В интересах государства. Рада национализировала имущество машиностроительного гиганта из Краматорска. Что означает это запутанное решение
Категория
Компании
Дата

В интересах государства. Рада национализировала имущество машиностроительного гиганта из Краматорска. Что означает это запутанное решение

Новокраматорский машиностроительный завод (НКМЗ). Фото nkmz.com

Государство забрало в собственность имущество Новокраматорского машиностроительного завода (НКМЗ). Как она планирует им распоряжаться, чего ждать работникам и при чем здесь один из богатейших людей Донбасса, депутат Максим Ефимов.

Верховная Рада приняла решение передать имущество Новокраматорского машиностроительного завода (НКМЗ) в государственную собственность. Необходимость «отчуждения» индустриального гиганта автор постановления о национализации Владимир Арьев объяснил угрозой его потери из-за возможного захвата российскими войсками. «Оборудование предприятия может быть задействовано в оборонно-промышленном комплексе», – говорится в пояснительной записке. А именно – для производства крупнокалиберных снарядов, компонентов артиллерийских вооружений (стволов) и новейших отечественных комплексов артиллерийского вооружения.

«За последние 20 лет предприятие не выполнило ни одного военного заказа», – говорит вице-президент НКМЗ Дмитрий Скударь, внук президента компании Георгия Скударя. Для обоих решение Рады стало неожиданностью. «Узнали из новостей», – говорит Дмитрий.

НКМЗ принадлежит семье Георгия Скударя, владеющей 78% завода. 22% компании распределены среди большого количества миноритариев, ни одному из которых не принадлежит более 1%, говорит Дмитрий Скударь.

Специализируется на производстве прокатного, металлургического и горнодобывающего оборудования. В 2021 году НКМЗ уменьшил выручку на 8,8%, до 6,5 млрд грн. На заводе площадью 339 га трудятся около 8000 работников.

До войны компания поставляла на внутренний рынок около трети своей продукции. Основные клиенты на внутреннем рынке – «Метинвест» Рината Ахметова, АМКР Лакшми Миттала и Ferrexpo Константина Жеваго. Прибыль компании во многом зависела от заказов горнодобывающих компаний постсоветского пространства: 55% продукции НКМЗ экспортируется в страны бывшего СНГ и только 15,9% – на другие зарубежные рынки.

С 27 февраля предприятие законсервировано и не производит продукцию. В феврале – марте сотрудники получали полный оклад, на что компания потратила 60 млн грн, говорит Дмитрий Скударь. Сейчас работники получают две трети зарплаты. Денежный поток обеспечивают продажи довоенных остатков. Чтобы получать средства за поставленную продукцию, компанию пришлось перерегистрировать в Киеве, поскольку иностранные банки не пропускали оплату в Донецкую область.

Уникальная процедура

Государство не национализирует все предприятие, его акции, корпоративные права, говорит руководитель практики сопровождения бизнеса Juscutum Дмитрий Палющенко. Также государство не вправе вмешиваться в деятельность предприятия, менять его руководство.

Постановление парламента – это рекомендация для уполномоченных органов изъять определенное имущество завода и вывезти его подальше от фронта, говорит юрист.

Это решение мало что меняет, «мы и так сотрудничали с Военной администрацией», говорит Дмитрий Скударь. Подобных решений парламент еще не принимал, говорит Палющенко. В ходе военного положения в районах боевых действий, по его словам, принудительное отчуждение имущества может осуществлять военное командование даже без согласования с местными властями.

Скударь опасается усиления обстрелов в связи с решением Рады. «Теперь российские войска получили новую цель – важное, как оказалось, предприятие для оборонно-промышленного комплекса», – говорит он. Российские войска в 30 км от Краматорска. Россияне часто обстреливают город.

Зачем Рада приняла решение об отчуждении

Официально представители власти не обращались к руководству НКМЗ с просьбой передать свое имущество для нужд военной промышленности. Неофициально такие переговоры велись. Глава военной администрации Донецкой области Павел Кириленко и заместитель руководителя Укроборонпрома звонили президенту компании Георгию Скударю, рассказывает его внук Дмитрий.

Они передали Скударю перечень оборудования, который необходим для производства техники, президент компании предложил развернуть производство на территории завода.

«Когда со мной разговаривали на эту тему из Укроборонпрома, я сказал: пожалуйста, мы готовы рассмотреть производство любой техники, – рассказал Георгий Скударь НВ. – Мы предложили: давайте вместе с вами на территории НКМЗ по разработанной документации будем производить такое оборудование, не расходуя госбюджет».

«На этом неофициальные переговоры завершились», – говорит Дмитрий Скударь.

Почему переговоры оборвались? Руководство страны не хотело делиться с владельцем завода информацией о том, что и сколько для армии нужно произвести, поскольку остерегалось слива, говорит собеседник Forbes в руководстве фракции «Слуга народа». «Поэтому решили национализировать имущество, – говорит он. – Мы не собираемся раскрывать владельцу, связанному с россиянами, информацию о том, что нам нужно для контрнаступления».

В открытых источниках нет подтверждений того, что Георгий Скударь или НКМЗ связан с руководством России. Но традиционно на Россию приходится большая часть продаж. До 2015 года, по информации Скударя, предприятие поставляло в Россию до 60% своей продукции, в 2021 году эта доля сократилась до 20–25%.

Георгий Скударь – представитель «красных» директоров, фигура советской эпохи, говорит руководитель аналитического отдела ІК Eavex Capital Дмитрий Чурин. Он – бывший член Партии регионов, никогда не скрывал своих политических убеждений, выступая за экономическое сближение с Россией. В конце апреля 2014 года сепаратисты захватили завод. Они требовали у администрации два спецавтомобиля для расчистки завалов, но, не сумев их завести, покинули предприятие.

В интересах государства. Рада национализировала имущество машиностроительного гиганта из Краматорска. Что означает это запутанное решение /Фото 1

Совладелец НКМЗ Георгий Скударь 18 июля отпраздновал 80-летие

Фактор Ефимова

Один из основных лоббистов постановления об отчуждении имущества – бизнесмен и народный депутат Максим Ефимов, утверждает топ-менеджер одной из промышленных компаний, попросивший не раскрывать его имя. Эту информацию Forbes подтвердил народный депутат Ярослав Железняк. «Больше всех за принятие постановления выступал Максим Ефимов», – говорит он.

Уроженец Петропаловска (Казахстан), Максим Ефимов стал известен, приобрев конгрессно-выставочный центр «Парковый» в Киеве, называемый «вертолетной площадкой Януковича». Формальным покупателем стала мать нардепа. Ефимов с середины 1990-х имеет отношение к тяжелому машиностроению. Он является президентом и миноритарным совладельцем сталелитейного завода «Энергомашспецсталь». Ее владельцем через кипрскую EMSS Holdings Limited является российская компания «Атомэнергомаш», входящая в энергомашиностроительный дивизион госкорпорации «Росатом». В интервью ЭП Ефимов говорил, что владеет долей, не превышающей 25%.

По данным «Схем», Ефимов является совладельцем Старокраматорского машиностроительного завода и Краматорского завода тяжелого станкостроения. Также «Энергоинвест холдинг», связываемый с Ефимовым, владеет 60,85% «Донбассэнерго».

Являются ли торговые активы Ефимова конкурентами НКМЗ? Вряд ли, говорит Чурин из Eavex Capital. «НКМЗ – уникальное предприятие, производящее специфическое оборудование», – говорит он. По его словам, сейчас можно утверждать только то, что государство пытается вывезти уникальное оборудование подальше от линии фронта. «Прогнозировать, что будет далее, сейчас невозможно», – говорит он.

Forbes звонил Ефимову и написал ему в WhatsApp. На звонок он не ответил, сообщение просмотрел, но тоже не ответил.

Можно ли сохранить оборудование

Перевезти оборудование завода будет сложно, говорит Дмитрий Скударь. «Снять небольшие станки – не проблема, а если снять большой станок, его уже не собрать», – говорит он.

Основное оборудование завода невозможно вывезти, согласен Дмитрий Чурин. «Это масштабные станки, печи, цеха, где происходит выплавка», – говорит он.

Однако часть завода – высокоточное оборудование для производства специализированных деталей, механизмов. «Это оборудование можно вывезти и задействовать на других заводах, в частности, на предприятиях Укроборонпрома, – говорит Чурин. Скударь с этим не соглашается. «Без наших специалистов никто не сможет запустить это оборудование: точности не будет, технологический процесс нарушится», – говорит вице-президент компании.

Компенсирует ли государство ущерб владельцев

Владелец компании получит компенсацию стоимости изъятого имущества, говорит Дмитрий Палющенко из Juscutum, ссылаясь на соответствующий закон. Часть денег владелец должен получить до изъятия имущества, а полную сумму – в течение пяти лет после отмены военного положения. После окончания военного периода собственник может вернуть свое имущество по решению суда, если оно уцелело.

В 2021 году Forbes оценивал НКМЗ в $215 млн. Согласно финансовой отчетности предприятия за 2020 год, стоимость его активов – 7,8 млрд грн.

Материалы по теме