Даниил Гетманцев, глава финансового комитета Верховной Рады /Антон Забельский для Forbes Украина
Категория
Деньги
Дата

Даниил Гетманцев подготовил для Саммита экспортеров Forbes рецепт стремительного развития украинской экономики и спасения экспорта. Предпринимателям следует изучить этот план

Даниил Гетманцев, глава финансового комитета Верховной Рады Фото Антон Забельский для Forbes Украина

16 марта во время Саммита экспортеров Forbes состоялся диалог главы финансового комитета Верховной Рады Даниила Гетманцева и бизнесмена Петра Чернышева. Главная тема – развитие экспортных инвестиций и рост ВВП Украины. Взгляды спикеров разошлись относительно вопроса налоговой политики.

Продолжая диалог, Даниил Гетманцев направил редакции свою программу стремительного развития экспорта Украины. Петр Чернышев, по предложению Forbes, подготовит ответ на статью

Інвестувати? Почекати? Продавати? Війна змінює все, крім обов’язку лідера приймати виважені рішення. Вже 30 травня 40+ спікерів поділяться досвідом на Першій щорічній конференції про фінанси, інвестиції та економічне зростання. Купуйте квиток за посиланням.

Я разделяю идею уменьшения налогов на работу после войны. По этому пути шло много стран, например, Германия времен Аденауэра/Эрхарда. Законопроект моего авторства зарегистрирован в парламенте.

У нас нет разногласий с Петром Чернышевым по преобразованию налоговой и таможни в цифровые сервисные структуры, очищенные от коррупции и самоуправства чиновников. Но наличие правового государства само собой предполагает, что good governance распространяется на все государственные институты, обеспечивается верховенство права и нулевая коррупция.

Однако я не разделяю подход, где только налоговая политика (ставки) ставится в основу ускорения экономического роста, увеличения инвестиций и экспорта, а остальные факторы, стоящие за экономическим ускорением, опускаются как малозначительные. Такая картина мира имеет мало общего с реальностью.

Вспомним Польшу, Словакию – страны, которые приводятся в качестве примера модели эффективного развития. За счет чего им удалось то, что нам не удалось? Снижения налогов? С 1995 по 2021 год – период, охватывающий вступление в ЕС и полноценное членство – средний уровень перераспределения ВВП по доходам в этих странах сравним с Украиной (Польша – 40,2%, Словакия – 38,8%, Украина – 38,9 %). Если отбросить наши кризисные 90-е, то подсчет за последние 20 лет дает сопоставимые показатели (Польша – 39,8%, Словакия – 38%, Украина – 40%).

То есть сопоставимый с Украиной уровень налоговой нагрузки не помешал этим странам, с которыми мы стартовали в начале 90-х почти с одинаковых позиций по уровню доходов на душу населения, совершить скачок из группы стран со средними доходами в клуб богатых государств (по классификации Всемирного банка). Мы с таким же уровнем нагрузки отстали от них на 20–30 лет.

Есть множество прецедентов стран с низким, даже экстремально низким уровнем перераспределения по доходам, которые не коррелируют с высокими темпами роста в долгосрочной перспективе.

Вы что-нибудь слышали об экономических успехах Зимбабве, Йемена, Конго, Парагвая, где уровень перераспределения – от 15 до 25% ВВП? В Парагвае как раз «все по 10%» (НДС, налог на прибыль, на доходы), причем эти ставки действуют давно (НДС – с 1991 года, налог на прибыль – с 2004-го). Поэтому можно засвидетельствовать результат: последние 30 лет ВВП Парагвая прибавлял лишь 3% ВВП в среднем за год, что никак не тянет на латиноамериканский Сингапур или Южную Корею.

С экспортом в Парагвае при низких налогах не очень сложилось: товарный экспорт в ВВП в 2021-м – 26% (последние 10 лет – 23% ВВП), в Украине – соответственно 34% и 37%. А вот в Словакии и Польше при их высоком уровне перераспределения в 2021 году – 52% и 95% соответственно.

Да, есть обратные примеры в странах Юго-Восточной Азии (Сингапур, Южная Корея) с низкими налогами и высокими темпами роста, но налоги там – важный, но не самый главный фактор «экономического чуда».

Что главное?

На основе опыта стран, которые совершали экономический скачок (возрастали от 6% в течение 20+ лет) без углеводородов и не являясь офшором, можно выделить 10 таких факторов, которые работают на успех:

  1. Последовательность курса перемен. Сильный якорь как международных обязательств (вступление в ЕС) или наличие образованной автократии (Сингапур, Корея, Тайвань).
  2. Долгосрочная макростабильность (отсутствие системных финансовых кризисов в течение первых 10–15 лет активного роста).
  3. Работающие гарантии безопасности и/или высокие расходы на безопасность/оборону (Израиль тратил более 15% ВВП с 1967 по начало 90-х).
  4. Надлежаще работающие институты (хотя опыт автократических стран здесь разный).
  5. Значительные финансовые ресурсы (ПИИ, внутренние сбережения и фискальное пространство).
  6. Развитие финансовой системы, которая может агрегировать и привлекать ресурсы (банки, фондовый рынок).
  7. Региональная/межрегиональная кооперация с более сильным центром/ядром стран (ЕС, АСЕАН).
  8. Желательно отсутствие сильных демографических проблем.
  9. Устойчивое повышение качества человеческих ресурсов и образования.
  10. Удачные эксперименты с отраслевой политикой, поддержка/выращивание перспективных отраслей.

Такая повестка дня звучит менее хайпово, чем шоу «все по 10%», и политически она хуже продается, но это и есть реальность, которую необходимо принять.

За последние 70 лет мир не придумал других массовых моделей догоняющего роста, кроме «азиатской модели», завязанной на ускоренной индустриализации и экспортно-ориентированном росте, и «европейской модели», основанной на едином рынке/интеграции в ЕС. Украине нет смысла изобретать велосипед, который может не уехать. Задача сейчас – как можно быстрее и качественнее пройти путь, который наши соседи прошли в 90-е – в начале нулевых, обретя членство в ЕС.

Антон Забельский для Forbes Украина

16 марта во время Саммита экспортеров Forbes состоялся диалог главы финансового комитета Верховной Рады Даниила Гетманцева и бизнесмена Петра Чернышева Фото Антон Забельский для Forbes Украина

Поддержка экспорта

Украина является малой открытой экономикой со значительной зависимостью от внешней торговли и благоприятным торговым режимом после вступления в ВТО в 2008 году и имплементации Соглашения об ассоциации и ЗСТ с ЕС с 2014 года.

В 2021 году Украина занимала 0,2% глобального ВВП, но при этом 0,3% глобального товарного экспорта, войдя в топ-50 стран по его объемам. Цифры небольшие, но показывают, где мы находимся в глобальном мире.

Относительно импорта зависимость еще больше. Общий курс для таких стран, чтобы ускорять и обеспечивать устойчивый рост – выход на внешние рынки, а не замыкание внутри, это развитие экспорта, а не импортозамещения.

Рынок Украины до войны – это 1,4% от рынка ЕС в деньгах.

В 2021 году мы имели отношение товарного экспорта к ВВП на уровне 34% (среднее за последние 10 лет – 37%). Это неплохой показатель проникновения экспорта, но меньше по сравнению с большинством стран в регионе: Словакия – 95%, Венгрия – 85%, Чехия – 83%, Литва – 66%, Эстония – 59%, Латвия – 58%.

У нас есть значительный потенциал расширения экспорта, его диверсификации, выхода на новые рынки. К сожалению, война приведет как к значительному сжатию и так небольшой экономики, так и к потере части экспортного потенциала (прежде всего ГМК). Товарный экспорт в ВВП упадет до ≈30%. Это самый низкий показатель со времен кризиса 1998 года.

Тем не менее война также показала, что украинский бизнес и экономика проявили лучшие адаптивные качества, чем ожидалось. Появились новые ниши для экспорта. Как мы могли убедиться, любой кризис дает новые возможности, а завершение войны даст ускоренный рост – это называется «мирными дивидендами».

Развитие экспортного потенциала, увеличение вклада экспорта в экономический рост станет одним из ключевых направлений обновления страны.

Это особенно важно, учитывая, что мы являемся кандидатом на вступление в ЕС, и нам нужно как можно скорее пройти большой путь, чтобы стать максимально интегрированной в европейский рынок и производственные цепи экономикой. Речь идет и о гармонизации законодательства, и о реформе институтов, и новом их качестве, и о развитии инфраструктуры, и многом другом.

Развитие институтов

Таможня

Очень важно обеспечить быстрое повышение эффективности работы этой структуры, которая, к сожалению, остается одной из наиболее коррумпированных сфер государства. Поэтому я приветствую решение правительства, которое запустило перезагрузку руководства таможни.

Должны измениться принципы работы, которые делают невозможным коррупцию в этой системе. Прежде всего, мы должны запустить совместный таможенный контроль с государствами-соседями из ЕС.

Мы законодательно гармонизировали таможенную статистику, что дало нам возможность таможенного безвиза. Вопрос теперь в скорейшей интеграции соответствующих баз данных, после чего исключится возможность манипулирования товарными кодами.

Остальные – технические моменты: ротация таможенников, полное обеспечение сканерами, диджитализация.

Экспортно-кредитное агентство (ЭКА)

В прошлом году мы перезагрузили ЭКА, увеличили уставный капитал, расширили виды деятельности бизнеса, которые могут воспользоваться услугами ЭКА. ЭКА может предоставлять портфельное страхование предэкспортных кредитов банков-партнеров (без твердого залога, а под будущий контракт), непортфельное страхование кредитов, страхование договоров ВЭД и банковских гарантий.

Но объемы поддержки должны быть больше. В прошлом году ЭКА поддержала 35 экспортеров на $100 млн, за два месяца 2023 года – двух экспортеров на $700 000.

Это не те результаты, которых мы ожидаем. Поэтому необходимо расширить виды поддерживаемой экспортной деятельности в сторону товаров с высокой добавленной стоимостью, увеличить лимиты по страхованию (по наиболее востребованным беззалоговым портфельным кредитам, они ограничиваются одним годом и суммой 20 млн грн).

Должны быть развернуты новые программы страхования военных рисков по инвестициям в Украину (законопроект №9015).

Это потребует увеличения уставного капитала и ресурсов ЭКА. Как варианты: привлечение МФО в уставный капитал, выпуск долговых бумаг ЭКА (под гарантии правительства), открытие лимитов на перестрахование за границей.

Укрэксимбанк

Банк, хотя и операционно прибыльный, но на пару с Сэнс Банком дал наибольший чистый убыток по системе (-6,9 млрд грн). Необходимо вернуть его в прибыльную деятельность и расширить кредитование экспортеров. Это главная задача для нового наблюдательного совета.

Наталья Кравчук

Даниил Гетманцев, глава финансового комитета Верховной Рады Фото Наталья Кравчук

Офис по развитию предпринимательства и экспорта

Михаил Федоров продолжает развивать онлайн и оффлайн-проект «Дія.Бізнес», частью которого и является офис. В 2022 году офис получил несколько престижных наград за реализацию проекта «Дія.Бізнес», предоставляя консалтинговые услуги, гранты для МСБ, обновив маркетплейс для национальных производителей на портале «Дія.Бізнес». После войны масштабы деятельности офиса следует увеличивать (за последний год до войны офис «простимулировал» подписание экспортных контрактов на $50 млн – 0,06% от экспорта товаров и услуг).

Инфраструктура для экспортеров

Один из самых актуальных вопросов прямо «на данный момент». На втором году войны логистика до сих пор остается узким местом для внешней торговли.

Море для нас будет закрытой или частично ограниченной темой не только до конца войны, но и после ее завершения, поскольку будут вопросы обеспечения прикрытия и сопровождения гражданского судоходства Вооруженными силами, понадобится время на обезвреживание разбросанных русскими морских мин.

Поэтому в ближайшее время у нас почти не будет альтернативы железнодорожным и автомобильным перевозкам.

Основные задачи на этот год

Расширение логистики на границе с ЕС (новые пункты пропуска, расширение существующих). У нас уже несколько историй успеха в этом направлении в 2022–2023 годах.

Необходимо обновлять и увеличивать парк вагонов и локомотивов. Мы должны «расшить» проблему по перестановке вагонов на другие рельсы, потому что абсолютно неприемлема ситуация, когда вагон идет с продукцией по Украине сутки, а после этого пять-восемь суток стоит в очереди на границе.

Аналогичная ситуация и в автомобильных пунктах пропуска. Где только можно с точки зрения инфраструктуры с той стороны границы с ЕС – у нас должны быть организованы наши сообщения с ними.

Развитие Дунайского коридора

Направление, которое мы за три десятилетия запустили. Если в Европе 15% грузов перевозится по речному транспорту, то у нас до войны – менее 1%. Фактически потерян торговый флот, в плохом состоянии портовая инфраструктура, часть водных путей замелела. Однако благодаря гидротехническим работам впервые за годы независимости увеличилась допустимая усадка судов на большом участке Дуная.

Идет приватизация морских портов, которым очень нужны инвестиции. Мы должны работать над созданием дополнительной инфраструктуры для перевалки на суда, которые будут везти продукцию по Дунаю, в частности, через государственно-частное партнерство.

Полное исполнение Соглашения об сссоциации с ЕС и повестки дня переговоров о вступлении в ЕС, получение промышленного безвиза

Для того чтобы в этом году перейти к стадии переговоров о вступлении в ЕС, должны полностью выполнить рекомендации Еврокомиссии, получить одобрительное заключение по ним и ускориться с выполнением обязательств, определенных Соглашением об ассоциации с ЕС (в настоящее время соглашение выполнено на 72%).

Должны в этом году финализировать наш путь для достижения промышленного безвиза. Полуфинальный шаг уже сделан – легализировано как часть украинской законодательной базы более 26 000 стандартов и регламентов ЕС.

Наталья Кравчук

16 марта во время Саммита экспортеров Forbes состоялся диалог главы финансового комитета Верховной Рады Даниила Гетманцева и бизнесмена Петра Чернышева. Главная тема – развитие экспортных инвестиций и рост ВВП Украины Фото Наталья Кравчук

Государственная поддержка экспорта

У государства есть все возможности для стимулирования увеличения экспорта. Прежде всего, это:

  • Прямое кредитование, удешевление кредитов (5-7-9), страхование, предоставление государственных гарантий и другие традиционные инструменты поддержки.
  • Учитывая реалии – страхование военного риска, в том числе с участием наших международных партнеров. Должны работать над тем, чтобы это были не миллионы, а миллиарды долларов.
  • Ускорение заключения ЗСТ с новыми странами, в первую очередь с емкими и интересными с точки зрения нашей товарной номенклатуры рынками. Речь идет о странах средиземноморского бассейна (Алжир, Марокко), азиатских странах (Индия, Малайзия, Индонезия, Южная Корея).
  • Хорошо, что запустили в работу «африканскую стратегию», ожидаем такую же стратегию в отношении Азии. Для их продвижения следует усилить сотрудничество между властью и бизнесом.
  • Должны вывести на новый уровень в хорошем смысле слова «государственный лоббизм» (экономическую дипломатию). Акцент в работе посольств/торговых миссий следует усилить (кроме, конечно, военной помощи и сотрудничества) на расширение внешней торговли (в частности, замещение поставок российской и белорусской продукции украинской, где только можно), инвестиции, совместные предприятия, исследования для налаживания выпуска новой высококонкурентной продукции.
  • Привлечение внешних финансовых ресурсов (гранты, техническая помощь, кредиты) для поддержки экспортеров от Еврокомиссии, МФО и правительств стран-партнеров.

Речь идет о различных программах ЕС. Например, несколько месяцев назад Украина присоединилась к программе ЕС «Единый рынок» с бюджетом €4,2 млрд, рассчитанной на семь лет и способствующей упрощению доступа к рынкам ЕС.

Другой пример – программа Grain from Ukraine, когда правительства других стран покупают украинское зерно, тем самым предотвращая голод в бедных странах и поддерживая производителей/экспортеров в Украине. Важно также увеличение льготного кредитования экспортеров со стороны ЕБРР, Всемирного банка и других.

  • Дерегулирование. В январе заработала рабочая группа по улучшению регуляторной среды. И на первых же заседаниях стало ясно, что можно совершенно безболезненно отказаться от почти половины разрешительных процедур и документов (всего их более 1000), а значительную часть остальных «перевести в цифру», на декларативный принцип или страхование рисков. Должны очень быстро провести соответствующие решения через правительство и парламент.
Наталья Кравчук

Петр Чернышев, по предложению Forbes, подготовит ответ на статью Фото Наталья Кравчук

Перспективные секторы/ниши для поддержки экспорта

ВПК

План восстановления предполагает, что одной из ведущих областей государства будет новый современный ВПК (в частности militarytech). Уже сейчас планируется производство с помощью Турции современных моделей беспилотной боевой авиации, ведем диалог с производителем «Леопардов» о строительстве в Украине завода по изготовлению третьего поколения современных танков, налаживается производство артиллерийских боеприпасов.

Убежден, что нас ожидает десятилетие обновления вооруженных сил как минимум сотни государств мира. Поэтому мы должны сделать все возможное, чтобы стать весомым участником этого процесса, в том числе и в странах, которые из-за зависимости от поставок и обслуживания российских вооружений и техники сейчас занимают нейтральную или не проукраинскую позицию.

Энергетика

В первую очередь, речь идет об экспорте электроэнергии и использовании газовых хранилищ (экспорт транспортных услуг).

Обновляемая Энергетическая стратегия предполагает увеличение производства зеленой энергии, развитие систем ее хранения и расширение экспортного потенциала. Отказ Европы от российского газа требует от нас готовности переориентироваться на полноценное участие в совместном европейском газовом рынке в новых реалиях (без России, без транзита ее газа).

Агро

Усиливать свой потенциал как гаранта мировой продовольственной безопасности. Наши возможности будут сдерживаться большими объемами взрывоопасных территорий, на которых ведение агробизнеса будет временно ограничено или недоступно. Поэтому двигаться следует в сторону повышения эффективности, использования новейших технологий. Брать не количеством задействованных сельскохозяйственных земель, а качеством и эффективностью их использования.

ІТ

На сегодняшний день у государства уже есть эффективные инструменты поддержки отрасли, одним из ключевых среди них является «Дія.City». В то же время поддержку нужно продолжать.

Налоговая система, стимулирующая экспортеров

Поставив стратегическую цель вступления в ЕС, мы должны полностью гармонизироваться с налоговыми стандартами ЕС, хотя будем пытаться создать лояльное для экономики налоговое поле. Считаю перспективным снижение налогового бремени на фонд оплаты труда, объединения НДФЛ и ЕСВ, переход к посемейному налогообложению доходов с более широким применением налоговых скидок (вычета на образование, ипотеку).

Тем не менее война не время для налогово-политических шоу, все должны работать в стабильной предсказуемой системе.

Но уже сейчас у нас есть важная задача, которой война не помеха – улучшение администрирования.

Речь идет о максимальной диджитализации, совершенствовании СМКОР, преобразовании налоговой в сервисную службу, совершенствовании контрольно-надзорных функций, запуске системы акцептования малым бизнесом сложившейся отчетности, справедливом ранжировании бизнесов с учетом их налоговой истории, сокращении сроков возмещения НДС и т.д.

После окончания войны перед нами будет стоять задача увеличения потенциала или модификации существующих льготных налоговых режимов (инвест-няни для сопровождения крупных инвестиционных проектов, сеть индустриальных парков, «Дія.City») для привлечения инвестиций и наращивания экспорта.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашей редакторе Татьяне Павлушенко – [email protected]

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине