18 місяців повномасштабної війни — значний період, який дає змогу краще означити магістральні тенденції, підбити певні проміжні підсумки й поговорити про перспективи. /Getty Images
Категория
Война
Дата

32 года независимости и полтора года борьбы за жизнь. Девять промежуточных итогов войны от военного эксперта Николая Белескова

18 месяцев полномасштабной войны — значительный период, позволяющий лучше обозначить магистральные тенденции, подвести определенные промежуточные итоги и поговорить о перспективах. Фото Getty Images

Сегодня ровно полтора года как российское военно-политическое руководство приняло роковое решение расширить масштабы агрессии против Украины, превратив локальную войну на Донбассе в крупнейшую с 1945 года региональную войну высокой интенсивности на Европейском континенте. Николай Белесков, старший аналитик фонда «Повернись живим» и главный консультант Национального института стратегических исследований, подвел итоги 18 месяцев большой войны.

Інвестувати? Почекати? Продавати? Війна змінює все, крім обов’язку лідера приймати виважені рішення. Вже 30 травня 40+ спікерів поділяться досвідом на Першій щорічній конференції про фінанси, інвестиції та економічне зростання. Купуйте квиток за посиланням.

24 августа украинцы отмечают 32 года со времени возобновления независимости. На этот день выпадает и другая дата.

Ровно полтора года как российское военно-политическое руководство приняло роковое решение расширить масштабы агрессии против Украины, превратив локальную войну на Донбассе в крупнейшую с 1945 года региональную войну высокой интенсивности на Европейском континенте.

18 месяцев полномасштабной войны – значительный период, позволяющий лучше обозначить магистральные тенденции, подвести определенные промежуточные итоги и поговорить о перспективах.

Несоразмерность политических целей, сил и средств сторон

Каждая из сторон в этой войне преследует масштабные политические цели, тяготеющие к максимализму.

РФ объявила целями изменение режима и полное покорение Украины. Неспособность быстро их достичь не только не привела к переоценке политики со стороны руководства РФ, но и превратила эту войну в борьбу за выживание автократического режима, которую он пытается изобразить как войну за выживание самой РФ ради лучшей мобилизации населения для ее продолжения.

Несостоятельность РФ достичь конечных максималистских целей здесь и сейчас по отношению к Украине не означает, что страна-агрессор отказалась от них окончательно.

Для Украины эта война и в дальнейшем носит экзистенциальный характер. Несмотря на то что за 2022 год удалось освободить более 50% временно потерянных после 24 февраля территорий. При этом выживание и развитие Украины зависит не только от разгрома межвидовой группировки РФ и деоккупации всех суверенных территорий, но и от начала трансформации РФ в направлении постимперского транзита.

Однако каждая из сторон сталкивается с дефицитом сил и средств для быстрой и окончательной реализации целей.

200-тысячной группировки РФ оказалось недостаточно для блицкрига в первый месяц после 24 февраля 2022 года.

Так же окружение украинской группировки на Востоке в рамках наступательной операции в течение апреля–июля 2022 стало неподъемной задачей для войск РФ, усиленных скрытой мобилизацией. В итоге РФ была вынуждена в сентябре 2022 года официально объявлять мобилизацию и привлекать помощь вооружением от таких государств-изгоев, как Иран и КНДР.

Однако этого не хватило, чтобы полностью захватить те территории Украины, которые РФ объявила своими в конце сентября 2022 года.

Однако и Украина, несмотря на внутреннюю и внешнюю мобилизацию, не может создать преимущество в силах и средствах, которое позволило бы реализовать соответствующие политические задачи.

Хотя ни одна из сторон не может создать тотального количественного и качественного преимущества в силах и средствах, каждая продемонстрировала способность привлекать дополнительные ресурсы для продолжения борьбы соответствующего уровня интенсивности.

Украина, несмотря на внутреннюю и внешнюю мобилизацию, не может создать преимущество в силах и средствах, которое позволило бы быстро реализовать соответствующие политические задачи. /Getty Images

Украина, несмотря на внутреннюю и внешнюю мобилизацию, не может создать преимущество в силах и средствах, которое позволило бы быстро реализовать соответствующие политические задачи. Фото Getty Images

Дисбаланс между политическими целями и реальной способностью военных их достичь

В текущей войне критически важен не только дисбаланс между общими политическими целями и военными потенциалами, но и между политическими целями и способностью военных воевать надлежащим образом и, как следствие, их достичь.

Российской межвидовой группировке не хватает сил и средств пропорционально целям. Она демонстрирует неспособность вести современные общевойсковые глубокие наступательные операции с целью быстрого прорыва тактической глубины обороны противника, развития прорыва, изоляции района ведения операции, оцепления и уничтожения группировки другой стороны.

В течение этой фазы войны политическое руководство РФ ставило своим военным задачи, на которые им не хватало сил и средств, навыков и умений воевать, комбинируя различные виды и роды войск в современном общевойсковом бою/операции. Именно это произошло в первый месяц после 24 февраля, а также в рамках двух крупных сражений за Восток Украины.

Неспособность президента РФ Владимира Путина смириться с тем, что успешная наступательная операция вне возможного для российских войск, играла на руку Украине, ослабляя российские силы и создавая возможности для наших контрнаступательных действий.

Однако в 2023 году Украине уже недостаточно играть от обороны, используя дисбаланс между определенными политическими целями и способностью РФ воевать и полагаясь только на контрудары.

Украина в начале июня 2023-го начала наступательную операцию на материковом Юге с целью полного освобождения Запорожской и Херсонской областей. Дальнейшее развитие событий показало, что для Украины тоже является определенным вызовом правильно соотнести непосредственные политические цели и нашу реальную способность воевать в рамках наступательной операции.

Оборона или наступление пропорционально политическим целям

Каждая из сторон комбинировала оборону или наступление пропорционально текущим политическим целям.

В 2022 году Украина играла от стратегической обороны, используя ошибки и просчеты противника для проведения успешных контрнаступательных операций. В то время как у РФ не было другого варианта, кроме как наступать с целью навязывания своей политической воли.

В отличие от 2022-го, когда для Украины было достаточно эффективно обороняться, в 2023 году мы не можем сидеть только в обороне и вынуждены проводить классическую наступательную операцию на материковом Юге.

К этому подталкивает не только необходимость освобождать население и территории, но и ожидания партнеров, которые с января 2023-го предоставляли помощь именно на проведение классической наступательной операции.

В то же время РФ для усиления своих переговорных позиций по фиксации текущего статус-кво и общего ослабления международной коалиции в поддержку Украины достаточно лишь проведения успешной оборонной операции.

Таким образом, сейчас Украина и РФ, как минимум, поменялись местами относительно того, какой формат действий необходимо проводить пропорционально имеющимся политическим задачам.

В 2023 году мы не можем сидеть только в обороне и вынуждены проводить классическую наступательную операцию на материковом Юге.

В 2023 году мы не можем сидеть только в обороне и вынуждены проводить классическую наступательную операцию на материковом Юге.

Продолжающаяся борьба за стратегическую инициативу

Захват и удержание стратегической инициативы определяется как одно из ключевых условий для победы. Стратегическая инициатива – способность заставлять противника играть по твоим правилам, выбирая время и место для собственных активных наступательных действий и ставя таким образом противника в заранее проигрышное положение.

Достигается она путем умелого комбинирования оборонительных и наступательных действий, внутренней и внешней мобилизации с целью создания количественного и качественного превосходства в силах и средствах над противником.

На сегодняшний день ни РФ, ни Украина не смогли полностью захватить, удержать и использовать стратегическую инициативу для полного и окончательного достижения политических целей.

В течение кампании 2022 года РФ из-за многочисленных просчетов не только понесла значительные потери, но и создала окно возможностей для украинских наступательных операций. Однако украинские успехи сначала на Севере и Николаевщине, далее Харьковщине и Херсонщине не стали окончательным стратегическим переломом в пользу Украины.

Официальная мобилизация позволила РФ стабилизировать линию фронта в течение последнего квартала 2022 года и даже замахнуться на новую наступательную операцию на Востоке в январе–мае 2023 года. Однако этого оказалось недостаточно для завоевания стратегической инициативы.

Напротив, общие российские потери в рамках второго сражения за Восток Украины создали окно возможностей для продолжающегося украинского наступления на материковом Юге.

Однако мы имеем такую конфигурацию линии фронта и такие силы и средства, которые делают недостижимым быстрый выход на границы 1991 года в результате одной наступательной операции с имеющимися у нас сейчас возможностями.

Роль ядерного оружия

К счастью, Россия не использовала ядерное оружие в рамках боевых действий после 24 февраля 2022 года, несмотря на многочисленные опосредованные и прямые угрозы.

Эти угрозы оказались едва ли не ключевым инструментом РФ, который она использовала для замедления, уменьшения и ограничения помощи Украине со стороны Запада.

Хотя ставка РФ на угрозы неконвенционной эскалации не сыграла так, как этого хотели в Кремле, со стороны стран Запада есть некоторые пределы в помощи. Например, поставки ОТРК ATACMS и перспективы быстрой интеграции Украины в НАТО.

США же не имели на 24 февраля 2022 года готовых решений, как вести себя в случае полномасштабной агрессии ядерной супердержавы против своего соседа. Опыт холодной войны, где в основном сражались между собой клиенты ядерных супердержав или эти супердержавы были вовлечены в борьбу с повстанческими движениями в третьих странах, не давал готовых рецептов, как себя вести.

США действительно руководствовались расчетами управления эскалацией, осторожно просчитывая варианты того, как помочь Украине в реализации права на самооборону и при этом переложить ответственность за неконвенционную эскалацию в РФ.

И в этом значительно продвинулись. Этот опыт может оказаться ценным и в возможном противостоянии с КНР за будущее Республики Китай на Тайване.

Позиция США и упущенные возможности

Позиция администрации президента США Джо Байдена в отношении войны Украина–РФ после 24 февраля 2022 года определялась необходимостью поддерживать баланс между двумя ключевыми задачами: помочь Украине реализовать право на самооборону и избежать прямого столкновения с РФ.

В 2022 году в политике в отношении войны в Украине США руководствовались подходом «Не позволить РФ победить, предупредить поражение Украины». Целью было сорвать максималистские планы РФ. Подход предусматривал нанесение поражения межвидовой группировке войск РФ такого уровня, что сделало бы невозможным в ближайшем будущем возвращение к агрессии против Украины в больших масштабах.

Именно об этом говорилось, когда в рамках внутренних дискуссий представители администрации Байдена говорили о «стратегическом поражении РФ».

Однако «не позволить РФ победить, предупредить поражение Украины» не означало то же самое, что обеспечить победу Украины путем создания предпосылок для проведения каскада классических наступательных операций. Успешные контрнаступательные действия Украины на Харьковщине и Херсонщине осенью 2022 года были прежде всего результатом ряда критических российских просчетов – Украина тогда удачно сыграла от стратегической обороны.

Другое дело, что именно тогда Украина не смогла использовать по максимуму период пиковой слабости РФ – пока объявленная в сентябре 2022 мобилизация не начала давать результат.

У Украины, к сожалению, не было достаточно сил и средств, чтобы нанести удар по Мелитополю, хотя и предлагала его партнерам летом 2022 года.

Только в январе 2023 года Запад изменил позицию – от обеспечения способности Украины проводить успешную оборону до создания группировки количеством до двух корпусов (до 60 000 человек), которая могла бы провести классическую наступательную операцию.

Однако потеряли критически важное время, ведь РФ смогла создать классическую эшелонированную оборону по направлениям основных ударов. Как следствие, наша оперативно-стратегическая группировка войск «Таврия» решает задачу наступательной операции в максимально тяжелых условиях.

Успешные контрнаступательные действия Украины на Харьковщине и Херсонщине осенью 2022 года были прежде всего результатом ряда критических российских просчетов – Украина тогда удачно сыграла от стратегической обороны.

Успешные контрнаступательные действия Украины на Харьковщине и Херсонщине осенью 2022 года были прежде всего результатом ряда критических российских просчетов – Украина тогда удачно сыграла от стратегической обороны.

Артиллерийская война, тяготеющая к позиционности

Поскольку ни одна из сторон не может захватить доминирование в воздухе, основная роль в нанесении поражения приходится на ракетные войска и артиллерию.

Благодаря помощи партнеров ВСУ удалось снизить количество снарядов, которые использует РФ, и нарастить собственные темпы их отстрела. Сегодня Украина использует примерно до 8000 артиллерийских боеприпасов в день. Это абсолютный рекорд, но в полной мере не отвечает всем нашим потребностям.

Параллельно стороны ищут средства компенсации нехватки огневого могущества – ими стали разные БпЛА-камикадзе.

С точки зрения технологий и тактик использования, количества разнообразного вооружения и военной техники, эта война представляет собой уникальное сочетание Первой и Второй мировых войн и современных подходов, характеризующихся наличием различного по дальности, мощности и стоимости высокоточного вооружения.

Однако на практике после ряда маневренных действий – как со стороны противника, так и со стороны Украины – с середины ноября 2022 г. значительных изменений в конфигурации фронта не произошло. Полным провалом стало второе российское наступление на Востоке Украины в январе–мае 2023 года. Также для Сил обороны Украины определенным вызовом является преодоление позиционности в рамках текущей наступательной операции на материковом Юге.

Рано делать окончательные выводы об успешности текущего украинского наступления, ведь успех украинского подхода к ослаблению системы обороны РФ, прежде всего, зависит от систематических поставок артиллерийских боеприпасов.

Новый стратегический подход РФ

РФ не обладает потенциалом и качеством его использования, чтобы путем каскада общевойсковых операций быстро достичь своих максималистских политических целей в отношении Украины.

Однако это не свидетельствует об отказе от цели уничтожить Украину. Москва перешла от стратегии быстрой аннигиляции к медленному истощению и превращению Украины в несостоятельное государство в перспективе следующих 5–10 лет.

В краткосрочной перспективе – РФ будет прилагать максимальные усилия, чтобы одновременно ослабить готовность украинцев сопротивляться и уменьшить желание стран Запада помогать им вооружением и военной техникой.

В среднесрочной перспективе – РФ, осуществляя удары БпЛА и ракет по всей территории Украины, поддерживая препятствия для свободы судоходства на Черном море и в целом используя то, что боевые действия ведутся на территории Украины, максимально усложнит процесс восстановления и экономического развития нашей страны, что отпугнет инвестиции и людей .

Бахмут, 2023 год. /Getty Images

Бахмут, 2023 год. Фото Getty Images

Время важных решений для Украины

Украина снова приближается к этапу принятия важных решений, от которых зависит дальнейшее развитие событий. Сторонники фиксации статус-кво среди западных политиков и аналитиков снова будут пытаться подталкивать Украину к переговорам.

Среди аргументов следует ожидать рассказов о недостаточно быстрых украинских успехах на фронте, о необходимости времени для наращивания возможности западного ОПК производить достаточное количество боеприпасов и техники, об электоральных циклах у ряда стран-партнеров.

Власти Украины уже сталкивались с соответствующей дилеммой – как уравновесить политические амбиции и имеющийся потенциал. Либо уменьшать уровень амбиций, либо, наоборот, привлекать дополнительные ресурсы для продолжения соответствующей борьбы.

В конце марта – начале апреля 2022 года Киев принял решение привлекать дополнительные ресурсы. Необходимо время, чтобы ОПК США нарастил производство осколочно-фугасных боеприпасов калибра 155 мм к показателю не менее 90 000 в месяц. Это планируется сделать в 2025 году финансовом году, который в США стартует 1 октября 2024 года.

К тому времени Силам обороны Украины придется импровизировать с помощью таких вещей, как БпЛА-камикадзе на основе технологии FPV, и перейти к стратегической обороне.

Однако именно четкая бескомпромиссная позиция, что Украина не будет покупать фейковое ощущение нормальности ценой жизней наших людей и территорий, фактически сделает невозможным для стран Запада любой другой вариант поведения, кроме как искать симметричные и асимметричные возможности в дальнейшем помогать Украине.

Данный материал – личное мнение автора, а не официальная позиция фонда «Повернись живим» или Национального института стратегических исследований.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашей редакторе Татьяне Павлушенко – [email protected]

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине