Российских граждан, призванных в ходе частичной мобилизации, отправляют в районы боевой координации. /Getty Images
Категория
Война
Дата

К концу зимы война в Украине может перемолоть большинство мобилизованных россиян. Однако они могут замедлить ВСУ

Российских граждан, призванных в ходе частичной мобилизации, отправляют в районы боевой координации. Фото Getty Images

Несколько десятков тысяч мобилизованных россиян уже попали на фронт. Часто они несут огромные потери, покидают позиции и не имеют обеспечения. Однако численная сила, даже очень плохо подготовленная, все же способна повлиять на скорость украинского контрнаступления.

Forbes запустил YouTube-проект «Країна героїв». Смотрите новый эпизод о ХЕРСОНЕ после оккупации

Что было не так с мобилизацией в России

Официально мобилизация в РФ уже закончилась. Точное число мобилизованных неизвестно. Согласно разным источникам, речь может идти о 200 000–500 000 новобранцев. Официальная позиция РФ – 300 000 мобилизованных. Эти цифры также подтверждает британская разведка.

Правда, скорее всего, мобилизация возобновится в определенном виде сразу по окончании осеннего призыва на срочную службу. В отличие от Украины, Россия не стала отменять призыв и планирует до декабря набрать еще 120 000 срочников (юноши 18–25 лет, подлежащие призыву).

Но это создает еще большие проблемы в обеспечении армии. Россия должна одеть и укомплектовать более 400 000 военных. Найти для них достаточное количество казарм, полигонов и военных инструкторов.

Нехватка инструкторов привела к тому, что часть мобилизованных переправляют на обучение в Беларусь – там должны пройти подготовку не менее 20 000 солдат.

В оптимальном варианте для россиян мобилизация должна была происходить по сценарию 3-го армейского корпуса РФ, который сформировали летом. 3-й армейский корпус хоть и был рассеян по линии фронта и не стал серьезным усилением для войск РФ, но его подготовка происходила относительно правильно: солдаты получили собственную технику, прошли подготовку и определенное слаживание, сформировали полноценные боевые подразделения, от артиллерии до бронетехники.

Но 3-й армейский корпус – это всего 10 000–12 000 солдат. Подготовка по такому сценарию 300 000 новобранцев потребовала бы наличия тысяч единиц тяжелого вооружения и долгих месяцев их обучения и формирования. И, как показал опыт 3-го армейского корпуса, даже прохождение обучения не гарантирует, что эти подразделения будут эффективны в бою. Они еще должны приобрести боевой опыт и понять, что такое война.

Но мобилизация пошла по совсем другому сценарию.

Мобилизованных условно можно разделить на три группы:

  • те, кого отправляют на линию фронта уже сейчас без подготовки;
  • те, кого отправляют на вторую-третью линию обороны, но тоже почти без подготовки;
  • те, кто может стать основным резервом пополнения потерь в последующие два-три месяца.

Мобилизованные, уже попавшие на фронт, выглядят довольно странно в общей картине военных действий. С одной стороны, их не формируют в безымянные бригады, как мобилизованных из ОРДЛО, присваивая какой-то условный номер. Их относят к действующим военным подразделениям – танковым и мотострелковым дивизиям, полкам и бригадам. Чаще всего к тем, которые понесли наибольшие потери.

Но наряду с этим они часто не имеют связи с другими подразделениями, не имеют никаких признаков своего военного формирования. И выглядят они как пехота во времена Второй мировой войны. Формально по названию это может быть мотострелковый батальон, не имеющий никакой моторизованной техники.

За ближайшие два месяца фронт может проглотить до трети всех мобилизованных в РФ, а к концу зимы – большинство. Несмотря на непогоду и статичную линию фронта, в настоящее время уровень потерь солдат РФ близок к максимальным показателям первых недель войны.

К концу зимы война в Украине может перемолоть большинство мобилизованных россиян. Однако они могут замедлить ВСУ /Фото 1

Помесячный уровень смертей российских солдат с начала войны в Украине.

За последнюю неделю войны Россия потеряла убитыми около 5000 солдат. Этот показатель близок к месячной «норме» апреля – августа.

И если сентябрьский рост потерь среди российских солдат можно объяснить неудачным отступлением на Харьковщине и под Лиманом, то последние несколько недель бои проходят с незначительным движением.

Но именно в последние недели мобилизованные начали массово попадать на фронт и вступать в бои с ВСУ.

К концу зимы война в Украине может перемолоть большинство мобилизованных россиян. Однако они могут замедлить ВСУ /Фото 2

Украинский боец 59-й бригады с позывным Илья в комментарии BBC с определенной иронией описывает поведение врага так: «Люди не обучены, они просто идут напрямую с криками «Ура!». У нас патронов столько нет, сколько у них людей».

Другой военный с позывным Червонец также говорит, что с приходом на фронт мобилизованных ситуация с потерями россиян резко возросла.

«Был такой момент – двое суток отрабатывали минометом. И по перехватам (разговоров врага), нам товарищи передали, что мы наколотили 500 «трехсотых» и 200 «двухсотых» с их стороны. Это была как раз волна мобилизации».

Ожидание мобилизованных и реальность

СМИ и аналитики пересказывают истории о «приключениях» мобилизованных на фронте, которые в большинстве своем рассказывают сами же мобилизованные или их семьи.

Одна из историй о том, как рота мобилизованных военнослужащих 4-й гвардейской танковой дивизии России пряталась в заброшенном доме в Сватово без еды и воды после бегства с линии фронта. В результате обстрела их позиций украинской артиллерией из 96 мобилизованных в живых осталось только 20. Также погиб командир роты, и неопытные новобранцы просто сбежали с поля боя. Теперь их, скорее всего, будет ждать трибунал в РФ.

Ирония в том, что, по рассказам их родственников, большинство из этой роты добровольно пошли в военкоматы и на войну. Как говорит одна из жен, они были «улыбчивыми, в приподнятом настроении, надеясь на победу. Они говорили: «Родина позвала, так что надо идти».

Встретившись с реальностью, а не с пропагандистскими сюжетами, выжившие разочарованы в своей стране.

«Они говорят, что родина ничем не помогает, что командующие ими люди считают их живым мясом, – продолжает жена мобилизованного. – Власти мобилизовали диванные войска без опыта и бросили их в мясорубку».

Именно это определение «диванных патриотов» хорошо описывает сторонников войны в России, семь месяцев поддерживавших войну по телевизору. Но реальная война сильно отличается от того, что они представляли.

Другое подразделение беглых мобилизованных из 252-го мотострелкового полка записало видео с просьбой помочь им вернуться на территорию РФ. Их якобы не выпускают с территории Украины российские пограничники. Они не рассказывают, откуда именно пришли к границе, однако, вероятно, их постигла та же судьба, что и предыдущее подразделение.

Мобилизованным из Воронежской области, брошенным в бои под Сватово, повезло еще меньше. По рассказу одного из военных, из 570 россиян в живых остался 41.

Есть массовые сообщения о плохой дисциплине и управляемости мобилизованных, пьянстве и бегстве.

Известный американский военный аналитик Майкл Кофман предполагает, что ВСУ в течение зимы могут «многое сделать, чтобы съесть российские силы» мобилизованных.

Таким образом, России придется открыто или скрыто продолжать мобилизацию. Но со временем делать это будет все труднее.

Россияне уже называют мобилизацию «конвейером смерти».

Номинально у России колоссальный мобилизационный ресурс – около 6–8 млн резервистов. Но даже мобилизация нескольких сотен тысяч оказалась сложным испытанием.

Россия и ее Военная доктрина не были готовы к такой войне. Они не готовили мобилизацию вовремя и полностью рассчитывали на свою относительно небольшую армию, но вооруженную огромным количеством тяжелой техники и артиллерии.

Проблемы Военной доктрины РФ и ее несовместимость с нынешней войной анализирует американский колумнист Макс Бут.

Несмотря на то, что Россия всем своим видом пыталась показать, что готова к длительной войне на истощение, она фактически никогда к этому не готовилась. Ее армия функционально не предназначена для этого.

Массовая длительная мобилизация нуждается в развитой сети учебных и подготовительных центров, более присущих западным армиям. Российская армия никогда не опиралась на качественную подготовку своих солдат. Чаще солдат расценивается как ресурс, а не как боевая единица, достойная траты времени и сил на ее подготовку и обучение.

Австралийский военный эксперт Мик Райан говорит о том, что российская мобилизация четко доказывает, почему Запад так много инвестировал в военное образование и подготовку своих солдат. Ведь прошедшие качественную подготовку солдаты знают, как действовать в наиболее кризисных ситуациях, и сталкиваются с войной, понимая ее характер.

При этом следует понимать, что численная сила, даже очень плохо подготовленная и управляемая, все же способна повлиять на фронт. Российское командование пытается максимально насытить вторую и третью линии обороны мобилизованными. Это в любом случае усложняет продвижение для ВСУ и сокращает оперативное пространство при прорыве первой линии обороны. В сочетании с плохими погодными условиями это действительно усложняет продвижение. Тем более что во многих направлениях россияне уже подготовили достаточно укрепленные позиции и такого пространства, как это было на Харьковщине, у наших военных может не быть.

Это значит, что в ближайшие месяцы война может существенно замедлиться и временами будет казаться, что фронт замер.

Но в то же время следует обращать внимание на то, какие потери несет враг. Если эти потери будут достаточно велики, мы снова можем увидеть существенное истощение российских сил весной. И в какой-то момент коллапс российской армии может повториться. В конце концов, каждая новая волна мобилизации не решит проблем российской армии и ее военных задач. Она лишь оттянет время поражения.

Материалы по теме
Новый выпуск Forbes Ukraine

Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине