Категория
Деньги
Дата

Задержание Игоря Мазепы. Разбор «факапов» следствия по делу инвестбанкира от адвоката Ольги Коваль

4 хв читання

Задержание Игоря Мазепы. Разбор «факапов» следствия по делу инвестбанкира от адвоката Ольги Коваль /Сергей Пириев для Forbes Ukraine

Сергей Пириев для Forbes Ukraine

Очередное громкое задержание украинского бизнесмена, залог в сотни миллионов, общественный резонанс, упреки о давлении на бизнес, с одной стороны, и злорадство, поскольку еще один «богатый и знаменитый» оказался за решеткой, – с другой. Если убрать лишние эмоции и проанализировать известные подробности громкого дела Игоря Мазепы, соучредителя Concorde Capital, то вопросы к правоохранителям возникнут, даже если вы не юрист. О «факапах» следствия по делу инвестбанкира и есть ли шансы пересмотреть для него меру пресечения в 349 млн грн во время слушания в апелляционном суде, рассказывает адвокат, старший юрист Ario Law Firm Ольга Коваль.

За 12 років консалтингова компанія Franchise Group створила 600+ франшиз. Як масштабувати бізнес за допомогою франшизи в часи турбулентності? Отримайте інсайти і стратегії на Форумі підприємців від власниці та СЕО Franchise Group Мирослави Козачук. Купуйте квиток за посиланням.

В этом тексте не будет никакой оценки непосредственно обстоятельств дела Игоря Мазепы, соучредителя Concorde Capital, относительно приобретения земель возле Киевского водохранилища. В этом должны разбираться следствие и суд. Однако важно дать оценку, каким образом произошло непосредственное задержание бизнесмена и чем продиктованы действия правоохранительных органов.

В известной степени это поможет разобраться, оказывается ли давление на бизнес.

Задержание и подозрение

18 января Государственное бюро расследований (ГБР) и Нацполиция задержали на польско-украинской границе организатора схемы отчуждения земель Киевской ГЭС, было сказано в пресс-релизе ГБР. Параллельно правоохранители провели обыски в офисе Concorde Capital.

Игоря Мазепу задержали без соответствующего постановления суда, а со своим адвокатом бизнесмену дали возможность пообщаться лишь спустя некоторое время после задержания. Законно ли это?

Согласно нормам Уголовного процессуального кодекса Украины (ст. 208), действительно есть ряд исключительных случаев задержания лица без определения следственного судьи. В частности, здесь, учитывая публичность дела и, скорее всего, руководствуясь п. 4 настоящей статьи (т.е. были реальные основания считать, что лицо может бежать из страны), правоохранители решили взять такую ответственность и задержать инвестбанкира.

Вместе с тем, согласно Уголовному процессуальному кодексу, правоохранители, задержавшие человека, должны немедленно ему сообщить на понятном языке основания задержания и в совершении какого преступления его подозревают. Также разъяснить, что задержанный имеет право на защитника, получать медицинскую помощь, давать объяснения, показания или ничего не говорить по поводу подозрения.

Как уже отмечалось выше, Мазепе не предоставили соответствующую возможность сразу связаться с защитником, что можно считать определенным нарушением требований УПК Украины.

Более того! Согласно видео, опубликованному Национальной полицией, их работник прямо в ходе задержания делает выводы, что Игорь Мазепа совершает побег с целью уклонения от уголовной ответственности. Однако в то время бизнесмен не находился в статусе подозреваемого по какому-либо уголовному производству и не был объявлен в розыск.

Почему именно ГБР

Подследственны ли такого рода дела Государственному бюро расследований? Несмотря на то, что основным ньюзмейкером по делу Мазепы является именно ГБР, права этого ведомства расследовать продажу земель на территории Киевского водохранилища крайне сомнительны.

Уголовный процессуальный кодекс (ч. 4 ст. 216) предполагает исключительный перечень уголовных правонарушений, где следователи ГБР имеют право осуществлять досудебное расследование. В частности, это касается госслужащих категории А (первых лиц государства), а также работников правоохранительных органов.

Госгеокадастр или их территориальные ведомства не входят в этот перечень. Если речь идет о коррупции при приобретении земель, то этим должны заниматься антикоррупционные органы.

Сейчас, учитывая, в частности, и время совершения такого «правонарушения» – 10 лет назад, и недавние кейсы, где фигурантами также выступают крупные бизнесы, это скорее напоминает чьи-то попытки перераспределения групп влияния.

Размер залога

Отдельная дискуссия – вокруг залога, который просил для Игоря Мазепы прокурор и который определил суд. Правоохранительные органы утверждают, что земельная сделка нанесла государству ущерб в размере 7 млн грн. Однако размер залога, который заявили прокуроры для бизнесмена, – 700 млн грн. В свою очередь, Печерский суд столицы уменьшил его вдвое, до 349 млн грн.

Имеют ли право прокуроры требовать, а суд принимать залог, в десятки раз превышающий возможный ущерб?

И да, и нет. Как практика Европейского суда по правам человека, так и нормы Уголовного процессуального кодекса Украины говорят о том, что размер залога должен в достаточной мере гарантировать выполнение подозреваемым возложенных на него обязанностей.

Например, в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении особо тяжкого преступления, УПК устанавливает размер залога от 70 до 300 прожиточных минимумов для трудоспособных лиц, то есть от 233 600 до 876 000 грн (п. 3 ч. 5 ст. 182 УПК). Вместе с тем, в исключительных случаях, если следственный судья, суд установит, что залог в указанных пределах не способен обеспечить выполнение подозреваемым в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления лицом возложенных на него обязанностей, то залог может быть увеличен.

Подобного рода практика уже без преувеличения стала весьма привычной для национальных судов, если речь идет о крупном бизнесе или чиновниках. Размер залога, назначенного Печерским судом Киева Игорю Мазепе, – в топе наибольших залогов последних лет.

Апелляция

Есть ли шансы пересмотреть меру пресечения для инвестбанкира в ходе слушания в апелляционном суде? Очевидно шансы есть.

Если сторона защиты докажет суду необоснованность подозрения, отсутствие рисков, предусмотренных ст. 177 УПК Украины (цель и основания применения мер пресечения), а также обстоятельств, предусмотренных ст. 178 УПК Украины (обстоятельства, учитываемые при избрании меры пресечения), то суд будет обязан принять все это во внимание.

Надо быть готовым к тому, что, пока будет длиться апелляционное разбирательство (которое может затянуться надолго из-за, например, процесса передачи в суд второй инстанции материалов дела или по каким-то другим причинам), орган досудебного расследования уже обратится в суд с ходатайством о продлении меры пресечения. Это, к сожалению, реалии сегодняшнего правосудия в Украине.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашей редакторе Татьяне Павлушенко – [email protected]

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине