Михайло Фрідман. /Коллаж Анна Наконечная
Категория
Деньги
Дата

«Скелет» в банке на $400 млн. Альфа-Банк много лет продавал VIP-клиентам очень выгодные, но не свои облигации. У кого из-за этого будут проблемы в случае национализации

Коллаж Анна Наконечная

Эксклюзивный «депозит», которым после 2014 года активно пользовались состоятельные клиенты бывшего Альфа-Банка, может усложнить жизнь им и государству, все еще планирующему национализировать банк. Как появился и работал этот фининструмент и кто будет в итоге отвечать за обязательства на $385 млн?

Інвестувати? Почекати? Продавати? Війна змінює все, крім обов’язку лідера приймати виважені рішення. Вже 30 травня 40+ спікерів поділяться досвідом на Першій щорічній конференції про фінанси, інвестиції та економічне зростання. Купуйте квиток за посиланням.

В истории с возможной национализацией Sense Bank (ранее – Альфа-Банк Украина) может появиться неожиданная дополнительная сюжетная линия стоимостью в $385 млн. Это сумма обязательств, которые родственная с банком компания Кипра имеет перед VIP-клиентами бывшей «Альфы» по своим корпоративным облигациям.

Банк продавал их самым богатым клиентам со времен кризиса 2014–2015 годов в качестве альтернативы классическому депозиту. Риски и отсутствие гарантий компенсировались высокой ставкой, которая в некоторые моменты достигала 9–12% годовых в валюте, и возможностью инвестировать из-за границы.

О существовании такого инструмента Forbes рассказали три инвестиционных банкира, которые сотрудничали с держателями облигаций или инвестировали в них. Информацию также подтвердили три менеджера банка.

За почти 10 лет существования инструмента «Альфа» разместила 36 выпусков этих облигаций, свидетельствуют данные профильного ресурса CBonds. Объемы каждого размещения варьировались от $1,5 млн до $50 млн. Часть из них погашена, в обращении остается 14 выпусков на $385 млн. По выпуску на $50 млн с погашением 6 мая 2022-го компания допустила дефолт.

Как появился этот инструмент, кто мог инвестировать в него средства и что с ними будет в случае национализации Sense Bank?

Как работал VIP-депозит Альфа-Банка

Выйти на рынок с нестандартным финансовым продуктом «Альфу» мотивировал банковский кризис 2014–2015 годов. После аннексии Крыма и начала войны украинский банк Михаила Фридмана и партнеров привлек трехлетний кредит от финансовой компании международного консорциума «Альфа-Групп» на $300 млн. Еще один займ в размере $50 млн под 12% годовых, по данным собеседника с инвестиционного рынка, пожелавшего сохранить анонимность, «Альфа» привлекла непосредственно у Фридмана.

Чтобы в итоге рефинансировать эти обязательства, менеджмент банка предложил идею: выпустить под гарантии акционера специальные инвестиционные ценные бумаги, которые продавались VIP-клиентам в виде альтернативы депозиту в валюте. На тот момент на украинском рынке доходности по классическим вкладам уже приближались к нулю: в 2015–2021 ставки по депозитам в валюте в банках составляли 0,1–2% годовых.

Под выпуск бондов холдинговая структура «Альфы» ABH Ukraine Ltd, зарегистрированная на Кипре, создала специальную финансовую компанию, которая и стала эмитентом ценных бумаг. Хотя юридически украинский Альфа-Банк не имел и не имеет обязательств по этим облигациям, их продавали преимущественно через VIP-отделения банка, рассказывает на правах анонимности один из держателей ценных бумаг.

«Скелет» в банке на $400 млн. Альфа-Банк много лет продавал VIP-клиентам очень выгодные, но не свои облигации. У кого из-за этого будут проблемы в случае национализации /Фото 1

Офис Альфа-Банка в Киеве

«Их преимущество – бонды можно было купить в нерезидентном поле, например, со счета в международном банке, где-то в Швейцарии, – говорит собеседник. – В Украине большинство богатых людей боялись хранить в местных банках большие суммы после событий 2014–2016 годов».

Основными инвесторами в облигации «Альфы» были участники частного клуба банка A-Club, а также зарубежные бизнесмены с орбиты самого Фридмана, рассказывает на правах анонимности другой управляющий активами. Банк не раскрывает количества клиентов A-Club, считая это конфиденциальной информацией, – говорится в письменном комментарии, переданном Forbes пресс-службой Sense Bank.

Первые выпуски продавали по номинальной стоимости $200 000 или $100 000. Соответственно, таким был и порог входа в этот инструмент, вспоминает собеседник среди вкладчиков. Потом появилось несколько выпусков по €1000 и $10 000, рассказывает он. Доходности были разными: от 5% до 12% в зависимости от выпуска и валюты. Сроки размещения сравнительно короткие – 12–18 месяцев.

Привлеченные средства через субординированный долг заходили на счета «Альфы» и использовались для кредитования и развития бизнеса, говорит портфельный управляющий крупной инвесткомпании, общавшийся на условиях анонимности. «Это понятный инструмент финансирования, используемый во всем мире, – говорит он. – Для Украины это даже положительная история, ведь средства, которые сначала выводили за границу, возвращались в страну».

Что будет с деньгами в случае национализации

Sense Bank избегает комментариев об облигациях, выпускавшихся под гарантию ABH Ukraine. На вопрос Forbes, действительно ли клиенты A-Club покупали такие облигации, в пресс-службе ответили, что не владеют информацией, поскольку «Sense Bank не является эмитентом этих иностранных ценных бумаг, не осуществляет их хранение или учет, а на балансе банка таких обязательств нет».

Такая юридическая структура является потенциальной проблемой, по крайней мере, для инвесторов в эти облигации. Причина – государство не отказывается от планов национализировать банк как актив, принадлежавший российским подсанкционным бизнесменам Михаилу Фридману, Петру Авену, Герману Ханну и Алексею Кузьмичеву. Попытки Фридмана и партнеров изменить структуру собственности, передать свое право голоса доверенному лицу или вывести из-под санкционных ограничений $1 млрд на докапитализацию украинского банка пока не имели существенного успеха.

Усиленное внимание государства к банку уже привело к дефолту по одному из выпусков. В мае украинский суд с подачи Бюро экономической безопасности и Генпрокуратуры арестовал ценные бумаги неназванных кипрских компаний, аффилированных с Фридманом, которые были на счетах в банке. Ранее были арестованы 469 млн грн средств со счетов в Альфа-Банке, которые, по версии Офиса генпрокурора, уже готовились к выводу в Россию. Впрочем, как объяснил один из топ-менеджеров «Альфы», попросивший не упоминать его имени в этой статье, эти деньги были предназначены одному из нерезидентов, который обслуживался в украинской «Альфе» и являлся инвестором в облигации.

Getty Images

Михаил Фридман и Петр Авен Фото Getty Images

Национализация может произойти после принятия закона, описывающего соответствующую процедуру для случая, если на акционеров системно-важного банка наложены санкции. Время, на которое ориентируются депутаты, – май этого года, рассказывал Forbes ранее один из руководителей президентской фракции «Слуга народа».

«Я думаю, это произойдет через несколько недель после подписания закона президентом», – говорит на правах анонимности собеседник среди руководства финансовых госструктур, которые при таком сценарии будут передавать банк в госсобственность. Правда, согласно меморандуму, который Украина заключила с МВФ, правительству нужно согласовывать с фондом любые действия по национализации банков.

В этом году должно быть погашено пять выпусков на сумму $103 млн и €50 млн (ближайший 15 апреля, остальные на сумму $50 млн). В 2024-м – восемь выпусков: $132 млн и €50 млн. И еще один на $50 млн в 2025-м. Что и когда получат держатели бондов – неизвестно.

В настоящее время ABH Ukraine ведет переговоры с владельцами облигаций по поводу возможной реструктуризации обязательств, рассказал один из топ-менеджеров Sense Bank, также попросивший не упоминать своего имени в этой статье. Он не уточнил детали переговоров, ссылаясь на то, что менеджмент банка не вовлечен в них.

Будет ли государство отвечать за эти обязательства при национализации Sense Bank? Если нет, правительству и НБУ следует готовиться к судам с покупателями облигаций, утверждает владелец этих бумаг. Впрочем, перспективы возможного спора усложняются из-за большого количества клиентов. «Проблема в том, что эти инструменты предлагали индивидуальным клиентам, а не фондам или инвесткомпаниям, – объясняет один из wealth-менеджеров, сотрудничающий с владельцами бондов «Альфы». – Поэтому собрать пул из хотя бы 50% холдеров почти нереально».

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине