adwisely, основали в 2016 году в Латвии три выходца из России: Алексей Олексанов, Шухат Ибрагимов и Владимир Черепов. Фирма фокусируется на стартапах из США и Индии.

Что с происхождением средств? Фонды не обязаны раскрывать свою структуру и партнеров. Сейчас это стало дополнительным стимулом проверять, нет ли связей (прямых и косвенных) с российскими олигархами, состоятельными семейными офисами или государственными структурами оттуда, говорит Жук.

TMT Investments – публичная компания, торгующаяся на Лондонской бирже. «Даже если бы мы хотели, если бы были пропутинскими тварями, то этого бы не получилось, потому что здесь есть свой комплаенс с первого дня», – говорит Шойфот.

У Cabra такого предохранителя нет. По словам управляющего партнера Алексея Олексанова, никто из инвесторов фонда или работников не живет в России. Американский офис проверяет их нетворк, репутацию и банковские счета. «Чтобы не навредить ни нашим инвесторам, ни стартапам – никаких капиталов непонятного происхождения. Иначе никто не заработает», – уверяет он.

Какие фонды под табу? «Достаточно иметь в партнерах подсанкционный Сбербанк или условный «Яндекс», акции которого перестали торговаться на Nasdaq», – говорит Жук. Такое сотрудничество может нести серьезные юридические и репутационные риски для стартапа. «С вами не захотят работать другие инвесторы, компании и сложнее будет открыть банковские счета. Что еще нужно, чтобы уничтожить бизнес?» – говорит Афян.

Русофобия на вооружении стартапов

Стартапам следует самим проверять инвесторов. Смена фамилии управляющего партнера или позиционирования на сайте с российских на «международное» не делает фонды безопасными. Так что стоит:

  • проверить происхождение управляющих партнеров фонда, их гражданство;
  • узнать, кто является инвесторами фонда и проверить их;
  • уточнить, есть ли у фонда российское юридическое лицо, офис и работники в России;
  • посмотреть, не инвестировал ли фонд в подсанкционные российские компании и нет ли с ними других партнерских отношений;
  • проверить список российских инвестиций, если таковые есть: осудили ли эти компании войну, вышли ли с российского рынка, вывезли ли работников?

Последний пункт – скорее репутационный. Разве что речь идет об инвестициях в компании подсанкционных лиц.

Хотя TMT и Cabra фокусируются прежде всего на рынке США, нашли и стартапы из РФ.

В 2021 году TMT стал ведущим инвестором My Device, вложив в стартап $850 000 из $1,9 млн. Проект по аренде электросамокатов и велосипедов по подписке два года назад в Москве основали трое россиян. До 2022-го компания работала только в РФ и в прошлом году имела выручку 120 млн руб.

В начале февраля стартап запустил сервис в Нью-Йорке. Соучредительница Ксения Прока в июне 2022 года рассказывала российскому Forbes, что с началом полномасштабной войны стало сложно вести бизнес одновременно в США и России.

«Насколько я знаю, они уходят с российского рынка, но это хороший вопрос», – сначала отвечает Шойфот при упоминании My Device. Потом признает, что это единственная инвестиция в стартап на российском рынке из сотни и была сделана до войны. Еще аргумент – «инвестировали не в российскую, а в американскую компанию – они разделены», – говорит инвестор. И добавляет, что TMT Investment «совсем небольшой инвестор с небольшой долей», а My Device обещал инвестору продать российский бизнес.

Компания потеряла доступ к кредитам российских банков, потому что среди владельцев есть американская компания, рассказывала Прока. My Device Inc. принадлежат 17% в российском юрлице стартапа. В планах разделить компании юридически и продолжать вести бизнес на российском рынке, говорит Прока.

У Cabra есть две инвестиции в российские стартапы – «Сделано» и Ticketscloud. Первый был продан в 2017-м. Ticketscloud работает до сих пор.

Еще одна инвестиция – AR-стартап Neatsy.ai – с российскими корнями. У компании был офис в России, но в апреле она решила перевезти работников. «Переезжать собираются буквально все – в Армению, Польшу или Германию, поскольку у нас международная команда, а американским партнерам теперь сложно платить зарплату в России, – говорил Семьянов. – Важно сделать это очень быстро».

Когда россияне меня спрашивают, что делать, я отвечаю одним словом – уезжайте,

Игорь Шойфот партнер TMT Investments

В TMT Investment в России остается один сотрудник, готовящий документы для выезда. Его имя Шойфот не раскрывает. «Мы не имеем никакого отношения к России. Мы налогов в России не платили, гражданами России не являемся», – утверждает Шойфот.

Украинские стартапы ситуацию хорошо понимают. Брать деньги от российских «по паспорту» фондов не собираются. «Такие деньги поднимать я никому не советую», – говорит основатель 3DLOOK Вадим Роговский.

От TMT или Cabra не отказываются. «Помимо того, что фаундеры родились в России, с ней больше нет никакой связи. Они давно живут за границей и являются гражданами других стран», – говорит Роговский. В марте 2021 года TMT Investment принимал участие в раунде 3DLOOK на $14,7 млн.

На Adwisely присутствие на борде TMT Investment и Cabra VC никак не отразилось. Стартап привлекает еще $1,5 млн, чтобы не потерять оценку. «У нас нет прецедентов среди новых инвесторов, что они не будут инвестировать из-за этого (присутствия TMT Investment и Cabra VC. – Forbes)», – говорит основатель стартапа Павел Матвиенко и добавляет, что ни дивиденды, ни средства от экзитов не попадут в Россию. Фонды там не зарегистрированы.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине