Категория
Компании
Дата

Fintech Farm Дмитрия Дубилета привлекла $22 млн, набрала 1 млн клиентов в Азербайджане и параллельно сокращает штат. Forbes узнал, все ли хорошо с проектом, который строит мировой конвейер необанков

Дмитро Дубілет і Микола Безкровний /коллаж Анастасия Левицкая

Дмитрий Дубилет и Николай Бескровный Фото коллаж Анастасия Левицкая

Все ли хорошо у суперамбициозного проекта Дмитрия Дубилета Fintech Farm, до 2024-го собиравшегося запустить необанки на 10 рынках в Африке и Азии? Компания недавно привлекла большие инвестиции, но в то же время сокращает штат. Forbes узнал, как продвигается бизнес фаундера monobank

Главные материалы Forbes Ukraine. Раз в неделю на вашей почте.

Две последние новости о проекте Дмитрия Дубилета Fintech Farm, запустившем необанки в Азербайджане, Нигерии и Вьетнаме, на первый взгляд противоречат друг другу. В апреле компания получила $22 млн инвестиций, в июле – уволила значительную часть сотрудников.

Что происходит внутри амбициозного стартапа? «Мы уже зарабатываем в Азербайджане, другие рынки – на стадии инвестирования», – говорит Forbes соучредитель Fintech Farm Николай Бескровный.

Дубилет, Бескровный и их третий партнер Александр Витязь почти не комментируют дела компании. Чтобы узнать детали, Forbes, помимо фаундеров, пообщался с инвесторами проекта, сотрудниками и участниками рынков, на которых работает Fintech Farm.

Уже через год у компании, вероятно, будет по миллиону-полтора клиентов в Азербайджане и Вьетнаме, она будет готовиться к выходу на четвертый рынок и запускать платформу для «аренды» необанков, говорит Бескровный.

Как проект Дубилета и партнеров планирует этого добиться и в какой точке он находится сейчас?

Почему стартапы сокращают людей

История Fintech Farm началась незадолго до начала пандемии коронавируса в 2020 году. Тогда Дубилет закончил недолгую работу в правительстве Алексея Гончарука, где был министром Кабинета Министров. С Бескровным они познакомились в Лондоне, куда Дубилет регулярно ездил для запуска совместного с партнерами по monobank кредитного проекта Koto.

Соучредитель Fintech Farm Дмитрий Дубилет /Getty Images

Соучредитель Fintech Farm Дмитрий Дубилет Фото Getty Images

Осенью 2021-го партнеры открыли первый проект – Leobank в Азербайджане. В начале 2022-го – привлекли $7,4 млн инвестиций. В прошлом году вышли в Нигерию и Вьетнам с проектами Fibo и Liobank. В апреле 2023 года компания объявила о привлечении $22 млн инвестиций. Раунд, возглавивший британский фонд Nordstar, повысил оценку Fintech Farm до более чем $100 млн.

Поэтому новости об увольнении значительной части команды, появившиеся уже через три месяца после успешного раунда, стали неожиданностью.

Компания сократила разработчиков (речь идет о 28 из 170 работников) без привязки к конкретным рынкам, уточняет Бескровный. «Мы очень быстро росли за последние два года и авансом наращивали команду, в частности, чтобы продуктовая разработка шла на опережение», – объяснил он.

Сокращение нужно Fintech Farm, чтобы иметь гибкость в вопросе, когда привлекать следующий раунд инвестиций, добавляет Бескровный. «Ситуация на рынках капитала остается неопределенной, и мы должны были откалибровать расходы, чтобы иметь комфортный cash runway, – отмечает он. – Так или иначе, это произошло у всех находившихся на стадии быстрого роста ключевых игроков на рынке финтеха. Мы держались за людей до последнего».

Проект при этом продолжает нанимать. На ресурсе для разработчиков Dou есть четыре открытых вакансии, в том числе две – для офиса в Днепре. На Linkedin компания ищет бухгалтера в Великобритании (хед-офис Fintech Farm находится в Лондоне) и разработчика во Вьетнаме. Пополнение в команде теперь будет точечным, говорит Бескровный.

От Нигерии до Вьетнама. Как идет бизнес Fintech Farm на трех рынках

Оптимизация штата – нормальный процесс для стартапа, уже прошедшего этап первого супербыстрого роста, говорит генеральный партнер фонда F1V Виталий Лаптенок (его фонд одним из первых инвестировал в проект Дубилета).

После успешного раунда зимой 2022 года Fintech Farm заявляла о планах выйти на 10 рынков в течение двух лет. Ее приоритеты сейчас – закрепиться в статусе одного из лидеров в Азербайджане и масштабироваться во Вьетнаме с прицелом на миллион клиентов в течение года. Проект в Нигерии – в режиме минимальных оборотов, говорит Бескровный.

Что происходит на каждом из этих рынков?

Азербайджан: лидерские позиции и первые доходы

«Наш бизнес в Азербайджане можно считать состоявшимся», – говорит Бескровный. В конце 2021 года партнеры запустили в стране проект Leobank в связке с местным Unibank. Владельцем этого учреждения является Эльдар Гарибов. Это шестой банк Азербайджана по размеру активов среди 26 учреждений.

Прикаспийская страна стала идеальным пилотным рынком, говорит Бескровный. «Она была у нас на радаре с самого начала: с одной стороны – неплохое понимание местного потребителя через определенную приближенность к Украине, с другой – мусульманский мир, где мы видим свой бизнес», – отмечает соучредитель Fintech Farm.

В начале лета Leobank пересек отметку в 1 млн клиентов. В конце 2022 года проект достиг точки безубыточности и стал прибыльным. Партнеры не раскрывают финансовые показатели. По данным отчетности Unibank, чистая прибыль за первый квартал 2023-го составляет около $2,5 млн в эквиваленте. Год назад был сопоставимый убыток. В 2022-м объемы карточных операций Unibank выросли в 2,5 раза. По масштабам Leobank уже превысил свой карточный бизнес банка-партнера, говорит Бескровный.

«В Баку нашими карточками уже пользуется каждый третий, – отмечает он. – Фактически мы банк номер два по количеству клиентов и транзакционности».

Аудитория Leobank в Азербайджане – молодежь среднего возраста 28–30 лет. Основной продукт – платежный сервис. 80% клиентов являются активными пользователями, уточняет Бескровный. Компания наращивает кредитование, но доля кредитных клиентов относительно невысока из-за местной специфики, отмечает он.

«Сейчас мы расширяем продуктовую линейку: запустили торговлю акциями, криптовалютами. Планируем накопления, премиальные карты, отдельный продукт для микро- и малого бизнеса в следующем квартале», – добавляет фаундер Fintech Farm.

Соучредитель Fintech Farm Николай Бескровный /из личного архива

Соучредитель Fintech Farm Николай Бескровный Фото из личного архива

Партнеры рассчитывают, что проект вырастет еще на 50% и достигнет 1,5 млн клиентов к концу следующего года. «В то же время будем расширяться горизонтально: сердца клиентов мы уже покорили, теперь боремся за большую долю в их кошельках», – говорит Бескровный.

Он отказался раскрывать, какая часть в Leobank принадлежит Fintech Farm, а какая – Гарибову. Именно инициатива бизнесмена привела Fintech Farm сначала в Азербайджан, отмечает на правах анонимности собеседник среди финансистов, причастный к инвесторам компании. Он попросил не упоминать своего имени в этой статье из-за конфиденциальности указанной информации. «В свое время Гарибов искал контакты с monobank», – уверяет собеседник.

Заинтересованность Гарибова действительно помогла запуститься в Азербайджане быстрее, чем на других масштабных рынках, подтверждает Бескровный. «Он верил, что мы можем стать лидерами рынка и с самого начала был настроен двигаться максимально быстро», – вспоминает предприниматель.

Вьетнам: рынок на миллионы

По крайней мере 1 млн клиентов уже в первой половине 2024-го – планы Fintech Farm и на Вьетнам. Страна с населением 100 млн человек стала третьим рынком для компании, однако по потенциалу является едва ли не наиболее перспективным направлением. «Наши ощущения, что с Вьетнамом мы попали в «яблочко»: это идеальный рынок с точки зрения готовности к нашему продукту и растущего слоя молодого среднего класса, который является ядром нашей аудитории», – говорит Бескровный.

Осенью 2022 года Fintech Farm договорилась с местным Orient Commercial Bank. Это среднее по размерам вьетнамское финучреждение. До 2018-го его мажоритарным владельцем была французская BNP Paribas, сейчас у него ряд акционеров, ни один из которых не имеет пакета более 20%.

Orient Commercial Joint Stock Bank (OCB), размещено на публичном портале ocb.com.vn

Дмитрий Дубилет и Николай Бескровный с партнерами по Вьетнамскому OCB Фото Orient Commercial Joint Stock Bank (OCB), размещено на публичном портале ocb.com.vn

Название вьетнамского проекта Fintech Farm – Liobank. После запуска в марте 2023 года он уже имеет 100 000 клиентов. «Потенциал огромен, и теоретически мы могли бы двигаться еще быстрее, – говорит Бескровный. – Но учитывая, что это новый для нас рынок, важно выдержать оптимальный баланс между ростом и кредитным риском».

Помимо плана на миллион на 2024-й, партнеры ориентируются на куда более амбициозный показатель в 8 млн пользователей на горизонте в несколько лет, сообщил собеседник Forbes среди инвесторов, знакомых с планами компании. Он попросил не называть своего имени в этой статье из-за закрытого характера этих данных. «Во Вьетнаме они запустились гораздо лучше ожиданий», – говорит собеседник.

Бескровный отказался говорить о конкретных планах на более дальнюю перспективу, чем 2024 год. «Долгосрочная амбиция – построить лидера рынка цифрового банкинга», – отметил он.

Конкуренция и трудности в экономике. Каким рынком является Вьетнам

(Нажмите «Читать больше», чтобы открыть полный текст)

Что ждет украинскую компанию на этом рынке?

Во-первых, значительная конкуренция. «В нише необанков с ними могут конкурировать 5–10 проектов, а также популярные во Вьетнаме электронные кошельки. Некоторые из них уже стали миллиардными компаниями», – отмечает топ-менеджер одного из кредитных проектов, работающих во Вьетнаме. Он попросил не упоминать своего имени и компании в этой статье, поскольку частично пересекается с Fintech Farm в бизнес-интересах.

В последние несколько лет на вьетнамский рынок вышло несколько украинских финтех-проектов. Например, сервисы микрокредитования MyCredit и Moneyveo.

Во-вторых, в стране ухудшилась экономическая ситуация. В частности, это кризис на рынке недвижимости: на 1 июня местные застройщики заморозили 1800 проектов стоимостью $34 млрд, писал Bloomberg. Также в июне местный центробанк снизил учетную ставку (с 5% до 4,5%), чтобы поддержать замедляющуюся экономику.

Как планирует действовать Fintech Farm? Ее преимущество – «первоклассное мобильное приложение» (рейтинг 4,8 в Аpp-магазинах) и доступные кредитные продукты, в том числе за счет кредитной экспертизы, особенно на развивающихся рынках, говорит Бескровный.

Нигерия: медленнее, чем ожидалось

Несмотря на то, что именно из Нигерии Fintech Farm планировала начать экспансию в Африку и Азию, сейчас этот рынок не является приоритетным для партнеров. «Если Вьетнам – это уже здесь и сейчас, то Нигерия – это больше на перспективу», – констатирует Бескровный.

Местный проект, называемый Fibo, уже прошел тестовый период. Сейчас Fintech Farm ищет в Нигерии банк-партнер, говорит Бескровный. Пока проект работает на собственной финансовой лицензии и выпускает карты в ограниченном партнерстве с Providus Bank. «В частности, из-за отсутствия полноценного партнера мы пока не так фокусируемся на Нигерии», – говорит он.

С самого начала партнеры имели особые надежды именно на эту страну из-за большого опыта в Африке одного из первых инвесторов – холдинга Genesis. С 2011 года он развивает на континенте медиакомпанию, в 2014 году запустил классифайд Jiji, который в 2019-м купил африканский бизнес OLX, а в 2021 году поглотил сервис Cars45. После инвестиций в 2022-м соучредитель Genesis Владимир Многолетний вошел в состав совета директоров компании для консультаций по стратегическим вопросам.

Почему нигерийский рынок пока не оправдал ожиданий? Причины, которые назвали два собеседника, причастных к инвесторам проекта – политическая и экономическая нестабильность в стране. В частности, это касается решений правительства.

Макроэкономическая ситуация в Нигерии действительно существенно изменилась, признает Бескровный. За последний год страна ощутила влияние глобальной инфляции, прошла через турбулентные президентские выборы и пережила девальвацию, перечисляет он. Что это значит для бизнеса Fintech Farm? «Мы знали, куда шли. Но это сказалось на кошельке наших потенциальных клиентов, – объясняет кофаундер проекта. – Мы не отказались от плана, но понимая риски, сознательно не спешили с запуском и двигались очень осторожно».

Что еще планирует Fintech Farm

Скорее всего, Fintech Farm приостановит движение в сторону дальнейшей экспансии, пока не реализует планы во Вьетнаме, считает один из собеседников, причастных к инвесторам. По крайней мере на этот год компания действительно не имеет таких планов, говорит Бескровный. Мы учли предыдущий опыт и вышли на оптимальные темпы открытия нового рынка примерно раз в год. Сейчас в первую очередь фокусируемся на азиатском регионе, прорабатываем еще один перспективный рынок на следующий год», – добавляет он. Предприниматель пока отказался называть конкретные страны, интересующие Fintech Farm в дальнейшем.

Другой амбициозный план – уже в следующем году запустить B2B-продукт по модели Software as a Service. «Мы называем это Neobank in a Box, – объясняет Бескровный. – Это позволит выходить на большее количество рынков без столь интенсивного привлечения команды и с меньшими инвестициями».

Есть ли другие риски? Дебют Fintech Farm в Азербайджане не понравился бывшим партнерам Дубилета по monobank Владимиру Яценко и Людмиле Шмальченко. В январе 2022-го Шмальченко заявила через юристов, что по дизайну, функционалу и маркетингу необанки Fintech Farm похожи на mono. Но до судебных тяжб эта история пока не дошла.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине