Урсула фон дер Ляєн, Денис Шмигаль та Олаф Шольц на конференції з відбудови України в Берліні /Getty Images
Категория
Деньги
Дата

Не все и не сразу. Как прошла вторая попытка украинского правительства найти деньги на восстановление страны

Урсула фон дер Ляен, Денис Шмыгаль и Олаф Шольц на конференции по восстановлению Украины в Берлине Фото Getty Images

Делегация украинских чиновников возвращается с берлинской конференции по восстановлению Украины с более четким пониманием того, как именно в ближайшее время придется работать с потенциальными донорами. Об украинском «плане Маршалла» пока речь не идет, зато есть надежда на «финансовый Рамштайн». Что это значит?

Forbes запустил YouTube-проект «Країна героїв». Смотрите новый эпизод о ХЕРСОНЕ после оккупации

К конференции по восстановлению Украины, состоявшейся в Берлине 25 октября, украинское правительство готовилось менее масштабно, чем к аналогичному мероприятию в швейцарском Лугано четыре месяца назад.

Если в июле Украина представила потенциальным донорам десятилетний план восстановления на $750 млрд, то в Германии речь шла о более скромных суммах. И правительство, и партнеры во главе с президентом Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляен и канцлером Германии Олафом Шольцем в этот раз больше говорили о срочных потребностях Украины.

Они оцениваются в $38 млрд бюджетного дефицита и $17 млрд так называемого Fast Recovery Plan. Концепт последнего – срочное восстановление наиболее критических объектов, таких как: транспортная, энергетическая инфраструктура и школы, больницы.

Шансов на более конкретный разговор о финансировании, чем после Лугано (большой украинский план не нашел глубокого отклика у доноров), сейчас действительно больше. Еще накануне фон дер Ляен и Шольц на правах соорганизаторов берлинской конференции опубликовали общую статью, в которой анонсировали создание координационной платформы для доноров восстановления Украины.

Getty Images

Групповое фото участников конференции в Берлине. В центре – Урсула фон дер Ляен, Денис Шмыгаль и Олаф Шольц Фото Getty Images

Глава Еврокомиссии заявила, что этот механизм нужно создать уже в ближайшие месяцы – до конца 2022-го или в начале 2023 года. В будущем координационная платформа должна стать основой для «Плана Маршалла XXI века», как охарактеризовали его фон дер Ляен и Шольц. К инициативе должны присоединиться не только страны Европы, но и участники G7 и другие желающие.

Но пока платформа будет выполнять, скорее, функции «финансового Рамштайна» – площадки для регулярных встреч союзников Украины, где будут обсуждаться ее срочные денежные нужды с постепенным переходом к среднесрочным задачам, говорит советник премьер-министра Дениса Шмыгаля Кирилл Криволап.

Что это значит и какие средства от партнеров может получить Украина в ближайшее время?

Что Украина привезла на конференцию в Берлине

Опыт Лугано, где украинская делегация говорила о $60–65 млрд финансирования уже к концу 2022-го и еще $300 млрд – к 2026-му, показал, что подобные запросы не слишком мотивируют потенциальных доноров.

О необходимости формулировать более концентрированные запросы в Берлине, воспринимаемом как более прикладная версия Лугано, говорили независимо друг от друга собеседники Forbes как в правительственной делегации, так и среди международных финансовых институций.

«Пугать доноров сотнями миллиардов», как выразился один из собеседников, на этот раз действительно никто не собирался. Тем более что в начале сентября Всемирный банк опубликовал свою оценку убытков Украины: $349 млрд по состоянию на 1 июня, однако с уточнением, что для восстановления на первом этапе в полтора-три года страна потребует лишь $105 млрд. Это в три раза меньше, чем предполагает план, представленный в Швейцарии.

Основными цифрами, которые звучали во время публичных дискуссий на берлинской конференции, были $2–4 млрд в месяц, которые нужны Украине в следующем году, чтобы покрыть дефицит госбюджета. Наиболее сложным будет первый квартал: только в январе и феврале правительству не будет хватать совокупно $8,1 млрд из-за закупок газа, уточнил во время выступления министр финансов Сергей Марченко.

Общая потребность в год – $38 млрд. При более пессимистическом сценарии речь пойдет о $5 млрд в месяц, отметила директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева. Партнеры согласны с озвученными объемами, сказала она.

Не все и не сразу. Как прошла вторая попытка украинского правительства найти деньги на восстановление страны /Фото 1

Скриншот с презентации Сергея Марченко

Другая примечательная цифра – отдельный Fast Recovery Plan на $17 млрд, озвученный на конференции президентом Владимиром Зеленским. Только на территории пяти деоккупированных областей (Житомирская, Киевская, Черниговская, Сумская и Харьковская) в результате действий россиян повреждено или уничтожено 54 523 объекта, на средства правительства восстановлено лишь 5%, сказал министр общин и территорий Алексей Чернышев.

«Это больницы, школы, жизненно важная транспортная и энергетическая инфраструктура, – сказал президент. – Это то, что необходимо Украине для выживания. Не завтра, не в следующем году. Именно сейчас».

Сколько денег в бюджет может получить правительство Шмыгаля

Берлинская конференция была менее масштабной мерой, чем Лугано, говорит участвовавшая в одной из панелей эксперт Центра противодействия коррупции Елена Галушка. Впрочем мероприятие посетили практически все наиболее статусные представители потенциальных доноров Украины: Еврокомиссии, МВФ, Всемирного банка, Европейского инвестиционного банка, правительств Германии, Польши, Швейцарии и других партнеров.

Как анонсировала ранее фон дер Ляен, Еврокомиссия ведет переговоры с членами ЕС о том, чтобы в следующем году предоставлять Украине €1,5 млрд ежемесячно (в общей сложности €18 млрд в течение года).

Примерно такую же сумму ($1,5 млрд в месяц) правительство надеется привлекать от Соединенных Штатов, уточнил премьер-министр Шмыгаль. Представителей администрации президента США Джо Байдена не было среди спикеров конференции, однако премьер отдельно встречался в Берлине с американской делегацией, в том числе заместителем советника по национальной безопасности Майком Пайлом.

Getty Images

Выступление Владимира Зеленского на конференции в Берлине Фото Getty Images

Как себя видят другие доноры? «Мы можем определить макропараметры Украины при разных сценариях и покрывать финансовые разрывы, если таковые будут возникать», – сказала глава МВФ Георгиева. Сейчас Украина и Фонд обсуждают «мониторинговую программу» PMB, которая не предусматривает финансирование, но должна создать условия для сотрудничества, включая деньги впоследствии.

Озвученный Зеленским Fast Recovery Plan более понятен донорам, отметил глава Европейского инвестбанка Вернер Хойер. «Школы, энергетика, транспорт – это bankableистория», – сказал он. Масштабные программы на сотни миллиардов или триллионы, напротив, скорее пугают инвесторов, добавил Хойер. Впрочем, ни один из доноров не подтвердил своего желания финансировать этот план.

Следует ли рассчитывать на конфискованные активы РФ? В ближайшее время вряд ли. «Мы понимаем, что их нужно не только заморозить, но и конфисковать, но это очень сложная юридическая работа», – отметила фон дер Ляен.

Когда ожидать «план Маршалла» для Украины

Канцлер Шольц отметил, что встреча в Берлине не является типичной конференцией доноров. «Это о механизмах», – сказал он. В будущем он видит Украину крупным производителем зеленой энергии, поставщиком промышленной и сельскохозяйственной продукции с высокой добавленной стоимостью и передовой страной, что касается IТ-специалистов. «Это член ЕС с соответствующей инфраструктурой и законодательной базой», – добавил Шольц.

Впрочем концентрация на задачах текущего восстановления Украины будет в повестке дня и правительства, и доноров в течение года или двух даже после завершения войны, соглашается министр Чернышев.

«Все хотят быть частью плана Маршалла, потому что это о развитии, – говорит он. – Но это только третий этап. Украина же сейчас находится на первом – жизнь во время военного положения». По его словам, правительству и экономике даже после завершения войны понадобится время на переустройство на мирный формат.

Не все и не сразу. Как прошла вторая попытка украинского правительства найти деньги на восстановление страны /Фото 2

Скриншот из презентации Алексея Чернышева

Думают ли другие доноры о своем участии в будущем плане Маршала? «Уже понятно, что убытки Украины больше июньской оценки в $350 млрд, – говорит региональный директор Всемирного банка по делам стран Восточной Европы Аруп Банерджи. – Все эти деньги не могут прийти извне, поэтому задача – поддержать Украину, чтобы ресурсы генерировала ее экономика».

Повод для беспокойства для украинской стороны – в чрезмерном оптимизме доноров, потому что экономика Украины продолжает относительно нормально работать несмотря на войну, считает Галушка из ЦПК.

«Западные коллеги не до конца понимают масштаб повреждений энергетического комплекса, которые уже нанесла РФ или планирует нанести, – объясняет она. – Пока им кажется, что Украина в целом справляется сама».

Фон дер Ляен не уточнила, когда именно и в каком формате будет создана координационная платформа доноров. «Этот вопрос обсуждался, но решений на этот счет не принимали», – уточнил в комментарии Forbes представитель Украины во Всемирном банке Роман Качур.

Пока неизвестны и даты первых «финансовых Рамштайнов». Следующая конференция доноров, вероятно, состоится в начале 2023 года в Лондоне. Пока же опасается Галушка, Украине придется по-прежнему объяснять, что атаки России продолжаются и ситуация все еще может стать критической.

В подготовке материала приняла участие стажер Forbes Милана Головань.

Материалы по теме
Новый выпуск Forbes Ukraine

Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине