НБУ, Сергій Ніколайчук /Елизавета Сергиенко/Пресс-центр НБУ
Категория
Деньги
Дата

Новая норма в экономике во время войны. Заместитель главы НБУ Сергей Николайчук об учетной ставке, ВВП, валютных ограничениях, «украинском кэшбеке» и изменениях в «5-7-9»

Сергей Николайчук, заместитель главы Национального банка Украины Фото Елизавета Сергиенко/Пресс-центр НБУ

Заместитель главы НБУ Сергей Николайчук – гость нового выпуска «Business Breakfast с Владимиром Федориным» от Forbes. Почему Нацбанк решил снизить учетную ставку, когда этого никто не ожидал? Как будет расти экономика в 2024 году? Когда НБУ смягчит валютные ограничения? И как следует изменить программу «5-7-9»?

Як мотивувати команду не збавляти темп у надскладних умовах? Дізнайтесь 25 квітня на форумі «Надлюди» від Forbes. Купуйте квиток за посиланням!

Прямая речь Сергея Николайчука сокращена и отредактирована для ясности.

О неожиданном решении НБУ снизить учетную ставку

Мы, как и многие другие центральные банки, предпочитаем data-driven approach при принятии решений. Если посмотреть на фактическую ситуацию, то она по сравнению с январем несколько изменилась.

Во-первых, инфляция уверенно снижается и уже в феврале достигла 4,3%, приблизившись к нижней границе нашего целевого коридора. Во-вторых, мы сумели сохранить контроль над валютным рынком и получили хорошие новости о поступлении внешнего финансирования.

Это дает основания более активно ослаблять процентную политику. Снижение процентной ставки с 15% до 14,5% будет способствовать дальнейшему восстановлению экономики, в то же время не подвергая макрофинансовую устойчивость новым рискам.

При принятии решений мы не можем не учитывать позицию других органов власти, но все наши действия обусловлены необходимостью достичь целей в ценовой и финансовой стабильности. Инфляция – ключевой показатель, определяющий политику НБУ. В прошлом году мы утвердили стратегию постепенного смягчения валютных ограничений, возврату к большей гибкости обменного курса и инфляционного таргетирования. С этого времени постепенно возвращаем элементы нормы и усиливаем фокус на достижении нашей 5% инфляционной цели.

Почему инфляция ниже прогнозов НБУ

Что касается консервативности наших прогнозов, на это влияют разные факторы. Так, в прошлом году урожайность сельскохозяйственных культур была очень высокой, что снизило цены на сырые продовольственные товары на рекордные 13%. К тому же ситуация с международной финансовой помощью оказалась гораздо лучше. Еще в начале 2023 года мы рассчитывали на $30 млрд внешней помощи от партнеров, а в результате получили $43 млрд, что способствовало улучшению курсовых и инфляционных ожиданий и дало толчок соответствующему дезинфляционному тренду.

Кроме того, в начале прошлого года мы закладывали дефицит электроэнергии на достаточно существенном уровне, но по факту прошедший год прошли почти без блэкаутов и дефицита электроэнергии. Значительного влияния на ценообразование не было.

В этом году пока мы имеем 4,3% инфляции по результатам февраля. Мы не ожидаем, что инфляция будет ниже нижней границы нашего целевого диапазона (4%. – Forbes). Мы ожидаем, что инфляция в марте будет плюс-минус близка к текущему уровню.

НБУ, Сергей Николайчук /колаж Forbes Ukraine

Сергей Николайчук, заместитель главы Национального банка. Фото колаж Forbes Ukraine

О прогнозах темпов роста ВВП и экспорта

По сравнению с прошлым годом мы имеем достаточно консервативные предположения относительно урожайности, которая, по нашим предположениям, будет ниже в 2024-м. В то же время, если говорить о факторах безопасности, мы видим усиление рисков того, что война может быть более продолжительной, чем мы закладывали в нашем январском прогнозе (активная фаза боевых действий продолжается в течение всего 2024-го. – Forbes). И это будет ограничивать обновления в этом году. Поэтому баланс этих факторов дает нам основание полагать, что прогноз НБУ по росту ВВП на 3,6% в этом году остается реалистичным.

Прошлогоднее сокращение экспорта на 18,5% по сравнению с 2022-м было связано с логистическими проблемами и разрушениями производственных мощностей. Если говорить о прогнозах на этот год, мы ожидаем незначительное, но возобновление экспорта товаров и услуг с прошлогодних $51 млрд до $53,3 млрд благодаря налаживанию работы нового морского коридора.

В феврале через него было перевезено 8 млн т различной продукции. Это и зерновые, и руды, и черные металлы. Эти цифры не сильно отличаются от тех физических объемов экспорта, которые были у нас до полномасштабной войны.

Как НБУ будет ослаблять валютные ограничения

Сложно спорить с тезисом о том, что война продолжается и создает для нас новые условия нормальности. Мы прекрасно понимаем, что те меры, которые мы предприняли в начале войны, со временем нужно калибровать, и, собственно, мы этим и занимаемся.

В прошлом году мы приняли стратегию валютной либерализации, предусматривающую постепенное смягчение валютных ограничений. НБУ уже ввел ряд смягчений для украинского бизнеса, позволив, в частности, обслуживать новые долги своим зарубежным кредиторам и возвращать кредиты, обеспеченные гарантиями международных финансовых организаций, экспортных кредитных агентств и государственных институций международных партнеров.

В ближайшее время мы собираемся вернуться к тем элементам первой стадии дорожной карты, которые еще не были закрыты. Прежде всего это разрешение на репатриацию новых дивидендов, что, на наш взгляд, может создать основания для дополнительного притока капитала в страну в среднесрочной перспективе. Если говорить о возможности обслуживания своих внешних долгов, то в ближайшее время, я надеюсь, мы сможем иметь основания рассмотреть смягчение и там.

У нас нет временных рамок для реализации этой стратегии. Мы ориентируемся на макрофинансовые предпосылки. Наша способность реализовать эту дорожную карту будет зависеть как от международной поддержки, так и от ситуации на валютном рынке, которая будет определяться крупными экспортерами-игроками.

Сегодня у нас разрешено примерно 90% общей номенклатуры услуг, однако маркетинговые услуги до сих пор остаются для нас болезненным вопросом, поскольку, с одной стороны, они позволяют экспансию украинского бизнеса на зарубежные рынки, а с другой – создают окно для вывода капитала из страны в достаточно больших масштабах. Сейчас мы взвешиваем цели по упрощению ведения бизнеса с задачей минимизировать потенциальный сценарий «бегства» капитала.

Сергей Николайчук, НБУ /Елизавета Сергиенко/Пресс-центр НБУ

Сергей Николайчук, заместитель главы Национального банка. Фото Елизавета Сергиенко/Пресс-центр НБУ

Об инициативе Офиса президента «украинский кэшбек»

НБУ только точечно привлекался к разработке этой инициативы. Скорее технически, но не на концептуальном уровне. Давать какую-либо детальную оценку влиянию этой инициативы пока рано.

Нужно сначала посмотреть, каким образом она будет реализована и каковы будут ее объемы. Определенный здоровый протекционизм используется многими государствами, и «Покупай украинское» или другие подобные лозунги раздаются во многих странах. На уровне идеи все это выглядит неплохо, но успешных кейсов реализации подобных программ в мире мало.

Как изменить программу «5-7-9»

Программа «5-7-9» доказала свою эффективность во время таких кризисных эпизодов, как пандемия и первые этапы войны. При повестке дня возвращения к элементам нормальности «5-7-9» создает значительные фискальные риски для государственных финансов.

Все больше банков и хозяйствующих субъектов готовы возвращаться к кредитованию без государственных стимулов. Поэтому эта программа должна быть адаптирована под современные условия – основные объемы поддержки должны быть направлены на финансирование инвестиционных проектов, а не оборотных средств.

Кредитование на оборотные средства следует оставить для уязвимых категорий, например предприятий, работающих на территориях, близких к зонам боевых действий, или тех, чье долговое состояние и кредитные метрики ухудшились во время войны.

О реформах Хавьера Милея в Аргентине

Экономическая ситуация в Аргентине накануне выборов президента была такой, что радикальные реформы действительно были необходимы. Это чем-то напоминает Украину в 2013–2014 годах. Тогда мы сделали свое домашнее задание – наладили эффективное управление банковской системой, наладили адекватную монетарную политику. Кстати, помню, что тогда у нас тоже раздавались мнения об отказе от национальной валюты.

По результатам трех месяцев трудно оценить, насколько аргентинцам удается сломать систему, которая существовала в стране в последние годы или даже десятилетия. Но, мне кажется, понятно, что без фискальной консолидации (сокращения дефицита бюджета. – Forbes) и переосмысления деятельности центробанка восстановить монетарную стабильность в стране будет очень тяжело.

В эфире участвовали редактор Forbes Сергей Шевчук и репортер отдела «Деньги» Forbes Павел Калашник.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине