В мире идет борьба за таланты. Почему США уже не настолько привлекательны для предпринимателей иммигрантов, как другие страны /Фото Getty Images
Категория
Инновации
Дата

В мире идет борьба за таланты. Почему США уже не настолько привлекательны для предпринимателей иммигрантов, как другие страны

Getty Images

Запутанная и чрезвычайно политизированная иммиграционная система США ставит шлагбаумы на пути учредителей-иностранцев. В то время как более двух десятков других стран привлекают их визами для стартаперов и другими преимуществами, США рискует потерять свое первенство в мировой гонке за талантами

Джон С. Ким, соучредитель компании Sendbird, которая предлагает чаты и переписки в реальном времени для мобильных приложений и веб-сайтов, переехал из родной Южной Кореи в Сан-Франциско пять лет назад.

Он хотел быть ближе к американским клиентам, как-то Yahoo, Reddit и Headspace, иметь доступ к венчурному капиталу Кремниевой долины, нанимать американских инженеров и расширять компанию здесь. Ким легко получил неиммиграционную визу L-1 для иностранных директоров, ведь основал свой бизнес сначала в Южной Корее. И до 2019-го у него осталась лишь одна возможность продления визы.

Ким подал заявку на ґринкард, чтобы получить легальное разрешение на постоянное проживание… и получил письмо о том, что, скорее всего, ему откажут. «В сообщении о намерении отказать говорится: «Мы собираемся тебя выгнать из страны; убеди нас этого не делать», – говорит он. – Мы собрали более $100 млн инвестиций, у нас реальная выручка на десятки миллионов долларов, мы создавали рабочие места. Уверяю вас, было ощущение, будто мне дали пощечину».

Оказалось, что Киму, чья компания стоит более $1 млрд, а среди ее инвесторов есть SoftBank и Tiger Global, повезло. За два месяца после получения письма, когда он уже обсудил планы на случай чрезвычайной ситуации с главным финансовым директором и главой отдела кадров, а также подал кипы дополнительных документов, среди которых и перевод южнокорейских правил службы в армии, он получил свою ґринкард. И неприятный осадок от этой ситуации все равно остался.

«Ты хочешь построить свою компанию и не хочешь, чтобы тебе указали на дверь, – говорит 40-летний Ким, который живет в Сан-Франциско с женой и двумя детьми. – Если ты не гражданин страны, то над тобой как будто дамоклов меч нависает».

Столица предпринимательства и светоч надежды для иммигрантов Америка известна своей запутанной, чрезвычайно политизированной иммиграционной позицией, которая ставит шлагбаумы на пути учредителей-иностранцев. За многие годы это дало свои плоды – иммигранты, которые хотят начать свой бизнес здесь, должны всунуть себя в рамки одной из двух категорий визы E-2 (для инвесторов из стран, у которых договоры со США) или O-1 (для лиц с чрезвычайными талантами).

Либо каким-то образом воспользоваться одной из полдесятка других категорий виз, хотя ни одна не соответствует их потребностям. Открытая враждебность бывшего президента Дональда Трампа к иммигрантам не находит отклика у нынешней администрации, однако ни президент Джо Байден, ни новый Конгресс не приняли никаких мер для того, чтобы сделать Соединенные Штаты приветливым местом для высококвалифицированных приезжих.

Основная проблема в том, что у Америки нет стартап-визы именно для основателей несмотря на более десятилетия попыток ее ввести. Годами США привлекали лучших и талантливых. Однако теперь предприниматели во всем мире имеют больше вариантов – попроще. Примерно 25 стран, среди которых Сингапур и Великобритания, привлекают предпринимателей своими стартап-визами последние 10 лет. «Идея была не их. Это была американская идея, которой мы не воспользовались», – говорит Джефф Фарр, генеральный советник Национальной ассоциации венчурных капиталистов (НАВК).

«В мире идет борьба за таланты, – говорит Стив Кейс, миллиардер-соучредитель AOL и инвестиционной фирмы Revolution, который много говорил о необходимости стартап-визы. – Нам нужны лучшие люди с лучшими идеями, желающие приехать в США и остаться здесь, создать и развить свои компании в США. Иначе мы рискуем потерять свое первенство как наиболее инновационная, предприимчивая нация в мире».

Иммигранты-основатели не только создают рабочие места в собственных компаниях, говорит он, но и продуцируют условия для возникновения новых рабочих мест в более широких общинах. «Я не отрицаю проблемы, связанные с иммигрантами, но нам не быть самой инновационной нацией, если мы не изменим сложный, хаотичный, нестабильный, шаткий подход к иммиграции, особенно в отношении предпринимателей».

В мире существует больше мест, где предпринимательство расцвело... Поэтому у основателей есть широкий выбор. А с учетом того факта, что нашу иммиграционную политику не назовешь приветливой, люди не хотят приезжать.

Джерри Янг (Тайвань) $2,4 млрд собственного капитала, Yahoo

Иностранные предприниматели – это ключ к успеху этой нации. Около 3,2 млн из них руководят бизнесами в США, представляя 22% от всех владельцев бизнеса и только 14% от общего населения. Они имеют чрезвычайно высокое количество патентов на новые технологии, на них работает 8 млн человек. А еще они основатели более половины компаний-единорогов, среди них и Databricks, которых поддерживает венчурный капитал.

Анализ списка миллиардеров от Forbes показал, что общий доход 77 иностранных предпринимателей, которые построили компании в США, составляет $528 млрд, и на них работают более 775 000 человек. Google, Tesla и Yahoo – это тяжеловесы, которые среди учредителей имеют иммигрантов. «Если бы мне надо было переживать за визу, Yahoo, может, и не было бы», – говорит Джерри Янг, миллиардер, основатель Yahoo, который иммигрировал из Тайваня в детстве и на время основания компании уже был натурализованным гражданином.

Ключ к будущему Америки кроется в том, чтобы и дальше привлекать и удерживать эти таланты. Под конец своей работы администрация Обамы ввела в действие программу «Правило международного предпринимателя», по которой иностранным учредителям с инвестициями минимум на $250 000 можно оставаться в США без визы, но Трамп ее заморозил. В мае администрация Байдена объявила, что эта программа возвращается, и это все равно временная мера без четкой возможности получить разрешение на постоянное проживание или гражданство.

А добавить к этому все годы антииммиграционной политики Трампа и все более длительное время ожидания на получение ґринкард на основании работы – в среднем пять лет и даже дольше для граждан стран вроде Индии, которых много, но дополнительных мест в очереди им не дают — и США рискуют потерять репутацию страны, в которую стоит ехать для основания бизнеса. Согласно данным от New American Economy, группы исследования и защиты иммиграции, на основании опроса American Community Survey от Бюро переписи населения США, после трех лет Трампа на высшем посту в стране в 2019-м (данные за 2020-й еще недоступны) количество иммигрантов выросло всего на 4,1%, в то время как в предыдущие три года было 11,3% роста. В 2019-м количество иностранных предпринимателей в стране уменьшилось на 4400, и это первое снижение с 2000 года.

«Америка постепенно теряет конкурентоспособность. Это как шина, сдувается, – говорит Вивек Вадхва, преподаватель в Гарвардской юридической школе и автор книги 2012 года «Выход иммигрантов. Почему Америка проигрывает в мировой погоне за талантливыми предпринимателями» (The Immigrant Exodus: Why America Is Losing the Global Race to Capture Entrepreneurial Talent ). – Правда такова, что самые лучшие и самые умные больше сюда не едут».

Или едут, но не заморачиваются собственным бизнесом. «Я знаю многих людей с докторской степенью Стэнфорда, которые хотят начать свой бизнес, но им не хватает стабильного статуса в стране, – говорит Сяоинь Ку, китайская иммигрантка и участница списка Forbes «30 до 30», которая получила ґринкард во время работы в Facebook и потом оставила компанию, чтобы основать собственную – Run the World, занимающуюся организацией виртуальных мероприятий. – Я знаю, по крайней мере, 20 человек в Facebook, которые говорят, что хотят основать собственные компании, но не могут, потому что у них нет нужной визы».

Примерно 25 стран, среди которых Австралия, Германия, Португалия и Великобритания, ввели в течение последних 10 лет стартап-визы, чтобы привлечь к себе предпринимателей. Вот пять из них:

  • КАНАДА. Могут претендовать: предприниматели (с хорошим владением английским или французским) с минимумом $165 000 инвестиций от аккредитованных венчурных фирм или $62 000 от программы-инкубатора.
  • ЧИЛИ. Ее государственная программа-акселератор Start-Up Chile с 2010-го привлекла 1960 стартапов; она предлагает «инвестиции без обмена на долю», наставничество и рабочую визу на год.
  • ЭСТОНИЯ. Направлена на предпринимателей с высоким ростом, как-то предприниматели технари, Эстония обещает, что ее стартап-комитет примет решение по поводу заявки в течение 10 рабочих дней. С момента запуска программы в 2017 году поступило более 2750 заявок, а 750 учредителей, многие из них из России, Ирана и Индии, переехали в маленькую (население 1,3 млн), но приветливую к стартаперам, страну.
  • ИРЛАНДИЯ. Ее Программа для стартап-предпринимателей (Start-up Entrepreneur Programme) приветствует основателей из стран за пределами ЕС, в которых «инновационные бизнес-предложения» и $61 000 (по текущему курсу). Члены семей могут иммигрировать по этой визе.
  • НИДЕРЛАНДЫ. Предприниматели из стран, не входящих в ЕС, должны работать с одним из примерно 30 «помощников», как-то акселератор HighTechXL. Требования для доходов низкие – около $25 000 в год по текущему курсу.

США отнюдь не упрощает процесс. В разговорах с более 20 иностранными учредителями узнали от них о проблемах, с которыми они столкнулись, и о сложных решениях, которые надо было принять. Одни годами ждали, чтобы основать компании, из-за своего иммиграционного статуса; другие переехали в другие страны из-за проблем с визами здесь.

После получения диплома магистра в Университете Карнеги-Меллон Женя Трофимова, которой теперь 35, вернулась в более приветливую к предпринимателям Эстонию, чтобы основать Introwise, платформу для виртуального коучинга. Два года спустя она зарегистрировала американскую организацию, чтобы можно было принять участие в программе от акселератора Techstars в Сиэтле.

Она живет в Эстонии, но по возможности приезжает в США, чтобы проверить работу организации. Трофимова ездит по визе B-1, временной визе для бизнеса (которая не позволяет работать в США), и она рассказала, что во время последней поездки в Штаты ее продержали в аэропорту пять часов: «Они сказали, что я не похожа на основательницу компании».

Пейман Салехиан, 34-летний иранец, после основания компании думал о докторантуре в США, но затем его заманил к себе Национальный университет Сингапура. Закончив там докторантуру по специальности «химическая и биомолекулярная инженерия», в 2019-м он вместе с другом основал компанию Allozymes, которая занимается синтетической биологией.

Он рассматривал возможность переехать в США и получил оттуда предложение инвестировать в его стартап, но решил остаться в Сингапуре и взять инвестиции от большого сингапурского инвестора. Allozymes развивается, собрав четверть миллиона долларов инвестиций.

«Инвесторам мы были интересны [как стартап в Америке]… они хотели, чтобы мы сразу переехали в Штаты и начали компанию там, но это было невозможно, – вспоминает Салехиан. – Мы поговорили с адвокатами – у нас не было [американской версии] EntrePass [сингапурское разрешение на работу для иностранных предпринимателей], а любой другой тип визы требует длительного оформления».

А Нилай Парикх, 30, девять лет назад приехал из Индии по диплому магистра по аэрокосмической инженерии Университета Южной Калифорнии. Сегодня он работает в чикагской софт-компании по визе H-1B, которая является главной трехлетней визой для работников крупных компаний. У Парикха была идея стартапа, который должен использовать искусственный интеллект для повышения уровня безопасности на заводах, но не мог его основать из-за американских иммиграционных правил, однако предприниматель не захотел ждать ґринкард.

Он решил остаться на американской работе, но основал свою компанию Be Global Safety в Нидерландах. «Это действительно очень сложно, – рассказывает Парикх. – Я рассматривал Канаду, Дубай, Германию и Нидерланды». Последняя страна выиграла, потому что она предлагает ресурсы для компаний, которые занимаются искусственным интеллектом. А еще из-за того, что Роттердам, который он еще так и не посетил в связи с карантинными мероприятиями, – это аэрокосмический хаб и крупный порт.

Нубар Афеян, миллиардер, основатель кембриджской (Массачусетс) венчурной фирмы Flagship Pioneering, которая, в свою очередь, основала Moderna, производителя вакцины против COVID-19, говорит, что проблемы с визами отложили запуск ряда его стартапов, в некоторых случаях даже не на один месяц. «Неуверенность в том, получит ли человек визу или нет, приводила к временной остановке дел, – говорит 58-летний Афеян, внук армянского беженца; родился в Ливане, а в 2008-м стал гражданином США. – Атмосфера становится все более напряженной и непредсказуемой».

Трудно перевести в цифры то, что так и не произошло, или посчитать компании, которые так и не основали, но анализ от Kauffman Foundation за 2013 год показал, что стартап-виза высвободила бы скрытый предпринимательский потенциал, что привело бы к созданию 1,6 млн рабочих мест за 10 лет. Отчет за 2020 год Национального бюро экономических исследований о том, почему жесткая иммиграционная политика вредит американскому предпринимательству, показал, что существует на 80% больше вероятность того, что иммигрант начнет свой бизнес, чем тот, кто родился в США. А количество рабочих мест, которые создаются благодаря работе компаний иммигрантов, на 42% выше, чем в компаниях, которые основали те, кто родился в США.

 

«Люди, которые готовы принести с собой не только деньги, но и свою способность создавать компании с рабочими местами, должны иметь возможность приехать в США. Стране пойдет на пользу способ мышления иммигрантов».

Нубар Афеян, (Ливан) $1,2 млрд собственного капитала, Flagship Pioneering

Предприниматели – это лишь один аспект значительно большей дискуссии о разрушительной иммиграционной системе, но они крайне важны для экономического роста страны. «Запрещая и усложняя въезд предпринимателей-иммигрантов в США, мы намеренно делаем свою страну менее конкурентоспособной», – говорит Брэд Фелд, управляющий директор в Foundry Group и соучредитель Techstars, акселератора стартапов.

Одна из причин, по которой многие другие страны предлагают стартап-визы и различные бонусы, заключается в том, что это необходимые меры для привлечения талантливых предпринимателей. История показывает, что Штатам не нужно было заниматься этим. Американские университеты всегда привлекали иностранцев, а тысячи выпускников элитных заведений, как-то МИТ, Стэнфорд и Университет Карнеги-Меллон, основывали свои компании после выпуска. Согласно исследованию Центра американского предпринимательства, еще в 1990-х, когда советский беженец Сергей Брин стал соучредителем Google, а французский иммигрант Пьер Омидьяр основал eBay, более 90% мирового венчурного капитала шли американским компаниям.

Теперь же венчурные фирмы Силиконовой долины вкладывают деньги по всему миру, а венчурные компании других стран пытаются воспроизвести американскую экосистему стартапов на местах. На сегодня лишь немногим более половины венчурных инвестиций – $164 млрд из $321 млрд – идет американским компаниям, сообщает NVCA.

Интересно то, что индийский предприниматель Кунал Бахла, основатель гиганта цифровой торговли Snapdeal, покинул Штаты в 2007 году, когда не смог получить визу H-1B после окончания Вортонской школы бизнеса. Теперь на этот маркетплейс работают около 4000 человек преимущественно в Индии. «Действующим иммиграционным правилам 40 лет, – говорит Элизабет Госс, бостонский иммиграционный адвокат. – Предприниматели создают рабочие места».

А теперь добавляется еще влияние пандемии на американские университеты. Американские университеты давно были входным билетом в страну для иностранных предпринимателей. Пандемия COVID-19 нарушила и это. Осенью 2020-го общее количество иностранных студентов, обучающихся на стационаре и онлайн, упала на 16%, говорится в отчете Института международного образования. Конечно, после окончания пандемии их количество снова возрастет, но, вероятно, не достигнет допандемичного уровня.

«Надо подумать о тех людях, которые не получили визу для обучения в США, а следовательно, не смогут в дальнейшем основать там компанию», – рассуждает Пьер Азула, преподаватель Бизнес-школы Слоуна при МИТ, который изучает деятельность предпринимателей-иммигрантов и является одним из авторов вышеупомянутого исследования Национального бюро экономических исследований.

«Когда ты иммигрант, то для тебя условия игры другие, более сложные, но в дальнейшем ты только выиграешь от дополнительных усилий и упорного труда».

Эрен Озмен (Турция) $1,2 млрд собственного капитала, Sierra Nevada

Еще в 2008 году венчурный капиталист Фелд начал создавать новую стартап-визу для предпринимателей, после того как увидел ряд неамериканских предпринимателей, которые в программах от Techstars не могут зарегистрировать свой бизнес. В 2010-м тогдашние сенаторы Ричард Лугар (Р, Индиана) и Джон Керри (Д, Массачусетс) предложили первый законопроект стартап-визы – и он не нашел поддержки. Стартап-виза также вошла в широкий законопроект иммиграционной реформы в 2013-м; и ее отклонили. С тех пор были и другие попытки от Джерри Морана (Р, Канзас) и Марка Уорнера (Д, Вирджиния) в Сенате и от Зои Лофгрен (Д, Калифорния) и бывшего представителя Луиса Гутьерреса (Д, Иллинойс) в Палате представителей. Ничто из предложенного не стало законом. Лофгрен, которая возглавляет иммиграционный подкомитет, работает над проектом новой визы.

Главная проблема – это извлечь любую потенциальную стартап-визу из токсичных пут американской иммиграционной политики. «У нас нет никого, кто хотел бы меньше, а не больше предпринимателей, и мы никак не можем вытянуть предпринимателей из общей дискуссии об иммиграции», – говорит Фаррах из НАВК.

При отсутствии федерального закона возник ряд специальных программ, которые призваны заполнить такой пробел. Инициатива от Global EIR в Нью-Йорк, которая была основана в 2015-м, сотрудничает с городами, среди которых Детройт и Питтсбург, чтобы создать программы entrepreneur-in-residence для иммигрантов-предпринимателей. Сейчас Global EIR сотрудничают с более сотней учредителей, собрали около $500 млн и создали около 1000 рабочих мест. Чтобы представить масштаб возможностей, которые мы теряем из-за отсутствия официальной визы для предпринимателей, умножьте результаты одной такой программы на 100.

«У меня был ряд бизнес идей, когда я был на визе H-1B, но я не мог воплотить ни одну из них, потому что был привязан [к моему работодателю] не только самой визой, но и двухлетним процессом получения ґринкард».

Марк Джонс (Канада) $1 млрд собственного капитала, Goosehead Insurance

Одна хорошая новость: Правило международного предпринимателя. Это политика, которую администрация Байдена возродила в мае. Согласно ей, Департамент внутренней безопасности дает «условное разрешение» иностранным предпринимателям оставаться в стране, если у них есть хотя бы $250 000 инвестиций для бизнеса. Это правило гласит, что учредителям, которые должны доказать, что могут принести пользу, можно работать в стартапе два с половиной года с возможностью один раз продлить срок пребывания.

Когда правило впервые ввели при Бараке Обаме, то ожидалось, что будет примерно 3000 заявок в год и потенциально 430 000 новых рабочих мест для американцев в течение 10 лет. Затем Трамп, по сути, задавил эту инициативу, ведь за четыре года было 28 заявок и только одна одобрена.

Яннис Якумис, который приехал в Штаты из Греции и получил докторскую степень в электрической инженерии в Стэнфорде, стал тем единственным счастливчиком. В 2017 году он основал в Сан-Франциско Selfie Networks, которая улучшает системы безопасности и работы на основе его академического исследования.

У него уже была виза O-1, но она не позволяла работать его жене, поэтому когда он узнал о такой возможности условного разрешения, то подал заявку в 2018 году. «В этой возможности не было реальных недостатков, – говорит 39-летний Якумис, – ведь мы не надеялись на успех». Понадобился год, но его заявку одобрили, что удивило многих.

30-летний Глен Вонг, который родился в Китае, а закончил Университет Чикаго, сейчас живет в Калгари, Альберта, пока готовит свою заявку на условное разрешение. В конце 2019 года он основал The Third Place, стартап в Сан-Франциско, который помогает ресторанам развить бизнес, настроив опцию повторных заказов, которые берут с собой; с этой компанией он прошел акселератор для стартапов Y Combinator. И предыдущая виза H-1B привязывала его к бывшему работодателю — компании онлайн-образования Khan Academy.

«Если говорить о законной стороне, то очень просто работать полный рабочий день над своим стартапом, пока у тебя нет какого-то статуса, который позволяет это делать», – говорит он.

Софи Алкорн, иммиграционный адвокат Кремниевой долины, надеется подать ряд заявок на условное разрешение для предпринимателей в ближайшее время. «Некоторые основатели сейчас за пределами Штатов, но не могут приехать, а другие здесь, но не могут работать в собственных компаниях, – рассказывает она. – Я сейчас выбираю только тех, кто уже собрал миллионы».

Возрожденное правило – это замечательный шаг, но это не виза. Это только добрая воля президента для временного решения гуманитарной проблемы, и будущая администрация может ее отменить. Не существует прямого пути от условного до постоянного вида на жительство для учредителей, которые хотят остаться. Только стартап-виза может с этим помочь.

«Надеюсь, Конгресс предпримет необходимые шаги до того, как станет поздно, – говорит Стив Кейс. – Произойдет ли это в течение следующих нескольких лет? Так было бы лучше для всех, ведь если нет, то мы можем потерять лидерство в инновационной экономике».

Из-за предвзятых взглядов на иммиграцию система предоставления стартап-визы длительное время остается в подвешенном состоянии. Но необходимость восстановления экономики после пандемии может побудить США решить этот вопрос в ближайшее время. В конце концов, другие страны с радостью примут тех, кто не смог воплотить свои мечты в Америке.

Иммиграционная система США – это смесь акронимов. Вот основные визы, которые предприниматели и те, кто надеется основать компанию, используют при отсутствии стартап-визы.

  • B-1. Человек с этой временной бизнес-визой не может нанимать работников или работать в США. Некоторые будущие предприниматели используют ее для неоплачиваемого исследования перспектив.
  • E-2. Неиммиграционная виза для инвесторов из стран, у которых торгово-экономическое соглашение со Штатами. Список включает многие страны, но не материковый Китай или Индию.
  • H-1B. Главная виза на три года для работников крупных компаний. Некоторые предприниматели тоже на нее подают, используя свой стартап как компанию-спонсора. Проблема в том, что человек должен оставаться работником той компании, на основании работы в которой выдавалась виза, и получать основные доходы от нее. Владельцы такой визы также ограничены в размере доли, которой они могут владеть в компании.
  • L-1. Виза для иностранных директоров, которым нужно работать в американском отделении, подходит для тех учредителей, которые уже имеют стабильные компании за рубежом, но определенное время должны быть в США.
  • O-1. Виза для людей с чрезвычайным талантом, который может означать и предпринимательские способности. Для нее необходимо преодолеть не одно препятствие, поэтому основатели подают на нее после прохождения программ акселераторов, получения инвестиций и внимания от медиа.
  • OPT. Предприниматели и другие выпускники, которые были на студенческой визе F-1, могут остаться в США на год для «дополнительного практического обучения».
Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков