Большой позор экономики. Владелец и главный аналитик Concorde Capital объясняют, почему подпортился 2021 год, а 2022-й будет еще хуже /Фото из личного архива
Категория
Деньги
Дата

Большой позор экономики. Владелец и главный аналитик Concorde Capital объясняют, почему подпортился 2021 год, а 2022-й будет еще хуже

из личного архива

Один из главных украинских дилмейкеров владелец инвесткомпании Concorde Capital Игорь Мазепа не скрывает скепсиса относительно инвестиционной привлекательности Украины образца начала 2020-х. Причина — не только в российских танках. Мазепа видит тревожные сигналы в украинской экономике и недоволен экономической политикой властей.

В одном из недавних интервью он сравнил украинский инвестклимат с «обезьяной с гранатой». Вместе с главным аналитиком Concorde Capital, Александром Паращием, Мазепа рассказал Forbes о перспективах бизнеса в 2022-м, возможных миллиардных сделках и emergency plan на случай вторжения России.

Forbes публикует сокращенную и отредактированную для ясности версию разговора.

Кажется, в 2021 году в Украине активизировались инвесторы — много M&A, новых проектов в промышленности, IT и финтехе. Мы действительно наблюдаем необычайный всплеск инвестактивности или это обманчивое впечатление?

Игорь Мазепа: Где-то полгода назад я был настроен оптимистично: потребительский спрос рос, зарплаты тоже, мы ожидали, что экономика в 2021-м вырастет на 4,5%. Но нужно понимать макротренды, от которых зависит то, что происходит в бизнесе. Первое — высокая инфляция, 10% в этом году и я, наверное, около того — в следующем.

На примере обычного домохозяйства, это означает, что если твои обычные расходы составляют 90% от заработка, 10% ты можешь отложить или потратит на что-то дополнительное — рестораны, кино, отпуск и так далее. Инфляция повышает стоимость основных расходов и не оставляет пространства для дополнительных.

Второе — в нашем случае речь идет об инфляции производителей. Она возникает, когда растет себестоимость производства. Например, рост цен на недвижимость связан с подорожанием стройматериалов. Это самый плохой вид инфляции. Иметь с ней дело нам придется и в следующем году.

Еще один важный момент — в 2021-м у нас «бумило» сельское хозяйство: высокие цены, рекордный урожай. Глупо ожидать, что в следующем году повторится то же самое. Плюс факт российской агрессии. Это точно будет сдерживать и местных, и иностранных бизнесменов. Любая эскалация поставит на холд любые проекты.

Отдельно нужно отмечать, мягко говоря, непоследовательную политику властей. Проблемы в энергетике, пробуксовка или даже откат реформ, тотальная коррупция, спорные методы борьбы с олигархами и политическими оппонентами. Конечно, украинские бизнесмены научились подстраиваться под меняющийся мир, но это разговор о выживании, а не развитии.

Материалы по теме

Каковы ваши ожидания по росту ВВП в 2022-м?

Мазепа: Думаю, даже хуже скромного результата этого года в 3%. Это, конечно, большой позор — с таким количеством напечатанных денег, бурным ростом в мире после падения в 2020-м на 5% вырасти всего на 3%.

Почему потребительский спрос перестал быть ключевым драйвером экономики?

Александр Паращий: Зарплаты растут, но уже не теми темпами. Очень тревожный сигнал, который был отмечен в одной из недавних публикаций НБУ, — несмотря на инфляцию, средний чек в магазинах не растет.

Мазепа: Это значит, что в ответ на инфляцию население сокращает потребление и соответственно спрос. Об этом тренде я слышу от бизнесменов уже около полугода.  

Стимулирует ли высокая инфляция компании и частных инвесторов избавляться от денег и больше вкладываться в бизнес?

Мазепа: Стимулирует. Это держит в тонусе инвесторов. Но опять же эта инфляция должна быть здоровой. В Украине — наоборот. Плюс добавились макро- и внешнеполитические риски.

Паращий: Те, у кого есть свободные деньги, действительно хотят защитить их от инфляции. Они будут инвестировать. У кого их нет — будут сокращать инвестиционные планы, поскольку привлекать кредитные ресурсы станет гораздо сложнее.

У кого сейчас есть деньги?

Мазепа: Бизнесмены, которые сидят на commodities, IT.

Паращий: За исключением отраслей, где речь идет о контакте с людьми — театры, рестораны и т.д. — очень выросла сфера услуг. Если говорить о сельском хозяйстве, здесь есть проблема — высокие цены на газ повлияют на себестоимость их продукции. Есть риск, что у некоторых даже не хватит денег для того, чтобы в достаточных количествах закупиться сырьем для следующего агросезона, то есть не исключено сильное падение урожайности.

Пришлось ли вам скорректировать бизнес-планы с учетом рисков военного вторжения РФ? Или на это больше влияют внутренние факторы?

Мазепа: Я не вносил никаких корректировок. Бизнесмены, с которыми я общаюсь, пока тоже, по моим впечатлениям, не настроены что-то существенно менять в своих инвестпрограммах. Но понятно, что все думают о плане «Б». Самое очевидное — нужно иметь подушку ликвидности. Если произойдет вторжение, есть риск, что по цепочке повалится вся экономика — неплатежи и тому подобное.

Вы верите, что в ближайшие годы в Украине возможны сделки с ценником от миллиарда долларов?

Мазепа: В моем представлении средний ценник сделок в Украине действительно вырос. Еще несколько лет назад максимальный тикет здесь составлял $150-200 млн, сейчас мы видим гораздо более крупные сделки с суммами $500 млн или выше. Если бы не напряжение последних месяцев, я бы сказал, что миллиардные сделки у нас возможны. Компаний достаточно — Метинвест, АТБ, Rozetka. Но если инвесторов не заинтересовала даже ОГХК — абсолютно понятная ресурсная компания, что говорить о более сложных бизнесах.

Ваш пессимизм связан только с 2022-м годом или речь о более длительной перспективе?

Мазепа: У меня нет пессимизма, но обычный оптимистичный настрой тоже пропал. Хотелось бы думать, что негативные тенденции — это вопрос ближайших 6-9 месяцев. Но учитывая ухудшение в макро и внешние факторы, наверное, стоит говорить о среднесрочных сценариях.

Паращий: С одной стороны, борьба властей с олигархами, которая переходит все рамки, очень плохо влияет на инвестклимат — инвесторы понимают, что государство готово само нарушать правила игры. С другой стороны, если эта затея окажется успешной и в Украине нормально заработает антимонопольное законодательство, появится больше конкурентных отраслей, возможно, мы действительно увидим здесь что-то наподобие инвестбума.

Мазепа: Но я, честно говоря, даю этому не очень высокую вероятность. 

Материалы по теме
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Инвестгид на 2022-й год, Семёнов и его телеканалы, цифровая Украина | Рейтинг работодателей