Категория
Жизнь
Дата

Мировые империи в украинском историческом контексте. Десятая лекция Тимоти Снайдера об истории Украины

Forbes продолжает публиковать главное из лекций профессора Йельского университета Тимоти Снайдера об истории Украины. В десятой лекции речь пойдет о мировых империях и о том, как сегодняшние события в Украине связаны с историей империй. 

⚡️Ми дуже хочемо, щоб наші читачі знали більше, створювали більше і заробляли більше. Тому даруємо 44% знижки на річну підписку на сайт Forbes. Діє з промокодом SMART до 19.05 Оформлюйте зараз за цим посиланням

В XV веке начинается эпоха Великих географических открытий. Она совпадает с эпохой Возрождения в европейской истории. Европейцы ищут новые торговые пути, находят новые земли, разрушают существовавшие на них государства – и впервые делают мир единым целым. Это ускорение темпов исторического развития, своего рода первая глобализация.

В 1555 году британцы открыли торговый путь в Московию и стали торговать с ней. Для Московии это означало возможность торговли со всем миром в западном направлении. Примерно к 1647 году московиты достигли Тихого океана. Так, Московия стала связана с Атлантическим и Тихим океанами. И в этом кроется одна из причин, почему Россия стала тем государством, которым она стала, – империей.

Основная тема европейской и мировой истории – это тема колониализма. «Европейцы колонизируют, а остальной мир колонизируется» – слишком упрощенный взгляд. Трудно отделаться от ощущения, что и в ранний, и, как мы видим, в современный период термин «колонизация» вполне применим к Украине, хотя она и находится в центре Европы. Когда Московия становится Российской империей, что для нее «центр», а что – «периферия»? Что это значит: «стать империей и колонизировать Европу»? Звучит слишком неоднозначно. C точки зрения XVIII века или, если уж на то пошло, XXI, нет никаких сомнений в том, что взгляд Москвы на Украину был и остается имперским. Но что значит колонизировать страну, которая, как Россия признает, появилась до нее? Которую Россия признает более европейской, чем она сама?

Если понять это, тогда будет легче разобраться в тех несоответствиях, которые присутствуют в обсуждении Украины на российском телевидении в 2022 году. А также когда мы переходим к современной истории, XX и XXI веку, то возникает главный вопрос: «Что происходит, когда империя рушится?» (это одна из точек зрений на сегодняшнюю войну между Россией и Украиной). На вопрос «Что делать, когда империя пала?», Россия отвечает: «Создать еще одну империю. Собрать воедино все виды имперского мышления и опробовать их в XXI веке».

 

Что такое «империя»

Итак, что такое «империя»? Есть два простых признака. Первый: империя – это противоположность республике. Слово «республика» означает «общее дело». Особенность республики в том, что в ней должна быть общность, обладающая гражданскими правами. Это отличает ее, например, от автократии. Республика и империя находятся в диалектической связи: это понимание пришло из Рима (республика рушится и становится империей).

Второй признак империи: в ней есть центр и периферия. Центр довлеет над периферией политически и эксплуатирует ее экономически.

С точки зрения Восточной Европы, Рим не пал. Византия – это Римская империя, и она существует до 1453 года. Восточноевропейские государства, и в частности Киевская Русь, возникают между двумя империями: Византией и франкским государством, которое позже называет себя империей Каролингов. Обе империи имеют монотеистическую религию – христианство. А, как мы знаем, христиане, в отличие от язычников, не порабощают единоверцев.

В 1453 году Византию захватывают османы. Она рушится под натиском Османской империи, которая очень важна для истории Украины. Как важны для нее Польша и Россия, то есть запад и восток, так важен и юг – Османская империя и Крымское ханство. После падения Константинополя Османская империя теперь контролирует европейские сухопутные торговые пути в Азию. Европейцам нужны новые торговые пути, и они их ищут. Пытаясь найти путь в Китай, Англия, например, устанавливает торговые связи с Россией. И Россия получает доступ к европейским технологиям, например к мушкетам. Новым оружием она быстро прокладывает себе путь через Азию к Тихому океану.

Васко да Гама обогнул Африканский Рог и высадился в Южной Азии, в Индии. Христофор Колумб с идеей пересечь Атлантический океан, чтобы добраться до Индии, открыл Америку. Все это произошло в результате того, что Османская империя перекрыла торговые пути в Азию. Поиск новых торговых путей породил географические открытия. Неожиданные открытия приносят новые запасы золота и других драгоценных металлов, и, конечно, появляются новые люди для колонизации и охристианивания. Мир входит в эпоху империй, и, как я уже сказал, невозможно понять историю Украины без истории империй.

 

Первые империи

Вначале ведущими имперскими державами становятся Португалия и Испания. Они делят между собой весь мир. Испания уничтожает несколько других государств – ацтеков и инков. Вторая волна – голландцы, которые в значительной степени вытесняют португальцев из Азии. В 1652 году голландцы захватывают мыс Доброй Надежды, а португальцев оттесняют в Бразилию. Третья волна – Англия и Франция, самые большие колониальные державы. В XVIII веке именно британцы и французы будут бороться за мировое господство. Побочным эффектом британско-французского соревнования за мировое господство стало появление США.

И это возвращает нас к теме рабства. Обращение в христианство связано с прекращением рабства, поскольку христиане не порабощают христиан. Завоевав территорию и обратив население в христианство, захватчик не превращает его в рабов. Вместо этого он облагает их налогами. Это очень важный переход. Но конец рабству приходит не сразу. Невольничьи рынки, например генуэзский в Крыму, в городе Каффе (современная Феодосия), продолжают существовать и торгуют людьми с Кавказа, из Азии, а затем из Африки.

Османская империя все чаще будет получать рабов из Африки, но время от времени она порабощала и европейцев. По мере того, как российское государство продвигается на юг, навязывая крепостное право, османам становится все труднее совершать набеги за рабами в этом направлении. Поэтому источники рабов смещаются дальше на юг, в Африку. Тогда же появляется спрос на рабов в Новом Свете, и рынки рабов перемещаются туда. Торговля людьми замедляется в конце XVIII–XIX веке. Сначала французы, а затем англичане прекращают африканскую работорговлю. Работорговля в Османской империи останавливается только в 1882 году.

Государства могут возникнуть в ходе войны между двумя великими державами. В случае со США это было столкновение Британской и Французской империй, которое называют Семилетней войной. Она шла с 1756-го по 1763 год. Именно угроза со стороны французов удерживала американские колонии рядом с Британией. Когда в ходе войны французская угроза исчезла, зависимость колоний от британцев стала ослабевать. Это сделало возможным войну за независимость, которая началась в 1776-м (ее еще называют Американской революцией). По сути, европейцы освобождают себя от европейцев: европейские колонисты освобождают себя от господства европейской империи. Однако они дольше, чем империя, сохраняют у себя одну имперскую особенность – рабство.

 

Империализм и национализм

Война за независимость США происходит в том же всемирно-историческом моменте, что и Французская революция, и конец Речи Посполитой. Конец XVIII века можно рассматривать как время взаимодействия между европейскими империями, которые угнетают народы за океаном, и европейскими империями, угнетающими таких же европейцев, как они сами. Примерно в это же время Османская империя начинает уходить из Европы, теряет контроль над частью Балкан, Грецией и Сербией. Там, где раньше правила империя, возникают национальные государства. Казалось бы, нация противопоставляется империи. «Империя плохая – нация хорошая, империя большая – нация маленькая, империя старая – нация новая, нация может начать с чистого листа, у нее нет исторического багажа». Но правда в том, что в XIX веке понятия «империя» и «нация» очень сильно переплелись друг с другом. Даже Томас Джефферсон описывает Соединенные Штаты как «империю свободы».

На европейском континенте, возможно, лучшим примером такого переплетения национального и имперского являются наполеоновские войны. В Европе идея о том, что можно начать все с чистого листа, тесно связана с Французской революцией. Но когда Французская революция заканчивается приходом к власти Наполеона Бонапарта, его войны по всей Европе воспринимаются как войны за национальное освобождение. Это не совсем так. В действительности ставленники Наполеона основывают на захваченных им территориях новые страны с новыми названиями и новыми валютами. Наполеон воспринимается многими людьми как национальный освободитель. Но в то же время Наполеон, безусловно, строит империю с метрополией в Париже. То есть национальная и имперская идея как бы работают вместе.

Построить империю, говоря о национальном освобождении, – идея французов. Но эту идею впоследствии подхватила масса имперцев. Вплоть до России, развязавшей войну в Украине. В конце концов каков один из главных аргументов России, которым она оправдывает вторжение в Украину? Что на самом деле украинцев нужно освободить от гнета других империй. Пусть это уже не Габсбурги, но все еще поляки, а еще американцы, Европейский cоюз.

Другая связь между национальным и имперским – экономическая. У Маркса и Энгельса была идея, что пролетарии всего мира объединятся. Одна из проблем, с которой пришлось бороться Марксу и Энгельсу: рабочие могли защищать империализм, потому что, с их точки зрения, имперский контроль над другими территориями помогал снижать цены, создавал экономические возможности. Британский рабочий не обязательно будет симпатизировать рабочему из другой страны, потому что Британия эксплуатирует другую территорию, и это повышает уровень жизни британского рабочего.

Таким образом, национализм и империализм могли сосуществовать. До появления массовой политики, когда население получает право голоса и может принимать участие в политике, империя может рассматриваться как решение социальных проблем. Следовательно, «нация» и «империя» также оказываются переплетены.

 

Морские и сухопутные империи

Давайте перенесемся в XIX век и рассмотрим сухопутные и морские империи.

К концу XIX века вопрос о том, какая империя является сухопутной, а какая морской, был более или менее решен. Россия – евроазиатская сухопутная империя. Она контролирует Польшу и Финляндию, а также территории вплоть до Тихого океана. В XIX веке она де-факто контролирует Калифорнию. Американцы после 1823 года считают, что контролируют Западное полушарие. Стать мировой морской империей русским помешала Япония – неевропейская страна, победившая европейскую страну в войне в 1904–1905 годов. Японцы защищаются и быстро строят собственную империю в Восточной Азии.

Последнее, что происходит в европейской имперской истории, – это борьба за Африку в 1800-х годах. После запрета работорговли страны, обосновавшиеся на западноафриканском побережье, продвигаются вглубь Африки в поисках других товаров для торговли и заключают соглашения с государствами, которые там существуют.

Конец работорговли, по иронии, приводит к другой форме эксплуатации, которая теперь связана с контролем над территорией. Если вы торгуете сельскохозяйственной продукцией или минеральными ресурсами, то нужно контролировать территорию. Именно в этот момент Германия присоединяется к гонке между французами и англичанами, португальцами, испанцами и голландцами как имперская держава. Это важно. История Африки повлияла на европейское восприятие того, какой должна быть империя. Гонка за африканские территории происходит в конце XIX века. И она повлияла на то, как европейцы представляли себе новую колонизацию Европы, которая началась в XX веке.

Во время Первой мировой войны немцы и австрийцы без всяких колебаний рассматривали Украину как житницу – Kornkammer. «Украина – это житница. Украина будет нас кормить. Мы накормим своих гражданских, они будут счастливы. Мы накормим своих солдат, и они победят на Западном фронте. У украинских крестьян не будет проблем с этим, им понравится». Это оказалось неправдой – крестьянам не понравилось, они не стали выполнять возложенную на них роль. Впоследствии Гитлер совершил ту же ошибку. Он считал, что Украина – это Kornkammer, житница. Неограниченные запасы продовольствия. В его воображении украинские крестьяне – такие же, как африканцы. Его видение Украины навеяно колониальным воображением, возникшим из представления об Африке. Он описывает украинцев в «африканизирующих» терминах по простой причине: Гитлер рос во время африканской гонки.

Таким был европейский империализм. Ни Гитлер, ни Сталин не могли бы думать об Украине как о колонии, если бы до этого не было европейского доминирования над остальным миром. Гитлер думает об Украине в «африканизирующем» ключе. Сталин думает об Украине так: «У нас нет разветвленной морской империи, как у англичан и французов. Поэтому мы должны провести то, что называется внутренней колонизацией». Подобные мысли не родились бы, если бы не было яркого примера – простой повседневности европейских империй.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашей редакторе Татьяне Павлушенко – [email protected]

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине