Совладелец monobank оценивает необанк в более $1 млрд, называя его «единорогом». Может ли он столько стоить
Категория
Главное
Дата

Совладелец monobank оценивает необанк в более $1 млрд, называя его «единорогом». Может ли он столько стоить

Иллюстрация Freepik/monobank

Банк без отделений monobank стоит более $1 млрд и не продается, написал в Facebook 15 августа Олег Гороховский, соучредитель компании Fintech Band, которая разработала и руководит проектом на лицензии Универсал Банка. Правдива ли эта оценка

Гороховский не разглашает подробности оценки. В комментарии Forbes он отметил, что такие проекты как monobank оцениваются через потенциал роста, а мультипликаторы применяются не к текущему результату, а к теоретическому результату в будущем. «Для быстрорастущих проектов результаты могут считаться через год-два, принимая во внимание их текущие темпы роста. К нам не приемлемы метрики оценки классических «старых» банков», — говорит он.

В том, что оценка monobank превышает $1 млрд, не сомневается соучредитель и управляющий партнер венчурного фонда AVentures Capital Евгений Сысоев, который судит из публичной информации о количестве пользователей и финпоказателей банка-партнера Универсал Банк. «Для точного количества миллиардов нужно иметь доступ к конфиденциальной информации. Хотя оценку все же делает рынок», — говорит Сысоев.

По итогам первого полугодия 2021 Универсал Банк вошел в пятерку самых прибыльных банков страны, получив чистую прибыль в 1,65 млрд грн, доходы — почти 4,2 млрд грн. В интервью Forbes в апреле СЕО Универсал Банка Ирина Староминская сказала, что доля monobank составляет около 80-90% всех доходов. Около 4 млн клиентов пользуются monobank, около 3,2 млн из них активны, по словам Гороховского. По подсчетам Forbes, оценка monobank может достигать $1 млрд. Однако эта цифра может быть меньше из-за возможных обязательств перед Универсал Банк, которые могут сдерживать масштабирования компании.

Отдельно от Универсал Банка оценка monobank «в разы меньше» чем $1 млрд, говорит основатель инвесткомпании N1 и инвестор другого украинского необанка SportBank Никита Измайлов. По его расчетам, Универсал оценивается в $480 млн, так как капитал банка $160 млн, а мультипликатор для банков — 3. Monobank, в свою очередь, — IT-компания, для которых мультипликатор — 8. С чистой прибылью $50 млн за первое полугодие 2021-го года, оценка компании — $800 млн. Только совокупная стоимость компаний по таким расчетам больше $1 млрд.

Скидка на риски

За успехами mоnоbank стоит компания Fintech Band. Ее соучредителям запрещено работать топменеджерами в украинских банках и быть их акционерами после того, как НБУ в 2016 году национализировал «ПриватБанк», в котором все они занимали руководящие должности.

В феврале-марте ексголова правления «ПриватБанка» Александр Дубилет и его заместители — Владимир Яценко и Людмила Шмальченко — вышли из состава бенефициарных владельцев Fintech Band. Их подозревают в хищении средств «ПриватБанка» перед его национализацией. Вместо них в списке бенефициаров появились Алексей Дубилет (33,74%), Евгения Кривенко (17,18%) и Дарья Букреева (9,81%).

Другие бенефициары сохранили свои доли: Олегу Гороховскому и Михаилу Рогальскому принадлежит по 17,18%, Вадиму Ковалеву — 4,91% акций. Гороховский до национализации «Привата» был первым заместителем Дубилета и более 15 лет развивал карточный и розничный бизнес «ПриватБанка». Яценко в роли заместителя председателя отвечал за работу с VIP-клиентами, Рогальский руководил направлением «платежи и переводы». Вадим Ковалев отвечал в «Привате» за оценку рисков.

Потенциальные покупатели mоnоbank, если они и появятся, будут знать о проблемах с бенифициарами, отмечает Измайлов. «Конечно, они будут использовать эту информацию в процессе торгов. И именно поэтому сторонам будет крайне сложно договориться. Так как реальный ценник mоnоbank находится в диапазоне $1,2-1,4 млрд, а предполагаемый «проблемный» дисконт упрется в классические 30%, что даст очень большую разницу в абсолютных цифрах и ожиданиях текущих бенефициаров», — говорит он.

В то же время на рост ситуация с бенефициарами никак не влияет, отмечает Измайлов. «Количество IT-специалистов растет со скоростью 15-20% в год, что само по себе дает существенный толчок к органическому росту. При этом, я понимаю, что целевая аудитория monobank давно перешла в более широкий сегмент пользователей с доходом «средний, средний +», если смотреть на среднеукраинские показатели, а в этом поле еще годами можно забирать пользователей у «Привата», — говорит Измайлов.

Необанки завоевывают мир

Необанки в других странах тоже продолжают бурно расти. Например, 13 августа оценка американского Chime выросла до $25 млрд. Еще в октябре 2020-го, его оценивали в $15 млрд. У него более 20 млн клиентов. А 6 августа на IPO вышел южнокорейский банк без отделений Kakao bank, у которого есть 13 млн активных пользователей в месяц. За первый день торгов акции подорожали на 75% от цены выпуска. В результате рыночная стоимость компании составляет около $28 млрд. В октябре прошлого года казахстанская Kaspi.kz провела IPO на Лондонской фондовой бирже и стала «единорогом». За время после размещения на бирже капитализация компании выросла с $6 млрд до $21 млрд благодаря росту финансовых показателей.

Ближе всего к monobank европейский банк N26, считает Измайлов. В прошлом году N26 оценили в $3,5 млрд. Им пользуются более 7 млн пользователей. Впрочем, если monobank захочет расти и идти в Европу и США, его основателям нужно делать абсолютно новую разработку, убежден Измайлов. «Что-то использовать и продублировать можно, однако, процессы слишком отличаются», — говорит он.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков