Российские граждане, призванные во время мобилизации, отправляются в районы боевой координации после призыва на войну в Украине, Москва, Россия, 10 октября 2022 года /Getty Images
Категория
Война
Дата

Ни мобилизация, ни наступление из Беларуси не помогут России удержать правобережный Херсон и захватить Киев. Военный разбор Forbes

Российские граждане, призванные во время мобилизации, отправляются в районы боевой координации после призыва на войну в Украине, Москва, Россия, 10 октября 2022 года Фото Getty Images

Мобилизация около 300 000 солдат не поможет армии РФ – они еще хуже подготовлены и снаряжены, чем весной, когда потерпели сокрушительное поражение под Киевом. Россия ожидает нового контрнаступления ВСУ и готовится к отступлению.

Forbes запустил YouTube-проект «Країна героїв». Смотрите новый эпизод о ХЕРСОНЕ после оккупации

В последние недели Россия все меньше полагается на свою армию и все больше угрожает Украине террористическими атаками на энергетическую инфраструктуру. Российское командование говорит о «сложной ситуации» на фронте. А от прежних заявлений о непобедимой русской армии не осталось и следа.

Месяц назад Путин объявил мобилизацию в РФ. Ее считали едва ли не последней надеждой Кремля изменить ситуацию на поле боя. После молниеносного фиаско в Харьковской области россияне теряли инициативу, а российская армия нуждалась в мощном импульсе, чтобы поверить в потенциальный перелом в свою пользу. Для этого Путин предпринял шаг, которого избегал достаточно долго, – мобилизацию гражданского населения.

Риски изменения отношения россиян к войне и уничтожения мифа о современной путинской армии стали второстепенными на фоне понимания, что фронт начинает сыпаться.

Но через месяц и мобилизация, и ядерные угрозы, и даже «включение» четырех украинских областей в состав РФ пошли совсем не так, как того хотел бы глава Кремля.

300 000 неподготовленных солдат слишком мало, чтобы изменить ситуацию

Объявляя мобилизацию, Россия хотела продемонстрировать миру, что она в любой момент может быстро в разы увеличить свою военную мощь. В кулуарах даже говорили о готовности мобилизовать миллион россиян.

Но продемонстрировала Россия обратное. За месяц мобилизация первых 300 тысяч мужчин так и не закончилась. Мир облетели десятки видео, показывающих крайне плохие условия подготовки и снаряжения российских военных. Уже через неделю начали появляться сообщения, что мобилизованных бросают на фронт, где они быстро погибают и попадают в плен.

С другой стороны, 300 000 – это не астрономическая цифра, и страна с таким населением, как в РФ, должна справиться с этой задачей значительно лучше.

К примеру, Украина сумела мобилизовать и подготовить до 500 000 военных за первые шесть месяцев войны. Это более 100 000 в месяц.

В ходе принудительной мобилизации в ОРДЛО было мобилизовано до 140 000 жителей оккупированных районов Донецкой и Луганской областей. Это около 10% всего населения, которое до 24 февраля оставалось на этих территориях.

Уже сейчас ясно, что мобилизация 300 000 россиян не вернет численное преимущество российской армии. В начале войны против 200-тысячного украинского войска воевали примерно 230 000 войск регулярной армии РФ, 50 000–100 000 войск сепаратистких формирований так называемых «ЛДНР», десятки тысяч бойцов Росгвардии, наемники группы «Вагнер», «кадыровский полк». А главное, в России был резерв – подразделения российской армии Северного и Восточного военных округов, брошенных в Украину уже во второй фазе войны. Это еще до 100 тысяч солдат.

Всего в войне в Украине уже приняли участие около полумиллиона военных на стороне РФ. По западным оценкам, каждый пятый из них либо погиб, либо получил тяжелое ранение. Украинские официальные лица говорили о по меньшей мере 150 000 безвозвратных военных потерь РФ еще до харьковского контрнаступления, во время которого Россия также понесла значительные потери.

По состоянию на конец сентября все силы на стороне РФ составляли, вероятно, менее 250 000 солдат, почти половина из которых – сепаратистские формирования ОРДЛО и наемники «Вагнера». То есть от профессиональной армии Путина почти ничего не осталось.

Если говорить о мобилизации, то, учитывая дополнительные российские потери ближайших месяцев, их, возможно, хватит, чтобы вернуть количество, которое имел Путин на 24 февраля. Но речь идет только о количестве. Неизвестно, как они выдержат зиму в условиях, когда российская армия не смогла снабдить войско зимней одеждой и экипировкой.

Ни мобилизация, ни наступление из Беларуси не помогут России удержать правобережный Херсон и захватить Киев. Военный разбор Forbes /Фото 1

Вместе с тем за восемь месяцев войны Россия потеряла около 7500 единиц бронетехники. Фактически половину того, что имела в начале вторжения. На восстановление этих утрат уйдут годы. Сейчас Россия планирует восстановить лишь 800 танков Т-62 в последующие 3 года.

То есть вместо танковых и мотопехотных полков новая армия Путина будет состоять из плохо оснащенной пехоты, низко дисциплинированной и немотивированной.

Россия почти потеряла свои лучшие подразделения: крупнейшую танковую армию, большинство десантных войск и подразделений морской пехоты. Сейчас наиболее активными войсками на фронте являются отряды бывших заключенных группы «Вагнер», что наглядно характеризует состояние российского войска.

Мобилизация пошла так плохо, что даже официальная российская пропаганда не обещает «хороших новостей» с фронта в ближайшие два месяца. Россияне надеются добиться «победы» путем разрушения украинской энергосистемы. «Оставить Киев без света, воды и тепла». Мол, отсутствие света должно привести к масштабной панике и потоку беженцев в Европу.

Ракеты и десятки дронов-камикадзе ежедневно выпускают в сторону Украины. Но противовоздушная оборона Украины становится все более эффективной. Уже сейчас ВСУ сбивают около 80% иранских дронов и более половины дорогих крылатых российских ракет.

Белорусский «фронт»

Россия продолжает создавать в информационном пространстве манипулятивные «вбросы» о новых угрозах и возможной эскалации. Если летом россияне распространяли миф о 100 000 солдатах из Северной Кореи, которые готовятся вступить в войну на стороне РФ, то сейчас это истории об открытии «белорусского фронта» и повторении наступления на Киев.

Для подтверждения этой идеи Беларусь развернула до 7 БТГ (около 5 000–7 000 солдат), а Россия планирует перебросить еще 20 000 мобилизованных.

Но наступление такими силами с военной точки зрения приведет к фиаско. В феврале группировка, которая шла на штурм Киева, составляла до 50 000 солдат, в том числе несколько тысяч единиц тяжелой техники.

Беларусь имеет в своих сухопутных войсках всего около 11 000 солдат. Это в 50 раз меньше численности ВСУ. Вступать в войну с таким соотношением – самоубийство, даже если ты уверен в победе своего союзника. Россия за месяц теряет больше солдат, чем их всего в Беларуси.

Приблизительно та же ситуация и с танками, которых в Беларуси было около 500. В предыдущие месяцы многочисленные эшелоны с белорусскими танками Т-72 двигались в сторону России. Только в октябре Беларусь передала РФ 67 танков. Всего Лукашенко мог передать до половины своих Т-72 россиянам.

Наступление на Киев или западные регионы Украины, опираясь только на тяжелую технику и силы Беларуси, маловероятно. Для такого наступления Россия должна перебросить большое количество тяжелой техники в направлении Беларуси. Как это было зимой этого года. Сделать это быстро и незаметно почти невозможно. На подготовку такой операции уйдут недели, а возможно, и больше месяца.

Западные эксперты считают, что 20 000 российских солдат, которых направят в Беларусь, будут только проходить там обучение. Ведь российские полигоны переполнены. А количество офицеров, которые могут обучать мобилизованных, недостаточно.

Об этом также свидетельствует тот факт, что подавляющее большинство техники, которая идет из России в сторону Беларуси, – это грузовики, топливозаправщики, инженерная техника и эшелоны с солдатами в товарных вагонах. То есть не военная техника.

По данным проекта «Беларускі Гаюн», минобороны Беларуси заявило о запланированном перебрасывании со стороны РФ 170 танков, 200 бронированных машин и до 100 артиллерийских систем. Это в десятки раз меньше, чем было в феврале, когда на Киев шли четыре полноценных армии. И пока неизвестно, действительно ли это перебрасывание произойдет.

Отступление из Херсона и новая российская линия обороны в Луганской области

Параллельно с этим российская пропаганда активно готовила информационную основу для возможного отступления с Херсона. Подконтрольные Кремлю представители оккупационных администраций объявили об эвакуации населения правобережной Херсонщины. А новый командующий войсками РФ Суровикин заявил, что Украина готовит мощное наступление на Херсон.

Создание такого информационного поля не обязательно означает, что российские войска уже бегут из Херсона или убегут в ближайшие дни. А говорит о том, что российская пропаганда научилась заранее готовить потребителя к поражению.

Отступление с правого берега Херсонщины почти неизбежно. Поддерживать группировки в условиях, когда вся территория простреливается артиллерией ВСУ, а основные силы отрезаны Днепром с немногочисленными временными переправами – с военной точки зрения безнадежная задача. Надо либо отодвигать линию фронта от Днепра, на что у РФ нет сил, либо отступать.

Приблизительно в такой же ситуации украинские военные были в Северодонецке, который обороняли больше месяца, но в конце концов все равно пришлось отступить. Однако в Северодонецке были преимущественно силы легкой пехоты, тогда как на правом берегу Днепра Россия держит сотни единиц тяжелой техники и артиллерии, нуждающиеся в системной поставке горючего и боеприпасов.

Чтобы размыть разочарование от очередного крупного поражения, российская пропаганда решила подготовить информационную подушку. Чтобы отступление не стало таким же неожиданным и неаргументированным, как на харьковском фронте.

В то же время в Луганской области подразделения группы «Вагнер» якобы завершили возведение оборонной линии, которую они назвали «линией Вагнера». Больше всего российскую аудиторию поразило то, что она проходит фактически по линии разграничения, которая была до февраля 2022 года. То есть российские силы якобы планируют или предполагают возможность отступления со всей северной Луганщины.

Ни мобилизация, ни наступление из Беларуси не помогут России удержать правобережный Херсон и захватить Киев. Военный разбор Forbes /Фото 2

Фото инфографики «линии Вагнера» от российской пропаганды

Но такая тактика вполне логична, ведь фактически в северной части Луганщины остаются только два ключевых населенных пункта: Сватово и Старобельск. В случае, если Россия потеряет контроль над Сватовым, линия фронта переместится в Старобельск, через который проходят все логистические маршруты северной половины Луганщины. Логистические маршруты попадут в зону артиллерийского поражения ВСУ. А соответственно, удерживать этот регион не будет военного смысла.

Ввиду того, что группа «Вагнер» становится все более важной частью российских войск, вероятно, это направление фронта будет передано под контроль Пригожина, который оказался более осмотрительным, чем российские генералы, и решил подготовить тылы.

Из этого можно сделать вывод, что Россия активно готовится к новому наступлению ВСУ. И будет пытаться остановить новое украинское контрнаступление по крайней мере по Днепру на Херсонщине и по Северскому Донцу на Луганщине.

Далее россияне ожидают снижения интенсивности боев зимой и попытаются оставить Украину без света и заставить мир договариваться с ними. Но эта тактика провалится так же, как и все предыдущие.

Материалы по теме
Новый выпуск Forbes Ukraine

Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине