Херсон – единственный областной центр Украины, захваченный российской армией. До оккупации здесь проживало около 280 000 населения. После освобождения, по оценкам Национальной полиции, – 80 000. /Getty Images
Категория
Война
Дата

Херсон: путь домой. Как выживал, работал и боролся украинский бизнес в захваченном городе. Репортаж Forbes

Херсон – единственный областной центр Украины, захваченный российской армией. До оккупации здесь проживало около 280 000 населения. После освобождения, по оценкам Национальной полиции, – 80 000. Фото Getty Images

Херсон – единственный областной центр Украины, захваченный российской армией. Он девять месяцев был в оккупации. Но даже в переполненном российскими военными городе местный бизнес пытался работать и помогать родному Херсону.

Новый номер журнала «Forbes Украина»

Новый номер журнала «Forbes Украина»

Этот материал из последнего номера Forbes. Приобрести его можно по этой ссылке. В номере: подробный обзор состояния крупнейших украинских бизнесменов, предприниматели года Климов и Поперешнюк, последний миллиард Фридмана, путь Grammarly, бренд тактической одежды M‐TAC и в целом почти два десятка текстов.

Чем ближе подъезжаем к Херсону, тем теплее. Небо вновь становится голубым, сквозь белые облака пробивается солнце. Чем ближе к Херсону, тем драматичнее пейзаж за окном поезда. Аккуратные поля сменяются черными рытвинами окопов, с каждым километром все чаще встречаются обломки ракет, остовы сожженных танков и БТРов.

Передовые отряды ВСУ вошли в Херсон 11 ноября. Журналисты Forbes прибыли в город 19-го на первом рейсовом поезде в Херсон.

«Поезд к победе» – так назвала этот состав «Укрзализныця» – на перроне вокзала встречают десятки человек. Несколько завернутых во флаги Украины, у многих в руках цветы. Все улыбаются и почти плачут: кто-то от радости встречи с родными, кто-то от стресса и усталости. «Херсон – 100% особенный из деоккупированных городов: как здесь, нас нигде так сильно не ждали», – говорит глава УЗ Александр Камышин.

Херсон – единственный областной центр Украины, захваченный российской армией. До оккупации здесь проживало около 280 000 населения. После освобождения, по оценкам Национальной полиции, – 80 000. Большая часть вырвалась из оккупированного города на подконтрольную Украине территорию, но многие уехали с россиянами.

Херсон: путь домой. Как выживал, работал и боролся украинский бизнес в захваченном городе. Репортаж Forbes /Фото 1

«Поезд к победе» – так назвала этот состав «Укрзализныця» – на перроне вокзала встречают десятки человек. Несколько завернутых во флаги Украины, у многих в руках цветы.

Херсонская область седьмая по размеру, занимает 4,6% от всей площади Украины, здесь проживало 2,4% всех жителей страны. Ее вклад в экономику непропорционально меньше – 1,6% украинского ВВП. В прошлом году экспорт товаров с Херсонщины составил $412,8 млн. Почти 30% пришлось на аграрную продукцию. В области почти 2 млн га сельскохозяйственных угодий, где выращивают зерновые, овощи и фрукты.

Госстат рапортует, что в области более 200 промышленных предприятий. Действительно масштабного бизнеса здесь было немного: морской порт, судостроительная верфь Smart Maritime Group, крупная ветроэлектростанция «Виндкрафт», производители пищевых продуктов «Данон-Днепр» и «Чумак».

Движущая сила Херсонской области – аграрии. Каждый третий помидор был выращен на Херсонщине.

Российское нашествие нанесло удар по местному бизнесу. Более $3 млрд прямых и косвенных потерь от войны понесла аграрная отрасль Херсонской области, оценивает исследователь агроцентра KSE Роман Нейтер. Из Киева казалось, что в Херсоне бизнес остановился: город был в информационном вакууме. С 30 апреля мобильной связи не было, вдобавок местные предприниматели опасались общаться с журналистами. Это представляло реальную опасность как для их бизнеса, так и для них самих.

Getty Images

«Поезд к победе» отправляется в деоккупированный Херсон. Фото Getty Images

После освобождения оказалось, что бизнес все-таки работал. Forbes связался с 19 предпринимателями, пережившими оккупацию. Они из разных сфер: владельцы магазинов стройматериалов, масличных заводов, хлебопекарен, пивоварен, ресторанов, салонов красоты, ремонтных мастерских, производители мебели, электроники, консервных крышек, фермеры, садоводы.

Под запись разговаривать согласилось меньше половины. Их можно понять: Херсонская область еще частично оккупирована, предприниматели не хотят подвергать опасности персонал, живущий и работающий на оккупированном левом берегу.

Бизнес на грани

«У меня много друзей осталось без бизнеса, потому что россиянам их предприятия показались привлекательными, – рассказывает Николай Кузьменко, основатель мебельной компании Nicolas. – Они отжимали компании, где понимали, что можно вывезти. К примеру, у моего коллеги было производство дверей – забрали всю продукцию».

Forbes Украина

Николай Кузьменко, основатель мебельной компании Nicolas, остался в Херсоне, чтобы поддерживать жизнеспособность компании. После победы Кузьменко хочет меньше фокусироваться на экспансивном развитии бизнеса, а больше – на собственной жизни. Фото Forbes Украина

Для Кузьменко встреча с россиянами закончилась не столь трагично. Нам позвонили из ФСБ и предупредили, что приедут с проверкой, потому что у них есть информация, что на предприятии хранится оружие, вспоминает он. Приехали восемь сотрудников ФСБ и 35 военных. Спилили замки и выломали дверь, хотя Кузьменко предлагал открыть ключом. «Ничего не нашли и ушли», – рассказывает Кузьменко.

Еще менее приятной стала встреча с россиянами для производителя светотехнической, кабельной и электротехнической продукции «Югсвет». Оккупанты вывезли все оборудование, которое не требовало сложного демонтажа, вспоминает директор компании Олег Ковалев. Это цена за то, что руководство завода отказалось переоформлять компанию в российскую юрисдикцию и платить налоги в РФ. В прошлом году выручка «Югсвета» достигла почти 62 млн грн.

У оккупантов была цель заставить бизнес переоформиться как российский и собирать налоги, отмечает Кузьменко. Подходы были разные. На предприятие приходили сотрудники ФСБ и предлагали перейти на российский учет; когда владельцы отказывались, они просто забирали предприятие. Так, по словам Кузьменко, произошло с местным «Эпицентром».

Второй подход – на предприятие приходило письмо с требованием зарегистрироваться у налогового инспектора и открыть счет в российском банке. Если требование не будет выполнено, предприятие обещали национализировать. «Такие «письма счастья» получили многие предприниматели, – говорит Кузьменко. – Большинство игнорировали письма, у многих забрали бизнес».

Помимо россиян рейдерством занимались коллаборанты. Это были нередкие случаи, говорит ресторатор Алексей Александров. По его словам, было немало желающих воспользоваться возможностью урвать лакомый кусочек у конкурентов.

Forbes Украина

Ресторатор Алексей Александров вместе с партнером Александром Шостаком превратили свои рестораны в волонтерские кухни. За время оккупации они приготовили 900 000 порций еды. Фото Forbes Украина

Пивоварня «Дорфа» работала до начала октября и даже платила налоги Украине, вспоминает директор Владимир Шеменков. 7 октября на предприятие пришли визитеры с приказом за подписью заместителя гауляйтера Херсонщины Владимира Сальдо. В документе отмечалось, что завод переходит к новым владельцам. «Самое отвратительное, что предприятие забрали именно херсонцы, не россияне», – говорит Шеменков.

Он остался на предприятии, чтобы собирать информацию о рейдерах. «Когда пришли наши, я передал все, что мы собрали о коллаборантах на нашем заводе, в СБУ, – говорит он. – Они удивились, что нам удалось это сделать». Новые владельцы не смогли запустить производство пива, однако украли продукции на 2 млн грн, рассказывает Шеменков.

Гостинично-ресторанный комплекс «Мускат» в мае также посетили местные гости с группой поддержки из российских военных, просто сказали, что они новые владельцы, вспоминает ресторатор Александров. Продержались они недолго – у них актив быстро забрали другие рейдеры. В общей сложности, по словам ресторатора, «владельцы» менялись трижды. Александров готовил на кухне «Муската» еду для волонтеров и больниц, «из-за этой чехарды пришлось перенести кухню в «подполье».

История Александрова интересна. До вторжения, кроме ресторанного бизнеса, он возглавлял региональное представительство DHL. С первых дней он вместе с партнером Александром Шостаком и несколькими поварами кормили людей на волонтерских началах. Продукты скупали на оптовых складах, сначала за свои средства, потом за донаты, а затем при поддержке благотворительной организации World Central Kitchen (WCK). Готовые обеды развозили по больницам и нуждающимся переселенцам.

Когда в начале войны остановились хлебзаводы, в игру вступили частные пекари, вспоминает Александров. Например, Павел Серветник ежедневно привозил хлеб на волонтерскую кухню Александрова и в села в окрестностях Херсона. «Хлебзаводы заработали в конце марта, и стало легче», – рассказывает Александров.

Forbes Украина

Предприниматель Александр Могильников организовал пошив 200-метрового флага Украины, с которым херсонцы выходили на митинги против оккупантов. Когда россияне стали задерживать активистов, Могильников спрятал флаг. Он развернул его снова 11 ноября, когда в город вошли ВСУ. Фото Forbes Украина

Ресторатор говорит, что в марте в гостиницу «Мускат» приходили сотрудники ФСБ. Они хотели поселиться в гостинице как обычные гости. «Владелец положил ключи перед ними и сказал: берите и живите, но мы не будем вас обслуживать», – говорит Александров. Фээсбэшники ушли. Александров думает, что поначалу у них была команда не настраивать население против себя.

В другой раз фээсбэшники пришли на кухню, требовали объяснить, за какие деньги закупают продукты, они не могли поверить, что люди дают рестораторам средства, чтобы те готовили еду на бесплатную раздачу. «Сказали: «Не может такого быть», – рассказывает Александров. – На что мы им ответили: «Это у вас так не может быть, а у нас может».

Доставлять продукты в Херсон было сложно и в первые недели после освобождения. 19 ноября в немногочисленных открытых магазинах остатки только российских продуктов. Дороги к городу разбиты, и, если пройдет дождь, фуры застревают в грязи. 19 ноября было сухо, и в город проехали гуманитарные фуры МХП и WCK, ноунейм-помощь от благотворительных фондов. У каждой моментально выстраивалась длинная очередь.

Ограбленный город

Херсонцы в оккупации готовились к сложной зиме. «Местные делали консервации как никогда», – говорит главный инженер завода по производству тары для консервирования в промышленных и домашних условиях «Тин Сервис» Юрий Плевако. Производство расположено в 16 км от Херсона, до августа завод активно работал, спрос на крышки был бешеным. Но в конце лета на территорию прилетело два снаряда. К счастью, никто не пострадал, потому что сотрудники только что завершили смену и ушли.

«Чуть раньше – и жертв было бы много, – говорит Плевако. – Тогда мы решили, что нужно останавливать работу». Россияне расстреляли предприятие от злости, считает инженер: жители постоянно снимали российский флаг с местного сельсовета.

Херсонские предприниматели умудрялись платить налоги в украинский бюджет до последнего, даже находясь в оккупации. В январе – июле 2022 года налогоплательщики Херсонщины перевели в бюджет 3,7 млрд грн налогов, сообщает пресс-служба главного управления ГНС в Херсонской области. Для сравнения: за весь 2021 год налогоплательщики Херсонщины уплатили более 11 млрд грн.

«Мы прятали кассовые аппараты под прилавками», – говорит пивовар Шеменков. Россиян определяли «на глазок». «Наверное, взгляд выдает, – говорит он. – Местных, проживших оккупацию в Херсоне, называют девятимесячниками». Пивоварня вернулась к Шеменкову в день освобождения города – новые «владельцы» сбежали вместе с россиянами.

Getty Images

Передовые отряды ВСУ вошли в Херсон 11 ноября. Фото Getty Images

Россияне покидали город громко. Взорвали телебашню, ТЭЦ и Антоновский мост, электрическую подстанцию, повредили водоканал и многие другие объекты. Последние дни перед бегством захватчики откровенно грабили город. Ломали замки на предприятиях и тянули все, что могли, говорит Шеменков. «Кадыровцы заходили на предприятия и просили дать им что-то, поскольку они не могут уехать с пустыми руками», – вспоминает он.

Пострадал не только бизнес. В Херсоне произошло крупнейшее воровство культурных ценностей российскими захватчиками со времен Второй мировой войны, докладывал министр культуры Александр Ткаченко. По его данным, только из Херсонского художественного музея было украдено около 80% коллекции.

Убежали россияне недалеко. Они встали на левом берегу Днепра, вокруг поселка Олешки. Если на несколько минут остановиться на набережной, начинается обстрел. «Именно у Днепра хорошо ловит связь, и местные туда ходят, подвергаясь опасности», – говорит Плевако.

Во время шестичасового пребывания в Херсоне мы услышали минимум 40 взрывов. Где «прилеты», где «улеты» херсонцы, в отличие от нас, приезжих, отличают на слух. «Со времени вашего приезда ситуация обострилась. Последние три дня нас почти постоянно обстреливают «Градами», – рассказал Шеменков в середине декабря.

С чистого листа

Херсон: путь домой. Как выживал, работал и боролся украинский бизнес в захваченном городе. Репортаж Forbes /Фото 2

Только освобожденный город трудно описать. Атмосфера в центре Херсона похожа на Майдан времен Революции достоинства.

Только освобожденный город трудно описать. Атмосфера в центре Херсона похожа на Майдан времен Революции достоинства, но если отойти на 500 м, то это город-призрак. Людей и машин почти нет, окна темные, много поврежденных строений. Местные, пережившие оккупацию, выглядят по-детски счастливыми и растерянными. Вопрос о планах и будущем заводит их в тупик. У большинства горизонт планирования – «дадут свет – будем думать, что дальше». Электричество постепенно начало появляться в Херсоне 26 ноября, город был без света и воды более трех недель.

Может ли послевоенный Херсон улучшить свое место на экономической карте Украины? «Исторические примеры показывают: быстрое восстановление городам обеспечивают те экономические факторы, которые привели к его появлению», – говорит Кирилл Криволап, директор Центра экономического восстановления, советник премьер-министра. В случае Херсонского региона это три кита: выращивание и переработка аграрной продукции, логистика морским и речным транспортом и туризм. Первоочередная задача после победы – вернуть людей в город. Тут важна роль государства. «А бизнес должен делать свое дело – развивать экономику», – говорит Криволап.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине