Олег Татаров и Владимир Зеленский /Иллюстрация Shutterstock / Анна Наконечная
Категория
Деньги
Дата

Коррупция = госизмена. Офис Зеленского готовит законопроект о жестком наказании коррупционеров, который уже беспокоит международных партнеров. Forbes узнал детали проблемной инициативы

Олег Татаров и Владимир Зеленский Фото Иллюстрация Shutterstock / Анна Наконечная

Идея Владимира Зеленского ужесточить наказание за коррупцию во время войны до уровня госизмены вскоре появится в Верховной Раде в виде законопроекта. При его подготовке в Офисе президента планировалось передать соответствующие расследования от НАБУ в СБУ. Однако это не очень нравится международным партнерам Украины, которые опасаются за сохранение независимости расследований. В каком виде концепт Зеленского в конце концов может дойти до Рады и какие у него шансы?

Уже на этой неделе президент Владимир Зеленский, вероятно, подаст в Верховную Раду (ВР) законопроект, который существенно усиливает ответственность за коррупционные преступления во время военного положения.

Об этом сообщил собеседник Forbes из руководства президентской политсилы «Слуга народа», однако такие законодательные изменения накануне анонсировал и сам Зеленский. В интервью телеведущей Наталье Мосейчук он высказал идею приравнять коррупцию к государственной измене.

Как рассказали два других собеседника, близко знакомые с ходом этой дискуссии (все три спикера попросили о сохранении анонимности, поскольку не уполномочены официально комментировать эту тему), это результат по меньшей мере трех месяцев регулярных совещаний в Офисе президента по усилению ответственности за коррупционные преступления.

Ключевой фигурой в этих встречах был заместитель председателя ОП Олег Татаров. Он же курирует подготовку президентского законопроекта, уточняют два собеседника в ОП и антикоррупционных структурах. В консультациях принимали участие представители Офиса генерального прокурора и СБУ, но не Национального антикоррупционного бюро (НАБУ) и Специальной антикоррупционной прокуратуры (САП), говорит собеседник в одном из антикоррупционных органов.

Цель законодательных изменений – существенно демотивировать коррупционеров и граждан, которые пытаются давать взятки. Обратная сторона медали – усиление СБУ, которая в такой парадигме должна получить часть дел, проводимых независимыми НАБУ и САП.

Этот риск уже вызвал серьезную обеспокоенность международных партнеров Украины. Следовательно, с 27 августа концепция законопроекта менялась по крайней мере трижды.

В каком формате украинские власти в конце концов будут усиливать ответственность за коррупцию и зачем президент задумал такие изменения?

Три версии одного закона Татарова

Основной мотив изменений к антикоррупционному законодательству – радикально увеличить возможные риски не только для получающих взятку должностных лиц, но и для граждан, которые дают ее, отмечает собеседник в руководстве «Слуги народа».

Среди ключевых нововведений – усиление ответственности до 15 лет (на уровне с преступлениями по статье «госизмена») и отсутствие опции внесения залога для фигурантов подобных дел, рассказывает заместитель председателя антикоррупционного комитета ВР Ярослав Юрчишин.

Не менее существенно – подследственность таких кейсов. Первая версия законопроекта Татарова предполагала, что дела по коррупции, которая привела к убыткам на сумму более 24 млн грн, будет расследовать не НАБУ, а СБУ, сообщают два собеседника в антикоррупционных органах и ВР.

Другая итерация закона имела другой концепт: дела имеют право расследовать как НАБУ, так и СБУ, но последняя могла бы получать их по решению генпрокурора, рассказывают два собеседника в антикоррупционных институтах. В чем риск? «Фактически генпрокурор мог бы в ручном режиме изымать расследование в НАБУ и передавать их СБУ», – говорит один из собеседников.

Оба варианта усиливают роль СБУ в расследовании коррупции. «Дела, фигуранты которых привели к убыткам более 24 млн грн, – это 80% всех дел, расследуемых НАБУ», – отмечает собеседник в антикоррупционном органе.

Передача топ-дел в СБУ несет риски для прозрачности и эффективности их расследования, говорит Юрчишин. «Генпрокурор назначается президентом и ВР без конкурсов, – объясняет Юрчишин. – Если у него будет последнее слово в распределении дел – это нарушение независимости и беспристрастности расследования».

Такой ход будет иметь негативные последствия и из-за влияния заместителя ОП Татарова, добавляют собеседники в ВР и среди антикоррупционных организаций. «Это создание политической реальности и попытка защитить своих, на данный момент СБУ полностью политически управляема», – считает заместитель исполнительного директора Центра противодействия коррупции (ЦПК) Елена Щербань.

Офис президента Украины

Встреча с бизнесом в офисе президента. В центре кадра – Олег Татаров. Фото Офис президента Украины

Еще одна проблема – такая концепция не отвечает стандартам НАТО, добавляет народный депутат из экономического комитета Галина Янченко. «В Альянсе службы типа СБУ имеются разведывательные и контрразведывательные компоненты, экономические коррупционные преступления – это не задача этого органа», – говорит она.

В настоящее время в ОП рассматривают третий сценарий возможного закона, предусматривающий исключительно усиление ответственности до уровня государственной измены, то есть до 15 лет с конфискацией имущества, подследственность при этом останется за НАБУ и САП, объясняет Юрчишин. «Не исключено, что для этой категории дел будет отменена возможность внесения залога», – отмечает он. Это подтверждает и нардеп из руководства президентской фракции. Изменения будут действовать во время военного положения.

Какие шансы имеет идея Зеленского

Пока в ВР не поступал финальный законопроект, говорят три собеседника в антикоррупционном комитете и правоохранительных органах. Представитель руководства «Слуги народа» ожидает, что это произойдет на этой неделе. Но в этом имеются сомнения из-за резонанса и реакции международников, оппонирует ему один из собеседников.

Передачу любых дел от НАБУ в СБУ резко осудили международные партнеры. 28 августа послы стран G7 встретились со спикером ВР Русланом Стефанчуком и непрозрачно намекнули, что не поддерживают эту инициативу, говорят два собеседника в антикоррупционных органах (оба общались на правах анонимности из-за сенситивности темы).

Представители двух международных институтов, финансирующих Украину, отметили в разговоре с Forbes, что их структуры еще не видели ни одной из версий законопроекта, поэтому пока не сформировали четкую позицию. «Я не думаю, что это (передача полномочий по расследованию коррупции в СБУ, – Forbes ) произойдет», – считает один из них.

Против передачи дел выступает и глава антикоррупционного комитета Анастасия Радина. «Не поддерживаю никакой передачи подследственности от НАБУ кому угодно», – говорит она.

Против этой идеи выступают и в НАБУ, и САП. Руководители обоих ведомств находятся в командировке в Вашингтоне и должны выйти с официальной позицией впоследствии, отметили в пресс-службе НАБУ.

Getty Images

Глава САП Александр Клименко Фото Getty Images

Законодательные изменения по коррупционным преступлениям все же будут вынесены в зал голосований ВР, ожидает Юрчишин. «Президент уже это озвучил, поэтому хоть что-то должны принять», – считает нардеп.

Вероятно, голосование состоится до того, как ВР примет законопроект о независимости главы САП Александра Клименко, предполагает Щербань из ЦПК. Согласно меморандуму МВФ, это должно произойти до 15 сентября. Сейчас, согласно действующему законодательству, уволить руководителя САП можно решением генерального прокурора. В новом законе предполагается, что это будет независимый институт. «Окончательная потеря влияния на САП смущает власть, поэтому таким образом они пытаются спасти себя», – считает Щербань.

Однако даже компромиссное решение с усилением ответственности без изменения правоохранительного органа может не найти поддержки международных партнеров, не исключает Юрчишин.

«С отменой залога могут быть самые большие проблемы, потому что в европейских странах за такие преступления наказывают в основном экономически – финансовыми взысканиями, а не усилением срока заключения», – говорит он.

Нардепы к такой инициативе относятся более благосклонно. «Коррупционеры во время войны должны караться самым строгим образом, – уверена нардеп Янченко. – Я готова поддержать ужесточение ответственности без возможности внесения залога».

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине