Silicon Valley Bank /Shutterstock
Категория
Деньги
Дата

«Вам самое время паниковать». Как соцсети ускорили падение Silicon Valley Bank. Объясняет WSJ

Cоцсети ускорили падение Silicon Valley Bank. Фото Shutterstock

Исследователь доктор Тони Куксон, изучающий финансовое поведение потребителей, вместе с командой решил разобраться с тем, повлияли ли нефинансовые факторы на крушение Silicon Valley Bank. Спойлер: да. Wall Street Journal рассмотрел результаты исследования. Forbes предлагает главное из материала.

Інвестувати? Почекати? Продавати? Війна змінює все, крім обов’язку лідера приймати виважені рішення. Вже 30 травня 40+ спікерів поділяться досвідом на Першій щорічній конференції про фінанси, інвестиції та економічне зростання. Купуйте квиток за посиланням.

Доктор Куксон и команда международных исследователей представили исследование, в котором приводят убедительные доказательства того, что такие соцсети, как Twitter, не просто способствовали риску побега клиентов из банка Silicon Valley.

Соцсети этот риск увеличили в разы, то есть технологии приложили руки к уничтожению банка Кремниевой долины, технологической столицы мира.

Кажется нереальным, что такое якобы сильное финансовое учреждение могло развалиться из-за твитов, но проанализированные данные указывают именно на это.

«SVB столкнулся с новым риском, уникальным для нашей эры соцсетей, – пишут преподаватель финансов в школе бизнеса при Университете Колорадо доктор Куксон и его коллеги. – Мы не думаем, что этот риск исчезнет».

Ученые не отрицают, что такие факторы, как повышение учетной ставки, чрезвычайно высокий процент незастрахованных депозитов и отсутствие главного директора по рискам, повлияли на крах SVB. Однако есть разница между рисками, которые игнорируются (перечислены в предыдущем предложении) и которые появляются ниоткуда.

Не было причин подозревать, что банк, у которого еще в начале года было активов на $209 млрд и $175 млрд депозитных взносов, окажется на грани выживания уже 8 марта.

Когда SVB сообщил, что ему нужно закрыть огромную дыру в балансовой книге, 9 марта его акции обрушились и продолжили падать до вмешательства регуляторов 10 марта.

В первый день побега из банка клиенты забрали хранившиеся в SVB $42 млрд, а уже на следующий день они вывели еще $100 млрд.

Для такого массового вывода средств необходима координация, то есть клиенты банка каким-либо образом должны объединиться в своем одновременном порыве забрать деньги из банка. Не так давно такую сплоченность было трудно организовать и для этого нужно было время.

«Кто-то слышал по радио, – объясняет доктор Куксон, – или видел длинную очередь у банка». Поэтому, если люди и убегали из банков, это происходило медленно.

Теперь же достичь миллионов людей можно за мгновение. Кроме того, если раньше вокруг проблемных банков выстраивались очереди из желающих забрать свои кровные, то сегодня нам даже с постели не нужно вставать, чтобы принять участие в коллективном бегстве из подозрительных банков.

Инфографика о SVB. /Скриншот сайта Wall Street Journal

Верхний график отображает изменение количества упоминаний SVB с 7 по 10 марта. На втором – кривая изменения цен на акции банка в этот же период. Фото Скриншот сайта Wall Street Journal

Чтобы понять, что произошло с SVB, доктор Куксон вместе с коллегами Кристофом Шиллером, Корбином Фоксом, Хавьером Гил-Базом и Хуаном Филиппе Имбетом взяли данные из источника, в котором информация очень быстро распространяется. Это Twitter.

Слухи о беспокойстве по делу в SVB распространялись по частным чатам и каналам в WhatsApp, но именно Twitter стал для них мегафоном, который способствовал их распространению среди широкой аудитории.

Исследователи взяли более 5 млн твитов о котируемых на бирже банках и сосредоточились на двух судьбоносных неделях в марте, когда SVB и Signature Bank пошли ко дну.

Затем использовали список ключевых слов, чтобы распределить твиты по их настроениям, а также выделили те, которые принадлежали влиятельным в мире стартапов людям. Например, один из рассмотренных твитов начинался так: «ВАМ САМОЕ ВРЕМЯ ПАНИКОВАТЬ».

Далее сравнили время и настроение твитов с трейдинговой активностью сотен банков. У исследователей не было доступа к данным о выводе средств из банков, поэтому они использовали цены на акции банка как опосредованный показатель выхода депозитных денег.

Именно так ученым удалось увидеть, что отрицательные твиты превратились в отрицательные финансовые результаты. Влияние негативных твитов было более значительным на те банки, у которых было большее присутствие в соцсети. Одним из таких банков и являлся SVB.

Все это похоже на историю с мемными акциями, только наоборот. Акции-мемы и история с SVB показывают, что социальные сети навсегда изменили динамику финансовой заразности, поэтому такие события происходят не в последний раз.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине