Категория
Лидерство
Дата

Почему слово «коррупция» нужно запретить в Украине на 50 лет. Мнение главреда Forbes Бориса Давиденко

Борис Давиденко, головред Forbes /Данило Павлов для Forbes Україна

Данило Павлов для Forbes Україна

Дела против экс-главы «Нафтогаза» Андрея Коболева и экс-министра инфраструктуры Андрея Пивоварского вызвали возмущение и отчаяние значительной части общества. Мол, не для того строилась новая антикоррупционная инфраструктура, чтобы преследовать реформаторов. Что делать?

Список крупнейших экспортеров, год войны Зеленского, приключения Баффета в Украине, реанимация бизнеса Rozetka и еще два десятка эксклюзивных материалов. Forbes Украина выпустила новый номер журнала. Купить его с бесплатной доставкой можно по этой ссылке.

Активная часть украинского общества расколота (и я в одном из лагерей). Мы стояли бок о бок на Майдане, дружно стимулировали Порошенко проводить реформы, коллективно удивились победе очень зеленого Зеленского и как могли «учили» президента на страницах СМИ, Facebook и под Банковой, а когда пришла большая война, кто как мог защищал Родину.

Сегодня между нами – фундаментальный раскол. Упрощенно он звучит так: мы боролись и строили независимую, компетентную антикоррупционную инфраструктуру, чтобы в стране было меньше коррупции и больше справедливости. А сейчас НАБУ и ко больше напоминает репрессивный аппарат, который сажает не коррупционеров, а выходцев из бизнеса, имевших несчастье пойти на госслужбу и чья вина – попытка что-то изменить в обход процедур.

Вторая часть сознательных украинцев, где много антикоррупционных активистов, не видит «конца света» и считает, что антикоррупционная система – ОК. Упрощенно их позиция – закон один для всех. Что-то нарушил и, если новый-честный ВАКС признал виновным, – в тюрьму.

Почему НАБУ, САП, ГБР и новый суд не ловят тех, кто украл у государства с целью собственного обогащения, а наказывает за бюрократическую неосторожность тех, кто пришел работать на государство и заработал для него миллионы-миллиарды? На мой взгляд, там многослойный пласт проблем – от законодательного поля, заминированного лучше, чем подступы к Угледару, и неадекватного общественного давления «где посадки?!» до системного дефекта в образовании украинской юстиции (не Гарвард же окончили все набушники и новые судьи).

Но я не юрист, я не понимаю тонкости дизайна антикорсистемы, чтобы рассказывать как надо. Я журналист, мой инструмент – слово. И с этим у украинских антикоррупционеров большая проблема. Их враг – коррупция – потерял, как слово, всякий смысл. Точнее, это слово так расползлось и им называют так много всего, что оно бессодержательно. Это штамп, клеймо, бирка, ругательство, плевок в спину случайному чиновнику.

Учителя, который дороже рынка проводит дополнительные уроки своим же ученикам, в родительских чатах заклеймят коррупционером.

Врач, принимающий «благодарность» от пациента, – коррупционер

Чиновник, за большие деньги консультирующий бизнес по своему направлению, – коррупционер; и его коллега, который в лоб за решение берет взятки, тоже коррупционер.

Коррупция, когда за откат госкомпания купила топливо, и коррупция, когда государственный орган пытался что-то сделать быстро и заплатил дороже.

Коррупционеры – судьи, которые за деньги принимают решения, и суды, «продающие» лояльность, за какие-то взаимные услуги или просто по указке сверху/сбоку.

Коррупционер – глава ОГА, который за деньги заключил контракт, выгодный бизнесу, и тот, чей сын-сват-брат построил удачный бизнес в его регионе.

Коррупционер – налоговик, у которого в сейфе миллион кешем, и таможенник, составивший приятелю-бизнесмену пятишаговую схему занижения таможенной стоимости, а также их коллега, который ушел после работы на госслужбе, стал вице-президентом в знакомой коммерческой структуре.

Коррупция – это деятельность, повлекшая за собой ущерб государства, и бездействие, которое привело к убыткам государства.

Коррупционер – Янукович, за то, что захватил государство, а может, за то, что построил «Межигорье». А Гео Лерос уверен, что Ермак коррупционер, потому что повсюду его лояльные исполнители.

Можно продолжать до бесконечности. Но есть очевидная проблема: когда у тебя одно слово для сотен разных по сути действий, то у тебя коррупционерами становится почти вся страна. Тот, кто коррумпирует, он тоже коррупционер, по крайней мере понятийно.

И даже если сузить фокус НАБУ до борьбы с коррупцией в высоких эшелонах власти, все равно в плоскости смыслов оно должно бороться со всем и каждым.

В ближайшие дни вы прочтете десятки статей, как и что исправить в этой системе.

Я бы начинал со слов. Запретил бы слово «коррупция». Есть слова «вымогательство», «взяточничество», «злоупотребление властью», «неправомерная выгода», «захват власти в госинститутах» – это все о коррупции, но, согласитесь, разные вещи.

Искусственный интеллект в помощь. Ниже перечень типов коррупции и синонимов, которые подобрал ChatGPT. Выбирайте на свой вкус.

  1. Политическая коррупция: злоупотребление властью, взяточничество, лоббирование, неправомерное влияние на политические решения.
  2. Корпоративная коррупция: финансовое мошенничество, чрезмерная стоимость товаров и услуг, неправомерное воздействие на бизнес-решения, отмывание денег.
  3. Судебная коррупция: получение взяток в виде денег или услуг для воздействия на судебные решения, пристрастность в судебных решениях, подкуп судей.
  4. Полицейская коррупция: взяточничество, подкуп, злоупотребление властью, неправомерное влияние на расследование уголовных дел.
  5. Институциональная коррупция: злоупотребление властью, чрезмерная бюрократия, неправомерное влияние на управление и финансы организаций.
  6. Финансовая коррупция: отмывание денег, уклонение от налогов, банковские мошенничества, недекларирование доходов.
  7. Медицинская коррупция: подкуп медицинских работников, неправомерное влияние на назначение лечения, отказ в оказании медицинской помощи без взяток.
  8. Журналистская коррупция: взяточничество, создание фейковых новостей для извлечения выгоды, неправомерное влияние на массовое сознание.
  9. Спортивная коррупция: подкуп спортсменов, неправомерное влияние на результаты спортивных соревнований, использование запрещенных веществ.
  10. Образовательная коррупция: взяточничество в университетах и школах, неправомерное влияние на учебный процесс.
Материалы по теме
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине