«Успех визита в США – не фото с Илоном Маском, а глубокое оборонное соглашение и новые типы вооружений». Чего ждать от встречи Зеленского с Байденом. Интервью с бывшим послом Украины в США Валерием Чалым /Фото Александр Чекменев
Категория
Главное
Дата

«Успех визита в США – не фото с Илоном Маском, а глубокое оборонное соглашение и новые типы вооружений». Чего ждать от встречи Зеленского с Байденом. Интервью с бывшим послом Украины в США Валерием Чалым

Валерий Чалый, бывший посол Украины в США (2015-2019). Фото Александр Чекменев

Владимир Зеленский встретится с Джо Байденом в Вашингтоне 1 сентября. Что будут обсуждать президенты Украины и США, почему эта встреча важна и какие вопросы будут болезненными

Валерий Чалый, бывший заместитель министра иностранных дел, дипсоветник президента Петра Порошенко и посол Украины в США, рассказал о том, чего ожидать от визита. Forbes публикует сокращенную и отредактированную для ясности версию интервью.

Почему встреча с Джо Байденом важна для Украины?

Америка – крупнейший стратегический партнер Украины в сфере безопасности. Ежегодно мы получаем более 20 млрд грн помощи от американских налогоплательщиков. С 2014 года эта помощь увеличивается при поддержке Конгресса и решений Барака Обамы и Дональда Трампа. Безопасность в Европе – наш общий интерес, но чтобы США продолжали помогать нам, Украине нужно действовать.

Эта встреча – первый очный контакт между президентами. Решения президента США влияют на мир, а от общения с Владимиром Зеленским зависит отношение собственно к Украине. Контакты по телефону имеют другой эффект.

Что конкретно Украина попросит у США?

Зеленский может предложить сотрудничество в сферах IT, космоса и «зеленой» энергетики – новое видение сотрудничества в новых условиях мира. Такое сотрудничество сблизит нас, и наш тип ведения бизнеса будет похож на американский, а не на то, что есть сегодня.

Перед визитом наша запрашиваемая позиция – увеличение инвестиций в сотни, тысячи раз, судя с амбиций украинской делегации во главе с президентом. Насколько я знаю, звучали космические цифры – до триллиона долларов.

Куда пойдут эти инвестиции?

Американские инвестиции пойдут туда, где созданы условия защиты собственности, возможности отстоять свою позицию в суде, где есть прибыль и защищенность от рейдерства. Это сферы, в которых уже работают компании США: аграрная, сфера инфраструктуры, табачный бизнес. Инвестиции также осторожно заходят в авиастроение, космическую и энергетическую отрасли.

Как будет происходить встреча?

Будет не только встреча президентов в Белом доме тет-а-тет и с расширенным составом, но и встречи в других ведомствах – Пентагоне и Госдепе.

Президент также должен воспользоваться возможностью встретиться с американским бизнесом, с министром торговли, министром энергетики. За два полных дня можно решить множество вопросов. Даже встретиться в Калифорнии или где-либо еще с Илоном Маском, Марком Цукербергом или Сергеем Брином. Если президент Украины на день дольше пробудет в США, никто в Украине не будет против таких встреч. Но к ним нужно готовиться, иметь конкретные предложения.

Что изменится для Украины после этого визита?

Такие визиты могут иметь огромное влияние на жизнь украинцев, а могут и не иметь. Программа-максимум: новые статусы и качество военно-технического сотрудничества, проекты, которые дадут новые рабочие места и в Украине, и в США, проекты по будущему взаимодействию, инновациям в «зеленой» энергетике, космической отрасли, строительстве самолетов.

Однако наши ожидания от этого визита больше, чем у США. Американцы воспринимают это как очередное заверение партнерства. Кроме того, 31 августа, возможно, худший день в политическом году США. Это последний день вывода американских войск из Афганистана.

США изменили позицию в отношении «Северного потока – 2» – позволили России достроить газопровод в обход Украины. Как это повлияет на диалог Зеленского с Байденом?

Де-юре позиция США не изменилась. Байден не отменял санкции, он просто не ввел новые.

США хотят восстановить отношения с Германией. А мы не хотим, чтобы это было за наш счет. Они понимают, что возникает вакуум безопасности и что Россия может использовать «Северный поток – 2» в качестве энергетического оружия. Они потому и назначили Амоса Хохштейна специальным представителем по энергетической дипломатии. Его советы Байдену могут помочь избежать наихудшего сценария, который Россия планирует использовать.

Но в целом нам могут навязывать уже готовое решение: канцлер Германии Ангела Меркель встретилась с Путиным 20 августа и с Байденом еще раньше. Они могли уже договориться о «Северном потоке – 2». Наша позиция слабее: пока все решается вне нас.

Нам надо выучить урок: наши национальные интересы не всегда будут совпадать полностью с интересами других стран.

Как Украина будет подходить к решению вопроса «Северного потока – 2»?

Если ничего не положить на стол и выйти с жесткими вопросами, которые не имеют простого решения, то можно получить обратный эффект. Из моего общения в Вашингтоне, американская сторона не хотела бы, чтобы мы поднимали вопрос «Северного потока – 2».

Надо меньше поднимать такие проблемные вопросы, которые могут быть использованы и во внутренней политике США, и Россией в своих интересах. Нет, замалчивать нельзя, и об этом надо говорить откровенно с партнерами через рабочие механизмы, но не публично. Переговоры начинаются с тех вещей, которые объединяют, которые имеют общий интерес. Надо начинать с того, что мы сейчас можем вместе сделать.

Валерий Чалый, бывший посол Украины в США (2015-2019). /Фото Александр Чекменев

Валерий Чалый, бывший посол Украины в США (2015-2019). Фото Александр Чекменев

Что Украина могла бы попросить у США по поводу запуска «Северного потока – 2»?

То, что будет с транзитом газа через Украину после запуска «Северного потока – 2», коснется всех украинцев. Сейчас это обсуждается на политическом уровне, а затем затронет карман каждого.

Не верю в то, что Россия после 2024 года продолжит транзит газа через Украину. У них решение принимается не только с точки зрения экономики, но и с точки зрения геополитики. Они бы не вкладывали такие огромные деньги в этот проект, если бы не хотели его использовать именно с геополитической целью как «энергетическое оружие». Скорее всего, Зеленский будет говорить о том, каким образом мы можем получить гарантии на поставку, но решение не будет принято во время визита.

Каким образом минимизировать негативные последствия и гарантировать транзит через территорию Украины? Европа и Америка будут отходить от углеводородов и переходить на «зеленую» энергетику. Это тренд, и надо здесь посмотреть, как мы можем к нему присоединиться.

Какие вопросы безопасности будут обсуждаться?

У нас именно в оборонной и сфере безопасности самое большое взаимодействие со США. Но по видам вооружений мы остановились на том, что было достигнуто два года назад: поставка катеров береговой охраны «Айленд», Mark VI, противотанковых систем, средств коммуникации, беспилотников и радаров.

При этом Украина не имеет специального статуса или какого-то оборонного соглашения. Возможно, США и Украина такой документ подготовят – оборонное соглашение, которое хотя бы улучшит условия сотрудничества в оборонной сфере.

Какая помощь нужна Украина в оборонной сфере?

Украине необходимо усиление на море, чтобы обеспечить свободу мореходства, усилить контроль наших территориальных вод. США заинтересованы в этом не только потому, что Россия нарушила все, что можно нарушить, но и потому, что есть Южнокитайское море. Если на Черном море будут прецеденты захвата морских пространств, то Китай может сделать то же самое у себя в море.

Мы также не защищены с воздуха. Сейчас возобновлен вопрос присутствия россиян на военных базах в Беларуси. Если посмотреть на карту, то вокруг нас создается еще большая угроза – и с севера, и с юга (Приднестровье), и с востока. Будешь иметь надежную систему защиты – к тебе никто не полезет, а не будешь иметь – будут агрессивные шаги.

Если американцы начнут поставлять системы противовоздушной обороны, они покажут и свое отношение. В России такие сигналы видят; поэтому там такая большая истерика по поводу успехов Украины в развитии военно-технического сотрудничества со США.

Успех – не фото с Илоном Маском, а глубокое оборонное соглашение и новые типы вооружений.

Американцы на данный момент уменьшают свое присутствие за рубежом. Например, в Афганистане. Правильное ли сейчас время просить помощь в сфере обороны?

Параллели с Афганистаном я бы не проводил. Во-первых, у нас нет американских войск постоянного пребывания, баз. Нам просто нужно мощное оружие. Во-вторых, мы в 2014 году без американцев, без никого, встали на защиту страны против огромной российской армии, ядерной страны. Афганистан без американской поддержки не удержался. А мы держимся и без поддержки. Если эта поддержка будет, то потери будут меньшими и мир придет быстрее.

Мы убедили американцев, что сильная Украина, с сильной армией, флотом и авиацией, – путь к миру, а слабая Украина – путь к дальнейшей агрессии и войне в центре Европы. С такой позицией и нужно продолжать выступать.

Нужно ли Зеленскому идти на какие-либо компромиссы, чтобы получать оборонную помощь, возможно, по вопросам Донбасса и деоккупации Крыма?

Нет, вопросы деоккупации Крыма и Донбасса – отдельная тема от вооружения. Оружие будет использоваться, только чтобы укреплять наши позиции. Но сейчас нет цели освободить украинские территории силой, акцент – на дипломатии.

Россия будет обеспокоена, что оружие может быть использовано. Но, простите, это как беспокойство аллигатора, что утку подлечат и она не попадет в его пасть.

Какие вопросы Байден может поставить Зеленскому?

США спросят Зеленского по поводу выполнения обещанных судебной реформы и реформы корпоративного управления, а также борьбы с коррупцией. Байден скажет: «У вас есть два фронта: внешний – против России и внутренний – за развитие страны».

Американцы также спросят наше виденье взаимодействия с Китаем, с которым наше правительство подписало рамочное соглашение. Оно нигде не опубликовано, однако выльется в конкретные соглашения и контракты. Случай с «Мотор Сич» показал, что в технологиях, которые входят в сферу безопасности и обороны, мы не можем быть и с Китаем, и со США. Американцы здесь конкурируют во многом с Китаем. В Украине на этой растяжке порвутся штаны. Торговать с Китаем мы можем, но в чувствительных вопросах, где партнеры имеют разные позиции, надо делать выбор. Партнерство со США на данном историческом этапе для нас критически важно.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков