Николай Сольский /Игорь Тишенко для Forbes Украина
Категория
Деньги
Дата

«Наш бизнес мобильный, и эта активность имела последствия для Польши». Министр АПК Николай Сольский об анатомии украино-польского агрокризиса. Интервью

Николай Сольский Фото Игорь Тишенко для Forbes Украина

Как накапливался аграрный кризис между Украиной и Польшей, благодаря чему его удалось временно решить и какие выводы должны сделать страна и бизнес

Главные материалы Forbes Ukraine. Раз в неделю на вашей почте.

15 апреля Польша запретила импорт и транзит агропродукции из Украины. Следом за ней решение о запрете импорта (но не транзита) объявили Венгрия, Словакия и Болгария. Через несколько дней Украина и Польша договорились о возобновлении транзита ночью с 20 на 21 апреля. Чтобы успокоить якобы пострадавших от нашествия украинской продукции фермеров ЕС, Еврокомиссия в ближайшие дни должна согласовать помощь на $100 млн.

Forbes поговорил с министром аграрной политики и продовольствия Украины Николаем Сольским о том, почему мы оказались в столь шатком положении.

Предупреждали ли партнеры из ЕС, что будут блокировать импорт и транзит?

Мы знали, что подобное может произойти, и общались по этому поводу с европейскими партнерами, но, конечно, официальных предупреждений не было. Мы не ожидали, что решение будет принято в столь сильной форме.

Какие причины предшествовали этому решению?

Мы ориентируемся на заявления стран, которые решили запретить импорт. Среди причин они указывают на недовольство фермеров большими объемами экспорта агропродукции (прежде всего зерна), в результате чего локальные фермеры продали меньше товаров, чем могли. Думаю, что также на эту ситуацию оказало влияние то, что в некоторых странах начинается период выборов.

Какие объемы агропродукции мы поставляли в страны-соседи?

С конца лета и до начала осени мы экспортировали около 6 млн т агропродукции в месяц. Половина этого объема шла по морю через порты Одессы, чуть более 1 млн т – через порты Дуная. Еще около 2 млн т – через сухопутные границы автомобильным транспортом и железной дорогой.

Если разбить по количеству продукции, то в Румынию уходило около 1 млн т, из них 90% – это транзит, в Польшу – 600 000 т, из которых 50% шло транзитом, в Венгрию – 350 000 т (половина – тоже транзит), в Словакию – 70 000–80 000 т, из которых две трети уходило в другие страны.

Можете ли проиллюстрировать, как накапливалась эта проблема?

До войны мы экспортировали в Европу много продукции. Лишь некоторые объемы можно было поставлять без пошлины, за другие взималась пошлина. С июня прошлого года Европейский Союз упразднил пошлину на украинские товары до конца 2023 года. Параллельно с этим Украина вела переговоры, чтобы это решение продлили до конца 2024 года, и мы должны были согласовать с европейцами постоянные правила торговли, которые действовали бы после этого срока.

Также с начала войны Евросоюз основал программу «Пути солидарности» – это комплекс мер, упрощавших экспорт украинской агропродукции в ЕС. Действительно, многие украинские агропродукты начали двигаться в сторону Польши. Наш бизнес мобильный, конкурентный и может выживать в любых условиях. Эта активность имела определенные последствия для Польши.

Какие именно?

Первое – у них снизились цены на зерновые. И если бы не было украинского зерна, то польский фермер продал бы свое зерно подороже. Но здесь ситуация неоднозначна, и можно долго дискутировать, потому что в последнее время мировые цены на зерно снизились.

Повлияла мировая конъюнктура. Как и все фермеры, польские аграрии придерживают какое-то количество зерна на весну, потому что исторически весной цены выше. Но этот год был нетипичным. Осенняя цена была выше весенней, и это оказало свое негативное влияние на настроения фермеров. Понятно, что закрытие границ приведет к тому, что стоимость продукции локальных фермеров подорожает.

Из того, что очевидно, то наличие украинского сырья на польском рынке дало заработать польской перерабатывающей отрасли. Прошлый год в этой отрасли был самым удачным за долгий период, потому что они стали конкурентными с мировыми переработчиками, поскольку получили доступ к более дешевому сырью.

Игорь Тишенко для Forbes Украина

Николай Сольский Фото Игорь Тишенко для Forbes Украина

О чем говорили с Польшей в ходе договоренностей по возобновлению транзита?

Договорились о возобновлении транзита украинской агропродукции. Он заработает ночью с 20 на 21 апреля 2023 года.

Польская сторона будет контролировать транзит в соответствии с правилами, которые она сама устанавливает. В частности, было озвучено, что грузы, следующие транзитом, будут отслеживаться с помощью электронной системы SENT. Трекер показывает, что машина или железнодорожный транспорт идет в порты или другие страны ЕС. По желанию польской стороны, при наличии оснований они могут осуществлять сопровождение грузов.

Какой довод стал решающим?

Мы не могли не договориться. К переговорам присоединилось руководство правительства и, скажу так, принципиальная позиция президента Владимира Зеленского относительно отстаивания интересов Украины была определяющей.

Почему поляки решили контролировать пересечение зерна?

Мы считаем, что такой контроль не требуется, но условия поляков довели к сведению рынка. Это их локальные аспекты. Властям нужно показать, что они контролируют процесс.

Что польская сторона потребовала от Украины?

Требования были. Я не могу сказать больше, но мы на них не пошли.

Какие последствия повлекло блокирование импорта?

Ущерб может составлять сотни миллионов долларов за короткий промежуток времени. Точнее сказать сложно, потому что трудно сосчитать. Во-первых, польская сторона не дает точных данных, сколько продукции осталось в Польше, а сколько проехало транзитом. Во-вторых, цены меняются каждый день, и непонятно, на какие опираться. На следующей неделе мы проанализируем последствия.

Есть ли запрос от Украины европейским коллегам, чтобы быть уверенными, что подобная ситуация не повторится?

Нет рецепта, который действовал бы навсегда. Следует помнить, что мы с поляками искренние и большие друзья, но даже между друзьями могут быть недоразумения, однако мы готовы их решать и искать компромиссы. Нам обязательно нужно общаться. Это обычный процесс и признак демократического общества.

В ЕС каждому дают право отстаивать свою позицию, но все должны искать компромиссы. Нам нужно воспринимать это без раздражения и привыкать к новой реальности. Так что можно даже порадоваться – мы двигаемся в общих координатах и уже на практике применяем европейские процедуры.

На каком этапе находится процесс евроинтеграции агро?

Этот процесс начался. Сейчас мы на этапе скрининга. Украине нужно имплементировать и синхронизировать множество норм, изложенных на тысячах страниц, из которых 40% касаются сельского хозяйства. В других странах этот процесс занял годы. Нам предстоит огромный объем работы.

Материалы по теме
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине