Юрій Городніченко /Getty Images
Категория
Деньги
Дата

Юрий Городниченко из университета Беркли стал советником главы НБУ. Почему он против фиксированного курса и что делать Нацбанку? Интервью

Юрий Городниченко Фото Getty Images

Forbes пообщался с профессором университета Калифорнии-Беркли Юрием Городниченко, который накануне стал советником главы НБУ Андрея Пышного. Советник, в частности, выступает за отказ от фиксированного курса. Как должен действовать Нацбанк в условиях войны, по мнению Городниченко? Интервью

Forbes Украина выпустил новый номер печатного журнала. В нем почти два десятка эксклюзивных материалов. Приобрести журнал с бесплатной доставкой можно по этой ссылке.

Летом 2020 года президент Владимир Зеленский рассматривал профессора университета Калифорнии-Беркли Юрия Городниченко, 44, среди кандидатов на должность главы НБУ. Два с половиной года спустя Городниченко стал советником недавно назначенного главы Нацбанка Андрея Пышного. С регулятором экономист будет сотрудничать на общественных началах.

Городниченко входит в когорту ведущих мировых ученых в сфере монетарной политики центральных банков и исследования инфляционных процессов. Также он является участником международной группы из восьми экономистов, опубликовавших несколько работ с рекомендациями по тому, как организовать восстановление Украины и какую экономическую политику должно проводить украинское правительство во время войны.

Одна из последних публичных рекомендаций Городниченко для Украины – отказаться от фиксированного валютного курса. НБУ держит его с 24 февраля. Последнее изменение – пересмотр уровня фиксированного курса с 29,25 до 36,6 грн/$.

Как нужно действовать Нацбанку в условиях войны, чтобы контролировать ситуацию в экономике и предотвратить кризисы в будущем?

Это сокращенная и отредактированная для ясности версия интервью Юрия Городниченко.

Украина трижды переживала катаклизмы после периодов фиксированного курса

Вы, вероятно, уже общались с Андреем Пышным – консультации по каким основным вопросам ему потребуются с вашей стороны?

Трудно выделить конкретные вопросы, ведь ситуация меняется каждый день. Из очевидного – что делать с обменным курсом: оставлять ли его фиксированным или, возможно, постепенно переходить к другим режимам. Моя задача – не выступать с позиций последней инстанции, а добавить к дискуссии свой input.

С одной стороны, топ-руководители Нацбанка регулярно заявляют о планах возвращения к довоенной политике, с другой – нередко говорят не столько о действиях, сколько об определенных договоренностях с Минфином или банками. И как добавил в интервью Forbes Пышный, «рыночные отношения во время войны получили свою специфику». Вы уверены в нынешней команде НБУ с точки зрения их приверженности рыночным принципам?

Я соглашаюсь, что в условиях войны рыночные принципы не могут работать как обычно. Но и жесткое госрегулирование – это тоже неработающая история. Поэтому необходимо объединяться и искать компромиссные решения на всех уровнях. НБУ, Минфин, банки действительно должны договариваться. Ведь опыта, как нужно действовать во время столь масштабной войны, ни у кого нет.

В ноябре вы опубликовали статью под названием «Не надо бояться отпускать гривню». Изменилось ли ваше понимание ситуации с тех пор?

Проблема нынешней ситуации состоит в том, что любое решение имеет свои trade-offs. Идеального рецепта нет. Фиксированный курс где-то помогает, а где-то вредит. Я написал статью, пытаясь донести мысль, что не стоит зацикливаться только на варианте с фиксацией курса – нужно думать об альтернативных опциях.

Фиксированный курс – вещь, к которой быстро привыкаешь, ведь она создает чувство стабильности. Это опасное состояние, ведь часто эта «стабильность» заканчивается серьезным экономическим катаклизмом. Украина трижды переживала это на своем опыте.

Отвечая на вопрос об отказе от фиксированного курса, чиновники НБУ, как правило, отмечают, что сейчас видят в этом режиме больше плюсов, чем минусов. Видите ли вы некоторые пробелы в этой логике?

Это разговор об «оттенках серого», в котором сложно однозначно сказать, разделяешь ли ты определенную позицию или нет. Есть много нюансов. Аргументы о том, что фиксированный курс сейчас дает положительный эффект, имеют право на существование, равно как и то, что это может создать проблемы в будущем. Дело в том, что принимая решение нужно учитывать и то, и другое.

Аргумент против возвращения к плавающему курсу – из-за войны в Украине почти отсутствует валютный рынок, доминирующую позицию на межбанке занимает НБУ. Соглашаетесь ли вы, что это существенное препятствие для отказа от фиксированного курса?

Я думаю, все соглашаются, что фиксация курса – временная вещь. Вопрос – когда именно отказаться от этого.

Напомню, что после 2014 года у нас не было возможностей и дальше удерживать фиксированный курс, поскольку у НБУ почти не было резервов. Колебания гривни были тогда существенными.

Теперь представим ситуацию, что по тем или иным причинам наши партнеры не смогут оказывать Украине финансовую помощь. Мы сразу окажемся в очень тяжелых обстоятельствах, когда возможности защищать гривню будут таять очень быстро. К этому нужно быть готовым. Важно помнить самый плохой сценарий. И готовиться к этому нужно в то время, когда имеешь сильную позицию.

«Фиксированный курс несовместим с печатанием денег»

Один из очевидных плюсов фиксированного курса – это сдерживание инфляции. Существует ли в условиях Украины другой якорь, который мог бы стабилизировать инфляционные и девальвационные ожидания?

Отмечу, что даже согласно опросам НБУ среди бизнеса и домохозяйств, ожидания курса на конец 2023 года составляют около 42 грн/$. То есть, даже при фиксированном курсе 36,6 грн/$ экономические агенты считают девальвацию неизбежной.

В своей статье я предложил модель с плавающим курсом, но с ограничением колебания в течение дня. Это промежуточный вариант, позволяющий и контролировать инфляцию, и постепенно переходить к «плаванию». К тому же это не означает автоматической девальвации: гривня может укрепляться или оставаться на плюс-минус одном уровне.

Насколько задачу НБУ по удержанию фиксированного курса в прошлом году усложнила необходимость печатать деньги для финансирования госбюджета?

Фиксированный курс вообще несовместим с печатанием денег, потому что у вас должен быть ресурс, который решает неизбежно появляющиеся дисбалансы. В нашем случае сейчас это помощь партнеров. Но она когда-нибудь прекратится.

Forbes провел опрос среди представителей основных центров принятия экономических решений в государстве по поводу отказа от фиксированного курса. Иногда создавалось впечатление, что политикам, как и всегда, нравится такое положение вещей. Как избежать рисков, что фиксированный курс задержится в Украине дольше, чем необходимо временному антикризисному мероприятию?

Надо всегда помнить наш недавний опыт. При Януковиче фиксированный курс защищали очень долго. Это кончилось катастрофой. Поэтому важно не доводить до крайнего предела и выходить из фиксированного курса очень постепенно. Сейчас Украина, в отличие от 2014-го, имеет на это ресурсы.

Совместима ли политика фиксированного курса с полноценной программой МВФ, относительно которой Украина будет договариваться с Фондом уже в феврале и марте?

Я не думаю, что они будут настаивать на том, чтобы Украина мгновенно вернулась к полностью плавающему курсу. Но, вероятно, будут советовать постепенно начинать этот процесс.

Насколько разумно было бы НБУ с точки зрения коммуникаций анонсировать переход на плавающий курс, указав конкретный момент времени?

Международный опыт показывает, что никто так не делает. Поэтому не думаю, что коммуникация НБУ будет как-то привязана к календарю.

Внутри Нацбанка начались дискуссии о возможном снижении учетной ставки уже в этом году. Временен ли такой разговор, учитывая условия?

Это хорошо, что такой разговор ведется. Рынок должен периодически получать сигналы о том, что ситуация действительно стабилизировалась и в экономике не все так плохо.

При каких условиях у НБУ будут основания для снижения ставки?

Главный индикатор, на который нужно опираться – это инфляция. Если она останется контролируемой и будет демонстрировать стабильный тренд по снижению – почему бы тогда не снизить ставку. Другое дело, что пока мы видим скорее замедление темпов роста цен. Но сама инфляция все еще остается высокой.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине