Не пройти, не проехать. Европейский транзит для украинского агро открыт, но очереди на границе выросли почти до 40 км. Как одолевают «соседские» препятствия наши аграрии /Shutterstock
Категория
Деньги
Дата

Не пройти, не проехать. Европейский транзит для украинского агро открыт, но очереди на границе выросли почти до 40 км. Как одолевают «соседские» препятствия наши аграрии

6 хв читання

Shutterstock

Forbes пообщался с отечественными агробизнесменами, что происходит на границе с Польшей, как работает обещанный транзит и складывается ли у украинских предпринимателей бизнес в новых условиях

За 12 років консалтингова компанія Franchise Group створила 600+ франшиз. Як масштабувати бізнес за допомогою франшизи в часи турбулентності? Отримайте інсайти і стратегії на Форумі підприємців від власниці та СЕО Franchise Group Мирослави Козачук. Купуйте квиток за посиланням.

Железнодорожные подъезды к польской границе заставлены поездами с украинским зерном. На начало мая, по данным «Укрзализныци», возле польской границы и в транзитной зоне ждали очереди более 2100 вагонов с агропродукцией, на границе с Венгрией – 1138 вагонов, со Словакией – 73 вагона.

«Мой груз пересек границу с Польшей 14 апреля, еще до принятия решения (с 16 апреля Польша запретила ввоз украинской агропродукции, – Forbes). Сегодня 1 мая, а мои 33 вагона с 2250 тонн пшеницы не сдвинулись с места», – рассказывает Сергей Орловский, основатель трейдинговой компании «Агроойлтрейд». Четыре польских клиента Орловского ждут, когда предприниматель сможет выполнить контракты. Орловский еще не подсчитал, сколько потерял из-за запрета импорта. Министр АПК Николай Сольский в интервью Forbes говорил, что ущерб может составить сотни миллионов долларов за короткий промежуток времени. На прошлой неделе Национальный банк оценил ущерб украинской стороны от односторонних ограничений западных соседей в $200 млн.

В зернотрейдинговой компании «Вилия-Трейд» ситуация немного лучше. В отличие от клиентов Орловского клиенты «Вилия-Трейд» не являются поляками, и компания может транзитом вывезти груз к ним. Польша разрешила транзит 21 апреля. Компания успела понести убытки. «Если учитывать рыночную конъюнктуру, штрафы за невыполнение контрактов, простой, то наши убытки с 15 апреля – около $1 млн», – говорит Владимир Божок, консультант по внешнеэкономическим связям компании «Вилия-Трейд».

В Польшу шло около 600 000 т агропродукции, из которых 50% транзитом, в Венгрию – 350 000 т (половина – тоже транзит), в Словакию – 70 000–80 000 т, из которых две трети в другие страны. 15 апреля Польша запретила импорт продукции из Украины, в следующие два дня к таким же мерам прибегли Венгрия и Словакия – 16 и 17 апреля соответственно.

«Хотя мы понимали, что в Польше есть недовольство из-за экспорта агропродукции, это решение стало холодным душем», – говорит Петр Мельник, исполнительный директор Agricom Group и президент Украинского клуба аграрного бизнеса. В первые недели Мельник приостановил процесс подписания контрактов с крупными польскими сетями на поставку овсяных хлопьев «Добродія Фудз» и пытается найти клиентов за пределами Польши на 10 вагонов зерна, которые шли польским покупателям. «В УКАБ были члены ассоциации, у которых на момент принятия решения о запрете экспорта 200 вагонов находились на маршруте в Польшу», – рассказывает Мельник. Также добавляет, что по условиям украинского законодательства, если вагон уже «запошленный» и пересек украинскую границу, то он не может вернуться просто так обратно. «Это будет считаться реэкспортом, и нужно заплатить 20% НДС», – рассказывает об одном из первых экономических последствий Мельник.

Getty Images

Getty Images

Проблемный транзит

«21 апреля был согласован транзит через Польшу, и только 27 апреля наш первый поезд отправился по маршруту», – вспоминает Божок. Все это время «Вилия-Трейд» пыталась получить ответ, зачем указывать страну получателя. Оказалось, что грузы, которые едут в страны ЕС, должны пройти ветеринарный контроль, если в другие страны, то нет. «Если с 21 по 27 апреля у нас поезда стояли, то с 27 апреля по сегодняшний день мы отправили пять поездов с 8638 тоннами зерновых в режиме транзита», – говорит Божок.

До сих пор все необходимые бюрократические процедуры осуществлялись в приграничных странах, и дальше груз беспрепятственно ехал по европейским странам. По новым правилам, если товар следует в другую европейскую страну, то бюрократические процедуры накладываются на эту страну. «Мы просим чехов принять зерно со всеми соответствующими документами контроля польской таможни, а они отказывают и хотят провести свой контроль, – говорит Орловский. – А это все занимает время». В странах в глубине Европы годами не проводились такие процедуры, и им нужно время, чтобы понять, что делать с вагонами украинского зерна, говорит Божок. «Сейчас мы ищем контрагентов, которые быстро сориентируются и поймут, как можно растаможивать товар», – добавляет Божок.

Пока европейские страны разбираются с процедурами, украинские экспортеры ищут рабочие маршруты. «Мы везем груз транзитом в порт, а дальше судами в Голландию, Испанию, Великобританию и другие страны», – рассказывает Божок из «Вилия-Трейд». Но и здесь не без приключений. Поскольку после официального сообщения о запуске транзита в течение пяти дней не было информации об оформлении процедуры, «Вилия-Трейд» понесла убытки. По словам Божко, он сообщил клиенту о форс-мажоре из-за запрета Польшей импорта. Клиент пошел навстречу и пролонгировал выполнение договора, но вернул обычные условия работы с 21 апреля. «Я не успел довести товар до порта, и простой судна оплачиваю я, – говорит Божок. – И это просто из-за отсутствия правил оформления транзита».

Обратный отсчет

Отдельная проблема – перевозка грузов автомобильным транспортом. 20 марта машины «Вилия-Трейд» стояли на пункте «Ягодин – Дорогуск», и в электронной очереди «єЧерга» сообщалось, что машины пересекут границу через три дня. Через 25 дней отметка в приложении поменялась на шесть дней. «Очередь задвигалась в обратном направлении, – говорит Божок. – Мы просто повернули назад и разгрузили машины». «Вилия-Трейд» не собирается использовать автомобильный транспорт, пока не увидит, что работа на границе идет в понятном режиме. По данным «Вилия-Трейд», на 1 мая общая очередь из автомобилей на переходе «Ягодин – Дорогуск» достигает 2662 машины (примерно 39 км, – Forbes). «єЧерга» показывает, что эти машины пересекут границу через пять дней, но на самом деле это займет более 20 дней, говорит Божок.

Кроме общей очереди, в двадцатых числах апреля поляки внедрили новацию – открыли вторую очередь ветеринарного контроля только для товаров из Украины, рассказывает Божок, ссылаясь на опыт других аграриев. Раньше машины проходили общую границу, попадали к ветеринарному инспектору, там машины становились на отстой. Инспектор брал анализ и делал вывод. Таможенники назначали конвой, и машины группами по 7–10 машин двигались дальше. «Но площадка для отстоя переполнена, и очередь разбили на две», – объясняет логику аграрий. По состоянию на 1 марта в этой очереди стоит 491 автомобиль, и срок его прохождения 13 дней. В реальности ветеринары пропускают в сутки шесть автомобилей, а это значит, прохождение контроля займет более 80 дней.

Аграрный пивот

У Орловского основная задача – выполнить уже заключенные контракты. Клиенты пока терпеливо ждут. Однако предприниматель не спешит заключать новые контракты. «С нами готовы разговаривать, но начинают просить дополнительные премии», – говорит Орловский. По его данным, клиенты озвучивают [скидку] $20 на тонне, а это примерно 10%. Мельник потратил 10 дней на переоформление документов на транзитные и уже планирует отправку продукции в польский порт, а оттуда в другие, неевропейские, страны. «Нам повезло, что наши контрагенты быстро среагировали и изменили пункт доставки», – говорит он.

18 марта соглашение о зерновом коридоре продлили на 120 дней. В России заявили, что якобы сделка будет действовать всего 60 дней. 17 апреля, через месяц после продления договора, Мининфраструктуры сообщили, что зерновое соглашение находится под угрозой срыва. Российские «инспекторы» в одностороннем порядке прекратили осмотр и проверку судов, загруженных украинским зерном и следовавших через Босфор. 19 апреля Украина и Турция сообщили, что работа зернового коридора возобновляется. Официально коридор работает, но задержки возникают из-за надуманных российскими инспекторами поводов, отмечает Геннадий Иванов, директор BPG Shipping & Kronos Bulkers. «По факту нового трейда нет из-за угрозы закрытия коридора 18 мая, – добавляет он. – Сейчас тяжело назвать эффективной работу, но лучше так, чем вообще никак».

Менеджменту «Вилия-Трейд» приходится приобретать новый навык продажи зерна в порту по контрактам FOB и CIF. «Работа с балтийскими портами значительно отличается от обычной для нас работы глубоководных портов Одессы», – говорит Божок. Пока он оценивает, с какой скоростью товар может доехать в порт и продавать ли агропродукцию клиентам с поставкой в июне–июле, есть ли шанс успеть на конец мая. «У меня уже есть понимание, как выйти из этой ситуации даже при наличии существенного риска, что что-то снова изменится на границе», – говорит Божок. В свою очередь, Мельник считает, что на следующей неделе хаоса станет меньше и будет понятно, как заработает рынок по новым правилам.

Все собеседники считают несправедливым решение польского правительства. Орловский считает, что фермеры Польши, Словакии и Венгрии лукавят, когда говорят, что у них убытки из-за украинского экспорта. Во-первых, Украина не имеет такого влияния на мировые цены, как Бразилия, Аргентина и США. «Украина выращивает около 20 млн т пшеницы, а США – 300 млн т», – отмечает он. Во-вторых, рентабельность работы европейских фермеров составляла 40% годовых, а сейчас – 10%. По словам Орловского, это все еще прибыльный бизнес. «К нам, украинским экспортерам, отношение как к преступникам, торгующим наркотиками, – добавляет он. – А на самом деле все запреты – это чисто политическое явление».

«Экономическая жадность вызвала эту проблему», – добавляет Мельник. Когда была осень, украинский аграрий продавал зерно на внешние рынки, потому что ему нужна была ликвидность, а польский фермер придержал зерно на весну, рассчитывая, что цены вырастут. Но они не выросли (об этом также говорил министр агрополитики в интервью Forbes, – Ред.). «Это совершенно бессмысленное решение как для Польши, так и для других стран ЕС», – добавляет Мельник.

Мельник видит два варианта развития событий. Первое: если Европа продолжит блокировать экспорт, то украинские фермеры вынуждены будут просить правительство заблокировать европейский импорт. Второе: Европе либо стоит посмотреть политику дотаций своих фермеров, либо предоставить дотации Украине и перевести часть аграриев на менее рентабельные культуры, либо скорректировать потребление в ЕС с учетом отсутствия украинского зерна. «Однозначно ЕС нужно строить механизмы с учетом все больше проникающей на европейский рынок Украины», – добавляет Мельник.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине