Категория
Инновации
Дата

Трансфер техноразработок. Почему украинским разработчикам следует не продавать изобретения, а «занимать». Рассказывает глава IP офиса Елена Орлюк

5 хв читання

Технологиями нужно делиться. Но при одном условии: чтобы эти технологии и в дальнейшем работали на нас, отмечает Елена Орлюк, глава Украинского национального офиса интеллектуальной собственности и инноваций. Как это происходит в мире и всегда ли трансфер технологий – это быстро и легко.

Як створити продукт, який полюблять клієнти? Отримайте цінні поради від співвласника monobank™ – Олега Гороховського. Купуйте квиток на Форум підприємців, який відбудеться 27 червня.

Трансфер технологий – это своеобразная франшиза в мире интеллектуальной собственности. Окно возможностей, через которое условный изобретатель, автор продукта может передать право на использование своих разработок третьей стороне. И так же, скажем, как во франшизе сети ресторанов, важным компонентом сделки является коммерциализация.

Технологиями делятся не за спасибо, а за реальные деньги, которые обогащают не только автора, но и существенно наполняют бюджет его страны.

Не продавать технологии, а «занимать»

Рассмотрим это на практике. Представим себе, что украинская компания разработала совершенно новую технологию протезирования конечностей, которая позволяет сократить время адаптации к протезу и ускоряет возвращение человека к обычной жизни. Это технология, которая принадлежит нашим разработчикам и зарегистрирована в Украине. И вполне логично, что ею начинают интересоваться компании из других стран.

Первый шаг, который попытаются сделать крупные игроки международного рынка, – выкупить эту технологию. Это может быть $10 000, $100 000 или даже несколько тысяч (если бы Украина воспринималась развитой страной в глазах международных бизнесов, речь могла бы идти и о миллионах).

Почему они готовы давать такие суммы? Потому что это технология будущего, которая потенциально принесет гораздо больше денег в будущем.

Можем ли мы согласиться? Конечно. К сожалению, чаще всего именно так и происходит. Наши авторы просто продают свои изобретения (очень часто за неоправданно незначительные средства) и берутся за создание чего-нибудь нового. А покупатели вкладывают украинскую разработку в качественную европейскую или американскую обертку и возвращают потраченные средства уже в последующие месяцы.

Совершенно иной уровень заинтересованности рынка возникает после отказа продавать свои технологии. Тогда зарубежные игроки предлагают нам кое-что более ценное – трансфер технологии.

В таком случае украинский разработчик выдает лицензию (ту же «франшизу») на условную технологию по разработке протеза условной зарубежной компании. И она уже выведет украинский протез на свой рынок.

Какие бенефиты для наших разработчиков? Они увеличат свой доход, смогут получить средства для дальнейших разработок и обеспечат доступ к новой технологии протезирования еще большему числу людей.

Это очень условный пример, но очень иллюстративный. Не продавать и отдавать свое, а делиться. Делиться с умом, заблаговременно позаботившись о защите интеллектуальной собственности, регистрации полученных результатов интеллектуальной деятельности, получении охранных документов и т. д.

Путь к трансферу технологии

Когда я пишу «и т. д.», то перечень еще действительно весомый. Путь между «изобрели» и «отдал по лицензии» включает множество рутинной, но необходимой работы, которая делает невозможным присвоение, похищение изобретения или любые спекуляции.

В качестве примера можно рассмотреть успешные мировые кейсы. Например, историю OncoMasTR – инновационной технологии диагностики раковых заболеваний. Она началась с двух профессоров из разных дублинских университетов, разработавших конкурентоспособную технологию. Далее они основали небольшую компанию-стартап, которая получила гранты от ирландского правительства.

Уже с грантами ученые обратились в отделы трансфера технологии своих университетов, разработавших стратегию коммерциализации и лицензионные соглашения, принесшие выгоду как изобретателям, так и обоим университетам. Затем началась подача патента – сразу во многих странах.

Уже после этого на основе составленной стратегии компания вышла на инвестиционный рынок, где привлекла более €4 млн. Это позволило провести клинические исследования, доказавшие эффективность метода. А с этими доказательствами изобретатели предложили свою запатентованную технологию крупной американской компании Cepheid.

Стороны заключили соглашение – инновация вышла на рынок и стала прибыльной. Все инвесторы и учредители получили свое.

Весь этот длинный и сложный механизм имеет смысл только при надлежащей защищенности метода патентами. Право интеллектуальной собственности здесь – основа.

Поэтапно эта процедура выглядит так:

  • Регистрация технологии и правовая охрана интеллектуальной собственности.
  • Оценка коммерческого потенциала технологии.
  • «Питчинг» технологии перед потенциальными партнерами.
  • Переговоры по лицензионным соглашениям.
  • Разработка бизнес-плана для нового рынка.
  • Выход на новый рынок, адаптация и дальнейшее развитие.

Это «база», основа, в ходе которой может возникнуть еще множество других процессов и факторов. Но очень символично и важно, что всюду у этой истории есть общее начало – работа с интеллектуальной собственностью.

Всегда ли трансфер технологий – это быстро и легко?

Не быстро и не легко. Переговоры по лицензионным соглашениям могут быть сложными и длительными. Инвесторы могут якобы «нечаянно» просить о больших правах в контексте IP. Или, скажем, настаивать на определенных ограничениях авторов на момент действия лицензии. Ко всему этому следует быть готовыми.

Кейс трансфера OncoMasTR, упомянутый выше, длился шесть лет. Компания, покупавшая технологию, требовала проведения дополнительных очень недешевых исследований. И это не исключение, скорее это правило.

Приведу также яркий пример разногласий пожеланий инвесторов и изобретателей. Это история основания стартапа Google, без которого сложно представить современную жизнь.

Его разработчики, студенты Стэнфордского университета Ларри Пейдж и Сергей Брин запустили поисковый алгоритм под названием Page Rank в 1996 году. Всего за шесть месяцев он приобрел чрезвычайную популярность, что побудило авторов презентовать разработку в университетском Офисе Технологического Лицензирования (Stanford Universityʼs Office of Technology Licensing).

Офис, в свою очередь, занялся поиском перспективных бизнес-партнеров, готовых инвестировать в стартап. Одна из компаний предложила большие роялти, однако их условием было предоставление не эксклюзивной лицензии, позволяющей использовать технологию независимо от изобретателей.

В Стэнфорде считали, что этот тип лицензии станет ограничением для привлечения Пейджем и Брином венчурного капитала, поэтому отказались от предложения и зарегистрировали эксклюзивную лицензию на стартап под новым названием Google.

Итог этой истории общеизвестен: всего за два года поисковая система стала самой популярной в мире и до сих пор остается наиболее коммерчески успешным изобретением, когда-либо зарегистрированным в университетах.

Университеты как проводник трансфера технологий

К слову, в странах с развитыми экономиками именно высшие учебные заведения являются активными проводниками трансфера технологий, равно как и платформами для изобретений. Чтобы эта система функционировала, необходимо соответствующее законодательство, разработкой которого занимаются и национальные IP-офисы, в том числе в Украине.

Хорошим ориентиром здесь является так называемый «Акт Бея-Доула», принятый в США в 1980 году. Именно он выстроил трансферный «мост» между университетами и бизнесом благодаря тому, что передал федеральные права на патенты и открытия университетам. Также образовательные учреждения получили возможность решать по своему усмотрению, оставлять ли эти права исключительно за университетом или передавать индивидуальным исследователям, или разделять их в любой пропорции между университетским центром и исследователями.

За годы к Акту добавили несколько усовершенствований, поэтому сегодня он регулирует все взаимодействия в цепочке изобретение – продажу готовой продукции и ограничивает злоупотребления.

Подводных камней много. Но большинство из них – сугубо человеческий фактор, стремящийся к выгодам, прибылям и минимизации затрат. Это нормально и естественно, ведь даже трансфер технологии (или так: «тем более трансфер технологий») – это бизнес, большие деньги и большие риски.

Украине критически нужно научиться работать с трансфером технологий, а не заниматься продажей. И определенные шаги уже сделаны: работает IP-офис, на его базе запущен National IP&Innovation Hub. Повторюсь: продажа – это разовый успех, трансфер – это постоянная прибыль, развитие и рост. Кажется, выбор очевиден.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашей редакторе Татьяне Павлушенко – [email protected]

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Передзамовлення нового номеру Forbes Ukraine. Купуйте зараз за 209 грн замість 279 грн

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине