На фото (слева направо): диджитал-редактор Forbes Ukraine Виктор Кищак, соучредитель Film.ua Group Сергей Созановский и CEO Starlight Media Александр Богуцкий. Фото: Kyiv Media Week
Категория
Компании
Дата

Дистрибуция, экспансия, партнерство. Как украинское кино и телевидение зарабатывают во время войны. Беседа с топами Film.ua, Starlight Media, 1+1 media и «Общественного»

На фото (слева направо): диджитал-редактор Forbes Ukraine Виктор Кищак, соучредитель Film.ua Group Сергей Созановский и CEO Starlight Media Александр Богуцкий. Фото: Kyiv Media Week

Вторжение ударило по украинским рынкам кино и телевидения. После 24 февраля телеканалы потеряли основной источник дохода – телерекламу, а кинематограф – госфинансирование на производство. Как игроки обоих рынков диверсифицируют доходы и почему партнерство всех участников рынка – путь к выживанию? Соучредитель Film.ua Group Сергей Созановский, CEO Starlight Media Александр Богуцкий, генеральный директор 1+1 media Ярослав Пахольчук и глава правления «Общественного вещания» Николай Чернотицкий рассказали об этом диджитал-редактору Forbes Ukraine Виктору Кищаку на Kyiv Media Week

Як мотивувати команду не збавляти темп у надскладних умовах? Дізнайтесь 25 квітня на форумі «Надлюди» від Forbes. Купуйте квиток за посиланням!

На Netflix – 45 украинских тайтлов. Что это значит: сервис рассматривает Украину как перспективный рынок, Украина привлекла внимание из-за вторжения и это дань моде или кто-то системно поработал для этого?

Сергей Созановский: Netflix инвестировал в национальный контент большую сумму. Миллионы плюс долларов. Более точные цифры – коммерческая тайна. Речь идет не только об уважении к Украине. Национальный контент достиг уровня, когда он хорошо работает на разных площадках. Это коммерчески привлекательно. Возможно, когда-нибудь Netflix опубликует данные по просмотрам национального контента на платформе, они впечатляют.

А есть ли примеры, что Netflix купил не готовый продукт, а проект?

С.С.: Да. К примеру, вчера (на экранах с 5 октября – Forbes) состоялась вторая премьера полнометражного фильма «Большая прогулка». Netflix купил этот проект еще на стадии производства.

Назовите три условия, при которых украинское прокатное кино может превратиться в системный бизнес.

С.С.: Снимать контент при отсутствии господдержки возможно, потому что есть частные инвесторы, очень крутые люди в индустрии. За последние шесть-семь лет мы выпустили в прокат где-то 22 фильма. Средний чек – $750 000. Это отличный показатель для рынка и сигнал для кинотеатров и потенциальных партнеров – частных инвесторов, представителей крупных медиагрупп, OTT-платформ.

Кстати, среди инвесторов нашего полнометражного фильма «Конотопская ведьма» – три частных лица и одна из ведущих украинских OTT-платформ. Это инвесторы, рассчитывающие не только вернуть деньги, но и заработать.

Какие сроки возврата инвестиций?

С.С.: Около10-11 месяцев.

То есть, чтобы этот пункт работал, должна быть системность, фильмов должно быть много и определенное количество инвесторов должны вкладывать деньги в пакет фильмов?

С.С.: Совершенно точно. Мы разрабатываем такую модель и скоро выйдем с ней на рынок.

Какой бизнес может идти туда? OTT, медиа…

С.С.: Частные инвесторы. Менеджеры средних бизнесов, собственники средних и крупных бизнесов. Это все, кто может инвестировать. Если люди инвестируют в издательство, землю, крипту, то почему бы не инвестировать в кино.

Первое условие понятно. Какое второе?

С.С.: Коллаборации. Это непростой бизнес, и участвующие в нем должны понимать, что делят не только доходы, но и риски. Это просто, ясно и прозрачно.

Третий пункт?

С.С.: Сумма начальных инвестиций – не более $50 000 от одного инвестора. Максимальный уровень бюджета, чтобы рассчитывать на получение прибыли – около $500 000. Скорее всего, это будет кино о настоящем в жанрах, которых ожидает зритель.

Дистрибуция, экспансия, партнерство. Как украинское кино и телевидение зарабатывают во время войны. Беседа с топами Film.ua, Starlight Media, 1+1 media и «Общественного» /Фото 1

На фото: диджитал-редактор Forbes Ukraine Виктор Кищак, соучредитель Film.ua Group Сергей Созановский, CEO Starlight Media Александр Богуцкий и глава правления «Общественного вещания» Николай Чернотицкий. Фото: Kyiv Media Week

Ярослав, в опубликованном в начале этого года интервью вы говорили, что доходы 1+1 media от телерекламы в 2023 году составят 30–40% от общих доходов в структуре группы. До войны это было 60–65%. Полномасштабная война вынудила диверсифицироваться и поменять баланс. Сможете ли вы удержать эту модель с существенным ростом рынка телерекламы? И что делать, чтобы остаться хорошо диверсифицированной телегруппой?

Ярослав Пахольчук: В этом году мы выйдем на рубеж 35%, то есть треть доходов составят доходы от телевизионной рекламы. В целом реклама дает 60–65%, просто телевизионная – основная. Но она уже не доминирующий вид дохода. В следующем году, думаю, это будет до 50%. Даже при значительном росте рынка другие бизнесы уже не пойдут на задний план.

Все, что мы делаем – о контенте. Раньше ты его сделал, поставил на телевидение, вставил рекламные ролики – и рекламные доходы должны были покрыть затраты на производство. Сегодня этого недостаточно: спонсорство нужно интегрировать внутрь, сделать, чтобы было красиво и нативно.

Способ потребления тоже меняется: кто-то хочет смотреть в телефоне, а кто-то – в кинотеатре. Ты должен войти в огромную дистрибуцию контента: далеко и удобно доставить, а потом выйти за украинские рынки.

Подытожу. Вы назвали три пункта. Первый – как можно больше рекламного инвентаря на разных площадках, второй – как можно более широкая дистрибуция, третий – попытка экспансии. Верно?

Я.П.: Совершенно. И не бояться.

Александр, как изменилась структура доходов Starlight Media с начала войны?

Александр Богуцкий: Рекламные доходы составляют менее 50%. Прежде всего потому, что в прошлом году доход был нулевой, потому что мы сняли все рекламные блоки. Каналы, которые приносили нашим медиагруппам главные деньги – ICTV, 1+1, «Интер», ТРК «Украина», «Общественное» – объединились в единый телемарафон. Доходы с диджитала за прошлый год выросли в пять раз.

Гранты составляют около 10% наших доходов. Далее – дистрибуция на других рынках. В основном мы продаем контент, созданный до большой войны. Но в этом году мы продали более чем в восем стран сериал «Перевозчица», снятый во время вторжения. Снимаем его с французской студией Gaumont и в партнерстве с другими международными компаниями.

Нам очень важно партнерство. Партнерами развития рынка могут быть все. Человек, который напишет пост о премьере украинского контента, является партнером. Национальный совет по телевидению и радиовещанию – тоже наш партнер. Он практически вычистил пиратство, запретил на украинском рынке почти весь российский контент еще до войны.

Четвертый пункт [необходим, чтобы оставаться хорошо диверсифицированной телегруппой] – партнерство. Назовем это лейтмотивом нашего разговора.

А.Б.: Период войны показал, что мы сами можем сделать многое. А в партнерстве с западными компаниями, фондами, мейджорами – гораздо больше. Важно сказать не только то, какие мы классные и как мы диверсифицировали доходы.

Мы должны вспомнить, что наши партнеры, прежде всего крупные американские мейджоры, сделали огромные скидки на контент, и благодаря сокращению расходов мы можем поддерживать производство. Это огромное достижение наших менеджеров и сознательная политика всех компаний, сделавших эти скидки.

Ярослав, Александр, рассматриваете ли вы сценарии, что 2023 год для ваших медиагрупп будет прибыльным?

Я.П.: Не будет прибыльным. Амортизация происходит по высоким довоенным ценам. Сегодня в нашем эфире около 70% контента, снятого до вторжения. Мы никаких манипуляций не делаем, соответственно, идет амортизация. Хотя последние три месяца завершаются с небольшой прибылью. Год будет не драматичным, но убыточным. Cashflow положительный.

А.Б.: Мы в этом году планируем заплатить более 600 млн грн налогов. Это свидетельствует о здоровье компании, потому что это налог на добавленную стоимость, с зарплат и другие типы налогов, которые мы платим. Это еще не миллиард, но мы идем в эту сторону.

Дистрибуция, экспансия, партнерство. Как украинское кино и телевидение зарабатывают во время войны. Беседа с топами Film.ua, Starlight Media, 1+1 media и «Общественного» /Фото 2

Фото: Kyiv Media Week

«Общественное» во время большой войны показало себя как важный институт. Это медиа, на которое информационно можно было положиться, в частности, в регионах. Но есть разговоры, стоит ли тратить бюджетные средства на государственные медиа, которых стало немало. Нужно ли «Общественному» самое затратное телевещание?

Николай Чернотицкий: Не могу говорить о государственном медиа, поскольку «Общественное вещание» – это несколько другая история.

Которая получает деньги от государства.

Н.Ч.: От налогоплательщиков, да. Но как общественный вещатель мы имеем свою миссию и рассматриваем себя не как телевещание. Мы институт. Мы информировали людей во время войны, в частности, в региональных представительствах. И пока в Украине 55% граждан потребляют контент через телевидение, мы там должны быть.

Мы заинтересованы в дальнейшем развитии производственных мощностей и дальнейших коллаборациях. Должен вспомнить прекрасную историю с Евровидением, которое мы делали вместе с BBC, к которому были приобщены Starlight Media, 1+1. Это была совершенно win-win история.

Телевещание – это не самая большая расходная часть в нашем бюджете. Содержание «Карандаша» стоило более 100 млн грн в год. Мы его законсервировали. Сегодня эта цифра несущественно, но меньше. Есть много других стратегий, которые нужно делать более эффективно. Для этого необходимы соответствующие изменения, они происходят в законодательстве. Но мы как общественный вещатель должны заниматься контентом, а не содержанием помещения.

Потому точно реструктуризируем наш дистрибуционный сервис в линейном телевидении. Это о каналах «Спорт» и «Культура». Для нас важно быть на всех платформах – диджитале, радио и так далее.

Дистрибуция, экспансия, партнерство. Как украинское кино и телевидение зарабатывают во время войны. Беседа с топами Film.ua, Starlight Media, 1+1 media и «Общественного» /Фото 3

На фото: стратег Роберт Хедс, креативный директор Superunion Кэтрин Тудбол, исполнительный креативный директор Superunion Стюарт Редфорд и генеральный директор Starlight Creative Елена Мартынова, сотрудничавшие во время Евровидения в Великобритании

Назовите идеалистический сценарий, при котором вещатель «Общественного» может стать прибыльным медиа.

Н.Ч.: Говорить об общественном вещателе как прибыльном медиа – то же, что спрашивать, когда станут прибыльными пожарные или скорая помощь. Мы обслуживаем все население, а не только тех, у кого есть деньги. Для нас самая большая монетизация – это доверие людей. Мы не претендуем на рекламные рынки, а следуем миссии. За это налогоплательщики обеспечивают нас.

Как вы оцифровываете сами себя, свой успех?

Н.Ч.: Наш успех в 2025 году – это минимум 51% населения украинцев еженедельно потребляют контент общественного вещателя и доверяют ему. Уровень доверия должен быть более 70%.

Три года назад Сергей говорил мне: «Если бы произошло чудо и любая из трех медиагрупп объединилась с Megogo , да еще и получила продакшн типа Film.ua, такая медиакомпания на 100% была бы в топ-3 Восточной Европы». Через три года этого не произошло. Сейчас рынок сильно похудел и похоже, что потенциальная консолидация – не лишенный логики шаг, чтобы пережить период войны, нарастить силы и увеличить экспорт. До сих пор верите в этот тезис?

С.С.: Если бы не ковид и полномасштабное вторжение, это точно произошло бы.

Были у вас такие разговоры?

С.С.: Да, были. Это возможно. На польский рынок нас не очень хотят пускать, потому что мы крутые, быстрые, голодные. Если бы такое партнерство произошло – это было бы круто.

А.Б.: У нас должен быть договор между всеми участниками процесса, все должны получить удовольствие и деньги. Я верю, что открытость приведет к новым качественным партнерствам. Например, если бы украинское законодательство открыло отчетность платформ, потому что пока это черный ящик – никто из создателей не понимает, сколько раз на какой платформе было пересмотрено его произведение.

Netflix во всех европейских странах все показал. Нет такой страны, где у него нет 50% [рынка]. Мы с Ярославом этот вопрос пробуем…

Вопросы отчетности платформ, правильно?

А.Б.: И разрешения нам как игрокам создать что-то вместе. Франция приняла решение о том, что объединение платформ, производителей и телеканалов разрешено законом, Германия урегулировала этот вопрос. Иначе это выглядит, как неконкурентные условия. В этих странах сказали: еще немного, и национальной культуры вообще не будет. А Netflix в этих странах не является символом национальной культуры. Это безупречная идея, ее значимость все понимают, просто на этапе воплощения надо убедить всех, что она хороша. Это трудно.

Цель – защита национальных интересов. Пока украинцы бедные, поэтому они не так быстро подписываются на Netflix, и тот начал запрещать шеринг паролей. Для нас это отсрочка. У нас есть несколько лет.

То есть, во-первых, разговоры и дискуссии об этом между вами идут давно. Есть потенциальные два OTT-партнера – Sweet.tv и «Киевстар ТВ», потому что, по моему мнению, у Megogo свои технологические планы. Во-вторых, нужно сдвинуть с места законодательство. Если это сделать, то путь к потенциальному партнерству может ускориться в разы.

Я.П.: Одна из предпосылок, почему мы здесь сидим и находимся в достаточно приподнятом настроении – у нас и до вторжения было много общих сфер интереса, где мы отстаивали индустриальные позиции. И с началом полномасштабного вторжения не осталось сфер, где присутствующие здесь господа не занимались бы общими делами. Сейчас нам важно не прос**ть это единство. Чем дольше мы будем работать в партнерских условиях, тем лучше будет медийный рынок.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине