Альфа-Банк став Сенс Банком /Иллюстрация Александра Карасева
Категория
Деньги
Дата

Национализацию бывшего Альфа-Банка могут сместить на 2023 год. Что происходит вокруг банка Фридмана

Иллюстрация Александра Карасева

Заявление Михаила Подоляка из Офиса президента о начале процедуры национализации бывшего Альфа-Банка Украина, недавно изменившего название на Сенс Банк, пока не соответствует действительности. Государство наблюдает за учреждением российских бизнесменов Михаила Фридмана и Петра Авена, однако не исключено, что не будет национализировать его, по крайней мере, в этом году. Почему?

Forbes Украина выпустил новый номер печатного журнала. В нем почти два десятка эксклюзивных материалов. Приобрести журнал с бесплатной доставкой можно по этой ссылке.

Сообщения о предполагаемом аресте в Лондоне владельца «Альфа-Групп» Михаила Фридмана совпали по времени с двумя другими важными новостями для будущего Альфа-Банка Украина, принадлежащего бизнесмену и партнерам.

Во-первых, еще 1 декабря он официально сменил название на Сенс Банк. Во-вторых, вскоре после этого советник руководителя Офиса президента Михаил Подоляк заявил, что процедуры национализации бывшей «Альфы» уже начались.

Еще в конце октября шесть собеседников в госструктурах говорили о национализации банка как о решенном деле. Двое из них указывали на середину декабря как возможное время для перехода «Сенса»/«Альфы» в госсобственность.

Впрочем, заявления вроде того, что сказал Подоляк, слишком преждевременны: процесс национализации пока не начался. Четверо должностных лиц, близко знакомых с ситуацией (как со стороны государства, так и причастных к «Сенсу»/«Альфе»), с которыми Forbes общался на правах анонимности, не исключают, что это может произойти уже в следующем году.

Причины? С одной стороны, финансовое состояние банка не дает оснований НБУ признать его неплатежеспособным. По особой процедуре, предусмотренной недавно принятым законом о выводе из рынка системных банков во время войны, триггером могут стать проблемы с ликвидностью. С другой – акционеры «Сенса» во главе с Фридманом не теряют надежды все же докапитализировать банк. О планах внести в учреждение $1 млрд они заявили еще в мае. Правда, для этого нужно получить разрешение вывезти эти средства из санкционных ограничений.

Что происходит в истории с национализацией бывшего Альфа-Банка?

Почему национализация Сенс Банка может отложиться

Подготовка к возможной национализации тогда еще «Альфы» началась весной, когда в Совете финстабильности появилась идея отдельного закона, позволяющего по более простой процедуре национализировать системные банки.

«Мы разрабатывали его по принципу: «может, он и не понадобится, но нужен инструмент на случай, если крупный банк будет терять ликвидность», – рассказывает на правах анонимности один из членов Совета.

С начала войны НБУ не наказывает банки за нарушение нормативов капитала, однако может признавать их неплатежеспособными по другим причинам. Банкротство именно «Альфы» по стандартной процедуре, когда банк действительно не выполняет обязательств и переходит в Фонд гарантирования вкладов, означал бы выплаты вкладчикам в 60–70 млрд грн, добавляет чиновник.

По новому закону, критерием неплатежеспособности могут стать проблемы с ликвидностью, однако при таком сценарии Минфин может по упрощенной процедуре выкупить системный банк за 1 грн. После этого возможные «платежные» проблемы можно было бы закрыть за счет кредитов рефинансирования НБУ, как в свое время после перехода в госсобственность ПриватБанка.

Следовательно, национализация зависит от показателей конкретного финучреждения. «Мы не знаем, когда это случится именно с «Альфой», – отмечает собеседник в одной из финансовых госструктур, которая будет заниматься национализацией. – НБУ, вероятно, будет наблюдать за комплексом показателей, например, нормативы ликвидности, резервирования, корсчета в НБУ или наличие картотеки».

В течение октября после всплеска новостей в медиа и обсуждений в соцсетях о том, что переход «Альфы» в госсобственность неизбежен, банк потерял 7 млрд грн средств клиентов. Учреждение и без того постоянно сталкивалось с оттоками, но в значительно меньших масштабах: около 4 млрд грн в месяц, говорит один из чиновников со ссылкой на данные НБУ, которые есть в его распоряжении.

«При такой динамике банк мог потерять ликвидность в середине декабря», – говорит собеседник. Впрочем, ситуация стабилизировалась, и у Нацбанка пока нет очевидных причин для признания банка неплатежеспособным, отмечает на правах анонимности должностное лицо, причастное к Офису президента. «Разве что проверка НБУ в банке найдет какие-нибудь менее явные, но существенные проблемы», – предполагает он.

Именно сейчас в Сенс Банке работают инспекторы регулятора. Проверка продлится до 12 декабря, рассказывает один из собеседников, попросивший не упоминать его имя и должность в этой статье.

Судьба миллиарда от Фридмана

Параллельно с этим владельцы бывшей «Альфы» пытаются получить разрешение от европейских регуляторов на то, чтобы вывести из-под санкционных ограничений (Фридман, Авен и их партнеры по «Альфа-Групп» вошли в санкционные списки ЕС еще в конце февраля) $1 млрд для вливания в капитал украинского банка.

«Ушло много времени, чтобы изучить юридические тонкости и понять, как именно мы можем это сделать, – говорит председатель наблюдательного совета Сенс Банка Роман Шпек. – Мы ждем ответа от регуляторов в Монако и Великобритании относительно использования средств, лежащих в британском банке в Монако. Надеемся получить их до конца года».

Предметных переговоров с украинскими властями по докапитализации «Сенса» у представителей банка пока нет. «Процедура докапитализации четко формализована, – сказал в недавнем интервью Forbes глава НБУ Андрей Пышный. – Она предусматривает не письма или коммуникацию в печати, а представление релевантного пакета документов. Этого так и не было сделано».

Шпек подчеркивает, что для предоставления документов в НБУ необходимо получить разрешение на использование средств у европейских регуляторов.

Способна ли докапитализация отменить вероятную национализацию? Собеседники Forbes, близкие к банку, ОП и финансовым регуляторам, в это не верят.

«Докапитализация – это скорее возможность разойтись миром, после чего у украинского государства не будет претензий к Фридману», – считает собеседник, близко знакомый с ситуацией в банке, попросивший не упоминать его имени в этой статье.

Он не уточнил, о каких именно претензиях может идти речь. Однако, например, в мае Бюро экономической безопасности и Офис генпрокурора инициировали арест активов кипрских компаний Фридмана, через юрлица которых бизнесмен владеет Сенс Банком, на общую сумму более 12,4 млрд грн. Тогда же экс-руководители банка получили подозрение за «незаконные действия с документами и платежами».

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине