Даниил Гетманцев, Андрей Ермак, Денис Шмыгаль, Юлия Свириденко /Коллаж Анна Наконечная
Категория
Деньги
Дата

Либералы времен Зеленского, Ермака и большой войны. Кто и как будет влиять на экономическую политику в 2023 году. Подробный гид от Forbes

Даниил Гетманцев, Андрей Ермак, Денис Шмыгаль, Юлия Свириденко Фото Коллаж Анна Наконечная

Исторический шанс на радикальные экономические реформы или еще один год осторожных изменений и усиление вертикали власти? Forbes пообщался с представителями ключевых центров по принятию экономических решений в Украине. Какую политику они собираются проводить в следующем году и кто больше всего будет влиять на этот процесс?

Forbes Украина выпустил новый номер печатного журнала. В нем почти два десятка эксклюзивных материалов. Приобрести журнал с бесплатной доставкой можно по этой ссылке.

«Замена налога на прибыль налогом на выведенный капитал даст бизнесу больше свободы для развития и снизит административное давление. Платить налоги должны все». Эта цитата из предвыборной программы Владимира Зеленского, с которой он победил в 2019 году, до сих пор может быть иллюстрацией подхода, с которым действующая украинская власть занимается экономической политикой.

Реакция экономического крыла топ-руководства страны на военные вызовы показала, что во власти пока окончательно не определились, какой видят украинскую экономику и роль государства в ней.

С одной стороны, аргумент «представьте, если бы «Укрзализныця» была частной – проявила бы она себя так во время войны?» добавляет козырей поклонникам сильного и влиятельного правительства. С другой – власти не могут игнорировать запрос бизнеса на либеральные реформы и масштабную дерегуляцию, который с началом войны лишь обострился.

«Наша философия – государству не стоит вмешиваться туда, где ситуацию может регулировать рынок», – говорила в беседе с Forbes в конце декабря министр экономики Юлия Свириденко. Но разделяют ли этот подход представители других центров принятия экономических решений в государстве? И, собственно, кто влияет на экономическую политику украинского правительства?

Чтобы ответить на эти вопросы, Forbes пообщался с топ-чиновниками в Офисе президента, Кабмине и Верховной Раде. Какие планы на украинскую экономику у них в 2023 году?

От Ермака до Шмыгаля и Гетманцева. Кто влияет на экономическую политику в стране

Экономическая политика никогда не была сильной стороной президента Зеленского. Война не изменила ситуацию. «Сейчас в фокусе президента – война и международная политика», – рассказывает на правах анонимности один из членов команды президента.

Исключение – важные решения вроде зернового соглашения, добавляет должностное лицо в Офисе президента (ОП), также попросившее не упоминать его имени в этой статье.

«Президент – лучший в стране коммуникатор, но он не стратег», – говорит один из консультантов, сотрудничающий с ОП и правительством по экономическим вопросам.

В своих публичных выступлениях Зеленский действительно не так часто затрагивает вопросы экономики. Один из немногочисленных мессиджей – теневая экономика вредит воюющему государству.

Андрей Ермак и ОП: (почти) главные по экономике

Менее глобальные вопросы, связанные с работой экономического блока правительства, как и многие другие процессы в стране, контролирует глава ОП Андрей Ермак, констатируют два собеседника в ОП и Верховной Раде. «Практически нет государственного органа, на который не влияет Ермак», – описывает эту конструкцию член команды президента.

Глава Офиса Зеленского входит в очень узкий круг из нескольких человек, имеющих прямой доступ к президенту. Остальные – секретарь Совета безопасности и обороны (СНБО) Алексей Данилов, начальник Главного управления разведки Минобороны Кирилл Буданов и глава Верховной Рады (ВР) Руслан Стефанчук, перечисляет член команды президента.

УНИАН

Андрей Ермак Фото УНИАН

«Легко можно представить ситуацию, когда Ермак говорит, что ему не нравится работа того или иного министра и его нужно менять. К его мнению прислушиваются, говорит собеседник в команде президента. – Чтобы устранить влияние Ермака, нужна целая революция, как было во время увольнения Андрея Богдана из ОП».

О значительном влиянии на Кабмин со стороны ОП говорит и глава фракции «Голос» Ярослав Железняк. «Кабмин превратился в департамент ОП, – отмечает он. – За время войны это влияние только усилилось».

Непосредственно экономическими решениями в ОП занимается заместитель Ермака Ростислав Шурма, пришедший в Офис в конце 2021-го. Ключевая для него сфера – энергетика. Шурма, в частности, помогал министру экономики Юлии Свириденко смягчать топливный кризис весной и готовил энергетическую стратегию, говорит на правах анонимности собеседник, близкий к одному из топ-чиновников.

«Можно сказать, что Шурма и Свириденко, в свое время вместе работавшие в ОП, находятся на одной волне, – отмечает он. – Минэкономики концептуально не против налоговой реформы Шурмы «10-10-10», но пока эта идея сырая».

Собеседники Forbes, близкие к правительству, ОП и парламенту, не склонны переоценивать влияние Шурмы и его статус в глазах президента. Другая влиятельная, хоть и контраверсионная фигура из Офиса – Олег Татаров. Заместитель Ермака, курирующий правоохранительные органы, причастен к делам таможни и Бюро экономической безопасности, отмечает на правах анонимности один из экономических консультантов ОП. Он не уточнил, как именно Татаров связан с указанными органами.

Либералы времен Зеленского, Ермака и большой войны. Кто и как будет влиять на экономическую политику в 2023 году. Подробный гид от Forbes /Фото 1

Ростислав Шурма, заместитель Ермака

Правительство: Шмыгаль в рутине и министры, которые нравятся Зеленскому

Ермак не лишится влияния на Кабмин даже в случае замены премьер-министра, прогнозирует член команды президента, который просил не упоминать его имя в этой статье. В конце лета в команде Зеленского обсуждали возможную отставку действующего главы правительства Дениса Шмыгаля (возглавил Кабмин в начале 2020 года), однако решили по меньшей мере пройти с ним отопительный сезон.

Шмыгаль очень вовлечен в оперативные проблемы, констатирует собеседник, близкий к Кабмину. Он хоть и не утратил позиции, однако по-прежнему не имеет существенного влияния в глазах Зеленского и Ермака и скорее держится их стороны, чем отстаивает идеи коллег по правительству. Пример – именно Шмыгаль заблокировал проект «єВідрядження» для бизнес-поездок предпринимателей, который продвигала Свириденко, но не поддерживали Генштаб и ОП.

Влиятельными министрами остаются Александр Кубраков, недавно возглавивший объединенное Министерство развития инфраструктуры и территорий и получивший статус вице-премьера по восстановлению, и глава Минцифры Михаил Федоров. Один из последних эпизодов, показывающий их роль с точки зрения ОП, – министры убедили президента не ветировать контраверсионный закон о строительной реформе.

Либералы времен Зеленского, Ермака и большой войны. Кто и как будет влиять на экономическую политику в 2023 году. Подробный гид от Forbes /Фото 2

Александр Кубраков

«Кубраков нравится Зеленскому; Шмыгаль, Свириденко или Шурма не имеют такого влияния, – говорит на правах анонимности один из членов команды президента. – Впрочем, вряд ли сейчас он готов тянуть одеяло на себя».

У новоиспеченного вице-премьера по восстановлению действительно будет много текущих задач. Его функция сейчас – обеспечить то, что в правительстве и ОП называют rapid recovery, быстрое восстановление пострадавшей инфраструктуры и социальных объектов, говорит собеседник, близкий к правительству. По его словам, Кубраков вряд ли будет существенно влиять именно на экономическую политику государства.

Роль Федорова, вовлеченного во многие радикальные реформы (кроме строительной – реформа правительства, цифровизация налоговой, реестр получателей госвыплат, налоговый режим «Дія.City» и другие), – совмещать наработки многочисленных заместителей по цифровой трансформации, которые есть в каждом министерстве, говорит собеседник, близкий к правительству.

«Получилось так, что «Дія.City» стала проектом Федорова, поскольку бывший министр экономики Игорь Петрашко не слишком активно сотрудничал с ним, – говорит чиновник. – Свириденко более активно вовлечена в эти процессы».

из личного архива

Глава Минцифры Михаил Федоров Фото из личного архива

Другой важный человек в правительстве Шмыгаля – министр финансов Сергей Марченко. В этом году ему приходилось ежемесячно закрывать дыру в госбюджете почти в $5 млрд. В 2023 году Минфин будет работать с вызовами сопоставимого масштаба. Марченко не поддерживает радикальные налоговые реформы, особенно во время войны.

Верховная Рада: вотчина Стефанчука и роль Гетманцева

Спикер Верховной Рады Руслан Стефанчук – чуть ли не единственный топ-чиновник, обсуждающий зону своей ответственности с президентом напрямую. «Ермак не может повлиять, если, например, Рада проваливает важное голосование или в парламенте нужны какие-то кадровые изменения, – рассказывает один из причастных к ОП собеседников. – Это дело и ответственность Стефанчука».

Именно он еще в 2019 году привел в команду Зеленского Даниила Гетманцева. Возглавляемый последним комитет по финансам, налоговой и таможенной политике является одной из ключевых точек в формировании экономической политики. Гетманцев заработал имидж «жесткого сборщика налогов». Он выступает категорически против реформы «10-10-10», которую продвигает Шурма из ОП, и критикует различные попытки правительства ослабить налоговое давление на бизнес, например недавнюю отмену НДС для импортируемых генераторов и Starlink.

«Генераторы должны для людей подешеветь на 20%. Но эти проценты теряются на дне карманов тех, кто продает генераторы втрое дороже, чем они реально стоят. Лично я в шоке от наценок», – говорил Гетманцев в недавнем интервью Forbes.

предоставлено пресс-службой

Даниил Гетманцев Фото предоставлено пресс-службой

Еще в мае ряд бизнес-объединений выступил с призывом к Зеленскому лишить Гетманцева должности. Впрочем, сильным ударом по позициям нардепа стало не это, а скорее не слишком удачная организация Нацсовета восстановления.

Весной эта структура, к которой так или иначе имели отношение несколько тысяч разнообразных экспертов, нарабатывала идеи для украинского аналога Плана Маршалла. Проект был представлен в июле на конференции в Лугано. Однако сам Нацсовет восстановления, который совместно возглавляют Шмыгаль и Стефанчук, а Гетманцев выступает секретарем, так ни разу и не собрался.

Ожидать ли экономических реформ в 2023 году

Какой экономической политики ждать от этих людей в следующем году?

«Если вспомнить правительство Алексея Гончарука, у него были более радикальные либеральные идеи, например против любых льгот и преференций, поддерживая равные правила игры для всех, – говорит директор Центра экономического восстановления Кирилл Криволап. – То, что мы сейчас видим, больше похоже на модель ЕС: все за либерализацию и дерегуляцию, но с точечным влиянием государства в приоритетных отраслях».

Вероятно, именно такая модель будет доминировать в действиях правительства и в 2023 году. Несмотря на планы авторов налоговой реформы очень предметно обсудить ее с МВФ в ходе консультаций о программе расширенного финансирования для Украины, шансы на такие радикальные изменения собеседники Forbes в правительстве и парламенте описывают как не слишком высокие.

Более реалистичная история – реформа трудовых налогов. Модель, которую предлагал Гетманцев незадолго до войны, – объединение ЕСВ, НДФЛ и военного сбора в единый налог и уменьшение ставки с 41,5% до 30%. Впрочем, провести даже подобные изменения будет сложно.

«К уменьшению налогов нужно подходить осторожно. Изменения возможны, если мы найдем альтернативный механизм наполнения этих фондов социального страхования (пенсии, страховые выплаты и безработицы), которые наполняются из ЕСВ, – говорила Forbes Свириденко. – Однако пока я не вижу таких стимулов».

Олег Терещенко

Юлия Свириденко Фото Олег Терещенко

Летом она заявляла, что Минэкономики ставит цель сократить роль государства в экономике к 2032 году с текущих 45% до 20% фискального ВВП. Как это сделать без снижения налогов? «Минэкономики во время войны передало сотни предприятий Фонду госимущества и продолжит это делать. Это тоже часть данной стратегии», – объясняла она в интервью.

Устраивает ли такой подход бизнес? Нынешние решения экономического крыла власти не слишком помогали, а иногда (учетная ставка 25% или ситуация с блокировкой налоговых накладных) мешали бизнесу восстанавливаться от шока войны, считает основатель Advanter Group Андрей Длигач. Он входит в «экономический штаб», который собрала летом Свириденко для наработки полезных для бизнеса решений власти. Однако после ряда еженедельных заседаний «штаб» больше не собирается, рассказывает Длигач.

«Флаг экономических реформ должен принять президент», – считает Длигач. Он выступает за максимальную либерализацию, невзирая на хорошие кейсы госкомпаний во время войны. «Да, есть пример УЗ, но также себя хорошо проявила и частная ДТЭК», – говорит он.

В смысле реформ в следующем году действительно многое будет зависеть от Зеленского и его команды. «Есть явная тенденция централизации власти, и она будет укрепляться», – ожидает нардеп Железняк.

Как на экономическую политику может смотреть президент? Пока, размышляя об этом, он, как и в других вопросах, фокусируется на главном – способности ВСУ сопротивляться РФ.

«Мы уже должны привыкнуть к тому, что в обществе могут быть лишь две части: те, кто защищает нашу независимость, и те, кто работает так, чтобы обеспечить эту защиту, – сказал президент в одном из своих ежедневных обращений в июне. – Следовательно, это официальная занятость, уплата налогов, максимальное расширение экономических возможностей на легальной почве».

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине