Категория
Мир
Дата

Наследие Грушевского и Рудницкого, или Когда украинцы стали нацией. Лекция №2 Тимоти Снайдера об истоках современной Украины

В конце августа профессор Йельского университета Тимоти Снайдер, 53, прочитал курс лекций о формировании современной Украины. На YouTube-канале YaleCourses выложены записи шести лекций. Forbes уже публиковал изложение первой из них. Ниже – краткое изложение второй лекции курса Снайдера.

Forbes запустил YouTube-проект «Країна героїв». Смотрите новый эпизод о ХЕРСОНЕ после оккупации

Любая нация была не постоянно. Но как только нация возникает, то начинает рассказывать о своем прошлом с помощью того способа, который ей кажется наиболее правильным и справедливым.

Хитрость состоит в том, что нация сама по себе является абсолютно современным явлением. Но как только нация появляется, она претендует на контроль над своим прошлым. И тогда становится трудно содержательно ответить на вопрос, откуда она взялась.

Нация как форма политики

Есть первый ясный ответ, откуда появляется нация. В жизнь большинства людей нация как идея приходит с самым банальным практическим смыслом – системой национального образования, задачей которой является формирование национального сознания и идентичности. Пожалуй, никому из вас в школе не рассказывали, что если бы американская война за независимость закончилась победой англичан, возможно, американцев как нации могло не существовать.

Очевидный способ, которым происходит нациогенез, – это институциональный путь. Нация берет контроль над государством, государство берет контроль над образованием, образование берет контроль над детьми, а затем дети верят в то, что считается в обществе здравым смыслом. И в 99 случаях из 100 вы до конца жизни остаетесь в ловушке, в которую вас загнали еще в семилетнем возрасте.

Менее очевидный способ, которым нация овладевает прошлым, связан не с институтами, а с трехуровневой формой истории.

Лекция №2 Тимоти Снайдера об истоках современной Украины

Она заключается в том, что когда-то существовали невинность и состояние всеобщего благосостояния, которые были утрачены из-за ряда обстоятельств. И теперь нация должна заняться восстановлением этой невинности, чтобы завершить свой естественный исторический цикл.

Иронически, но часто именно имперские или постимперские нации сосредоточены на невинности. Они сосредоточены на времени, когда все было хорошо.

Но на самом деле история работает не так. На практике этих трех частей или фаз не существует. История всего-навсего отражает метаморфозы, происходящие с нацией. И одна из них – это вовлечение большего количества людей в политику. Это не феодализм, не монархия, не аристократия, не олигархия.

Такой механизм управления не обязательно означает установление демократии, но нация – это форма политики, в которой субъектом выступает народ.

Современники истории: марксизм и идея нации

Марксизм и современная идея нации возникают фактически одновременно – примерно в середине XIX века. Между ними существует оживленная коммуникация, и они даже в чем-то схожи, за исключением одного: марксистская история касается ненационального рабочего класса, тогда как национальная – отдельных наций.

Модернизация не устраняет национальный вопрос, а наоборот, становится пусковым механизмом рождения нации.

Примерно в 1900 году несколько марксистов, среди которых Казимеж Келлес-Крауз (Kazimierz Kelles-Krauz), заметили, что модернизация не устраняет национальный вопрос, а наоборот, становится пусковым механизмом рождения нации.

При капиталистическом строе, который создает условия для городского «котла», наименьшим общим коммуникативным знаменателем для людей, оторванных от локальных традиций, становится их язык, отделяющий их от всех остальных. И таким образом на фоне чувства отчужденности у людей происходит переход к национальному пробуждению.

К тому же проходящее модернизацию государство «обучает» граждан, делает из них образованных людей, что также влияет на процесс самоидентификации. В таких условиях грамотность способствует не отождествлению с имперским центром, а отождествлению с определенной нацией, на чьем языке вы читаете и пишете.

Лекция №2 Тимоти Снайдера об истоках современной Украины

Поэтому Келлес-Крауз пришел к выводу, что нация является результатом определенных видов модернизации, и отнюдь не является чем-то древним. В качестве примера этому он приводит евреев и украинцев. В начале XX века идея о том, что евреи были нацией, в целом считалась абсурдной, поскольку им не хватало того, что тогда считалось объективными атрибутами нации. К примеру, территории.

В своих работах Келлес Крауз побуждает нас вынести за скобки то, что считается прошлым, и посмотреть, как модернизация влияет на людей. Окажется, что не важно, присутствуют ли эти «объективные признаки» или нет. Важно лишь то, что модернизация влечет за собой процесс отчуждения, урбанизации, которые впоследствии приведут к появлению новых форм солидарности.

Что думали о нации сами украинцы?

Процесс теоретизации по поводу истоков украинской нации начинается в XIX веке и связан с деятельностью Михаила Грушевского. Он был первым, кто стал заниматься популизмом на территории современной Украины. В тогдашних условиях популизм означал выход к народу и попытки выяснить, кто же он такой этот народ.

Наследие Грушевского и Рудницкого, или Когда украинцы стали нацией. Лекция №2 Тимоти Снайдера об истоках современной Украины /Фото 1

Михаил Грушевский «Очерк истории украинского народа». Фото nashformat.ua

Но что, если есть другие люди, которые не разговаривают на том же языке, что и вы, или у них существенно другие обычаи, но при этом длительное время проживают рядом с вами? В украинском обществе тогда таковы были евреи, поляки и русские. Что с ними делать в процессе становления украинского государства?

На этот вопрос отвечает другой участник дискуссии украинского нациогенеза – Вячеслав Липинский. Он говорит, что сама нация должна быть достаточно политически сообразительной, чтобы сказать: «Ладно, должно быть место для польской шляхты. Должно быть место для евреев. Должно быть место для людей, которые раньше были владельцами нашей земли. Мы не можем просто абстрагироваться от них».

В противоположность этой теории выступает Дмитрий Донцов, важнейший идеолог украинской ультраправой политики. Он считает меньшинство абсолютными врагами нации и настаивает на важности этнической однородности народа.

Точки над «і» в этих исторических прениях в итоге расставляет Иван (Степан) Рудницкий. Он придерживается позиции, что нация является принципиально политическим актом. Конечно, модернизация, традиционные классы землевладельцев и евреи имеют значение. Все это имеет большое значение, но нация – это фундаментально политический акт, направленный в будущее.

Наследие Грушевского и Рудницкого, или Когда украинцы стали нацией. Лекция №2 Тимоти Снайдера об истоках современной Украины /Фото 2

Иван Рудницкий, Essays in Modern Ukrainian History. Фото diasporiana.org.ua

Работы Рудницкого оказали непосредственное влияние на то, какая Украина сейчас, потому что теоретизация нации – это не абстрактная вещь. Это также о том, как вы формируете нацию.

Третья лекция Тимоти Снайдера уже доступна по этой ссылке.

В подготовке материала участвовала стажер Forbes Дария Дзисюк.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашему редактору Катерине Рещук - [email protected]
Новый выпуск Forbes Ukraine

Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине