Рада провалила закон о национализации «Альфы», но государство готово забрать банк Фридмана. /Коллаж Анна Наконечная
Категория
Компании
Дата

Рада провалила закон о национализации «Альфы», но государство готово забрать банк Фридмана. Вот четыре больших проблемы, которые его ожидают

6 хв читання

Рада провалила закон о национализации «Альфы», но государство готово забрать банк Фридмана. Фото Коллаж Анна Наконечная

Верховная Рада провалила закон о юридических основаниях для национализации Сенс Банка россиян Михаила Фридмана и Петра Авена. Но банк, вероятнее всего, станет государственным. Впрочем, пока ясности по поводу будущего банка в госсобственности немного. Что получит государство вместе с одним из крупнейших частных банков Украины

Як створити продукт, який полюблять клієнти? Отримайте цінні поради від співвласника monobank™ – Олега Гороховського. Купуйте квиток на Форум підприємців, який відбудеться 27 червня.

Принятие законопроекта, который позволит государству национализировать Сенс Банк (бывший «Альфа»), пошло не по плану. Голосование за принятие закона в целом, состоявшееся 2 мая, провалилось: «за» было только 212 нардепов. Заместитель главы финкомитета Ярослав Железняк объяснил это тем, что многие депутаты во время голосования отсутствовали. В конце концов, Рада большинством голосов отправила законопроект на повторное второе чтение, которое, по словам Железняка, состоится в конце мая.

Накануне два собеседника Forbes из профильного финансового комитета парламента и один из менеджеров самого банка убежденно говорили, что парламент примет юридические основания для перехода «Сенса» в руки государства уже в первые дни мая. Так или иначе, национализация Сенс Банка состоится уже через несколько дней после подписания закона президентом, добавляет на правах анонимности должностное лицо, причастное к Офису Зеленского.

Отсрочка почти в месяц – это, возможно, и не самая плохая новость для НБУ и правительства. Несмотря на то, что национализация выглядела неотвратимой, у госструктур пока нет утвердительных ответов на ключевые вопросы: кто возглавит банк, как его быстро приватизировать и что делать с обязательствами кипрской компании-акционера перед VIP-клиентами бывшей «Альфы» на $400 млн.

Почему у государства не осталось простора для компромиссов с Михаилом Фридманом и Петром Авеном и какие проблемы ему придется решать сразу же после национализации Сенс Банка?

Как государство приближало национализацию бывшего Альфа-Банка

Еще в прошлом году президент Владимир Зеленский дал личное согласие на национализацию Сенс Банка. Он не занимается этим вопросом напрямую, но поручил создать максимально безопасную процедуру перехода учреждения в государственные руки, рассказывают собеседники Forbes в Верховной Раде и Офисе президента.

Осенью 2022-го Зеленский подписал закон о выводе с рынка системно важных банков на основании проблем с ликвидностью, а СНБО ввел санкции против акционеров банка. Тогда собеседники Forbes в Верховной Раде, НБУ и ОП называли середину декабря как предполагаемое время национализации. Но банк сохранил хорошие операционные показатели, поэтому у НБУ не было оснований признавать его неплатежеспособным и запускать процедуру перехода в госсобственность.

Getty Images

Михаил Фридман и Владимир Путин Фото Getty Images

В начале 2023-го регулятор и нардепы разработали другую концепцию. Законопроект №9107-1, который, по идее, будет принят в целом сейчас, тоже предусматривает, что Нацбанк может вывести системно важный банк с рынка. Но на этот раз – если против банка или владельца существенного участия в нем были применены санкции. Отдельная норма предусматривает возмещение соответствующего ущерба исключительно за счет средств государства-агрессора.

В марте 2023 года НБУ признал небезупречной деловую репутацию владельцев существенного участия в Сенс Банке – люксембургской компании ABH Holdings SA и ABH Ukraine Limited, которыми владеют Фридман, Авен и партнеры.

Последние тем временем пытались договориться с инвестором или с украинскими властями и европейскими регуляторами о докапитализации «Альфы» на $1 млрд. Но национализация банка, в конечном счете, стала единственным возможным вариантом решения проблемного вопроса российских акционеров бывшего Альфа-Банка.

«Главная проблема в том, что у действительно хорошего банка есть российские владельцы», – говорит собеседник, причастный к акционерам банка, пожелавший не раскрывать свое имя. Договориться с ними – потенциальный удар по репутации украинских властей, считает он.

Getty Images

Дмитрий Медведев и Михаил Фридман Фото Getty Images

Четыре проблемы государственного Сенс Банка

Несмотря на приближение национализации, Сенс Банк образца мая 2023 года живет куда более спокойной жизнью, чем осенью прошлого года. Тогда топ-менеджменту банка даже приходилось рассылать сотрудникам успокаивающие письма, которыми людей уверяли, что переход в госсобственность ничего не изменит, так что рабочие места сохранятся, рассказывал на правах анонимности один из сотрудников. «К чему готовиться, если это рыночный банк? Сейчас настроение ближе к «национализируют, так национализируют», – говорит собеседник теперь.

Что государству нужно сделать в первую очередь после национализации «Сенса»? Есть четыре непростых вопроса.

Проблема №1. Кадры

По словам собеседника Forbes, близкого к акционерам банка, пожелавшего не раскрывать своего имени, пока у государства нет понимания, кто станет новым СЕО банка. Предложения по новой команде поступали как от Офиса президента, так и Нацбанка. «Речь точно не о звездных именах, поэтому окончательное решение до сих пор не принято», – добавляет он.

В определенный момент на роль СЕО рассматривалась кандидатура экс-председателя правления Райффайзен Банка Аваль и регионального директора азербайджанского NEQSOL Holding Владимира Лавренчука, утверждает менеджер. Недавно Лавренчук вошел в новый состав наблюдательного совета Ощадбанка. Другой собеседник, один из партнеров рекрутинговой компании, занимающейся подбором топ-менеджеров в госсектор, отрицает, что экс-СЕО «Райффайзена» мог возглавить «Сенс». Сам банкир в комментарии Forbes отрицал подобные переговоры и возможность назначения на должность СЕО уже государственного Сенс Банка.

Рада провалила закон о национализации «Альфы», но государство готово забрать банк Фридмана. Вот четыре больших проблемы, которые его ожидают /Фото 1

Владимир Лавренчук

Одно из препятствий для подбора руководящего состава – законопроект №8312, предлагающий ограничить уровень заработных плат сотрудников госпредприятий эквивалентом 10 минимальных зарплат (67 000 грн) на время действия военного положения. «Поэтому количество желающих работать в государственной «Альфе» резко уменьшилось», – говорит собеседник среди рекрутеров.

Проблема №2. Финансы

По состоянию на конец апреля у Сенс Банка не было проблем с финансовыми показателями.

«Позитив от национализации, если она будет – это то, что наконец появится какая-то определенность: «Сенс» стал государственным, работаем уже в этой системе координат», – отмечает собеседник в банке. Он не ожидает операционных проблем банка после национализации. Другое дело – со временем в руках государства он может начать деградировать, говорит менеджер «Сенса».

Более долгосрочная угроза – не слишком профессиональное и политически зависимое управление, добавляет собеседник рынка рекрутинга. Риск того, что государство окажется неэффективным владельцем банка, волнует еще трех собеседников Forbes, причастных как к акционерам, так и к власти. Одна из вероятных проблем – отток клиентов, лояльных к российским владельцам «Сенса». В этом случае НБУ придется поддерживать банк финансово, констатирует один из менеджеров учреждения.

Проблема №3. Поиск потенциальных покупателей

Государство рассчитывает, что Сенс Банк пробудет недолго в его собственности, рассказывал в конце марта собеседник Forbes из руководства Нацбанка.

Действительно ли есть варианты? Три собеседника Forbes по инвестиционно-банковскому рынку и двое среди менеджеров банка критически относятся к таким планам. «Найти покупателей на актив, по которому в будущем с вероятностью в 99% будут серьезные судебные баталии с бывшими собственниками, будет сложно», – говорит инвестбанкир, имеющий опыт сопровождения M&A на банковском рынке.

Один из аргументов – фактический провал государства хотя бы в частичной приватизации других банков: ПриватБанка, Укргазбанка и Ощадбанка. «В мирных условиях не смогли, а тут вдруг все удастся», – иронизирует один из собеседников в Сенс Банке.

NEQSOL Holding, интересовавшийся банком прошлой весной, не вел предметных переговоров о покупке, а представители владельца польской Grupa Polsat Plus Зигмунта Соложа хоть и начали проводить due diligence, но пока не вели никаких переговоров с государством, говорят два собеседника в Нацбанке. Сама Grupa Polsat заявила, что не имеет интереса к «Сенсу», но не стала подтверждать или опровергать возможную заинтересованность своего ключевого акционера.

Проблема №4. Обязательства на $400 млн

Возможный вариант, при котором у национализированного Сенс Банка сразу может появиться частный акционер – конвертация в капитал обязательств кипрского владельца 42,4% акций ABH Ukraine Limited (ABHU) почти на $400 млн перед VIP-клиентами бывшей «Альфы». Они инвестировали эти средства в еврооблигацию ABHU. Сейчас эти обязательства не обслуживаются из-за санкций и ареста счетов акционеров Сенс Банка.

Среди инвесторов есть как физические лица, так и крупные компании. «Тикет» розничных вкладчиков варьируется в среднем от $400 000 до $5 млн, но в ценные бумаги инвестировали и крупные покупатели: две агрокомпании с международным капиталом и две инвестиционные группы. Их совокупные инвестиции – более $100 млн. Forbes известны имена этих инвесторов, однако компании на момент публикации не ответили на просьбу редакции подтвердить эту информацию.

Неплохим выходом из ситуации была бы концентрация, по крайней мере, большей части облигаций в руках одного из них, считает собеседник, близкий к акционерам банка. «Но пока никто не хочет брать на себя дополнительные расходы при абсолютно негарантированном результате», – объясняет один из инвесторов.

Getty Images

Михаил Фридман и Петр Авен Фото Getty Images

ABHU уже предложила инвесторам провести конвертацию обязательств в капитал банка. Согласятся ли они? «Четкого ответа нет, мы ведь не знаем реальное финансовое состояние банка», – говорит собеседник из числа инвесторов. Другая проблема – разрешение от регуляторных органов и проверка потенциальных держателей акций. Два собеседника, причастных к банку, утверждают, что среди холдеров есть чиновники и политически известные лица (PEP). «К имеющимся там фамилиям может возникнуть много вопросов у антикоррупционных органов», – говорит один из финансистов.

Юридически украинский Альфа-Банк не имел и не имеет обязательств по этим облигациям, но продавались они преимущественно через А-клуб – департамент по обслуживанию VIP-клиентов. Так что вместе с Сенс Банком государство получит еще одну потенциальную мину замедленного действия.

«Эти деньги разными путями от ABHU поступали на счета в банке и использовались для кредитования бизнеса, физлиц и развития финучреждения, это можно доказать», – говорит один из инвесторов в облигации, пожелавший общаться анонимно. Что дальше? После национализации ответственность за то, что инвесторы не получат свои средства, вероятно, будет уже нести государство, говорит он.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Передзамовлення нового номеру Forbes Ukraine. Купуйте зараз за 209 грн замість 279 грн

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине