Валерій Залужний, головнокомандувач Збройних сил України. /Oksana Parafeniuk for The Washington Post via Getty Images
Категория
Война
Дата

«Россию не стоит недооценивать». Как Украине выиграть войну: пять первоочередных шагов от главнокомандующего ВСУ Валерия Залужного в колонке The Economist

5 хв читання

Валерий Залужный, главнокомандующий Вооруженными силами Украины. Фото Oksana Parafeniuk for The Washington Post via Getty Images

Главнокомандующий Вооруженными силами Украины Валерий Залужный в колонке для The Economist объяснил нашим западным партнерам и аудитории, почему война в Украине перешла в фазу «позиционной» и что, кроме самолетов и ракет, нам нужно, чтобы мы начали полноценно наступать и вытеснили врага с нашей земли.

Як створити продукт, який полюблять клієнти? Отримайте цінні поради від співвласника monobank™ – Олега Гороховського. Купуйте квиток на Форум підприємців, який відбудеться 27 червня.

Вторжение России в Украину в феврале 2022 года спровоцировало глобальный кризис безопасности. Нападение на демократию со стороны морально больных имперских властей в сердце Европы пошатнуло баланс сил в других частях света, включая Ближний Восток и Азиатско-Тихоокеанский регион. Неспособность таких органов, как ООН и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, поддерживать порядок означает, что Украина может восстановить свою территориальную целостность лишь посредством военной силы.

Украинцы показали готовность положить душу и тело за свою свободу. Украина не только остановила вторжение гораздо более сильного врага, но и освободила значительную часть своей территории.

Однако война переходит на новый этап – то, что мы среди военных называем «позиционной» войной статического и изнурительного боя, как в Первой мировой войне, в отличие от «маневровой» войны движения и скорости. Это России на руку, позволит ей восстановить военную мощь, что, в конце концов, будет угрожать Вооруженным силам Украины и Украине как государству. Каков выход?

Воздушная сила

Нам очень нужны ракеты и снаряды. Но, чтобы выйти из такого «вида» войны, важен доступ к ключевым военным возможностям и технологиям. Наиболее важные из них – воздушная сила. Контроль над небом необходим для крупномасштабных наземных операций. В начале войны у Украины было 120 боевых самолетов. Из них лишь треть была пригодна к использованию.

Военно-воздушные силы России понесли огромные потери, армия Украины уничтожила более 550 систем российских ПВО. Но они сохраняют значительное преимущество над нами и продолжают создавать новые ударные эскадрильи.

Это преимущество усложнило нам продвижение вперед. Российские системы ПВО все больше мешают нашим самолетам летать. Наша оборона делает то же самое с Россией. Таким образом, российские беспилотники взяли на себя значительную часть роли пилотируемой авиации по разведке и нанесению авиаударов.

Беспилотники также должны быть частью нашего ответа врагу. Украине необходимо наносить массированные удары с использованием приманок и ударных беспилотников, чтобы перегрузить системы ПВО России.

Нам нужно охотиться на российские дроны с помощью собственных дронов-охотников, оснащенных сетями. Мы должны использовать сигнальные приманки, чтобы ловить российские планирующие бомбы. А еще нужно ослепить тепловые камеры российских беспилотников ночью с помощью стробоскопов.

РЭБ

Это все подводит ко второму приоритету – средствам радиоэлектронной борьбы (РЭБ), чтобы глушить сигналы связи и навигации армии РФ.

РЭБ – ключ к победе в войне беспилотников. В последнее десятилетие Россия модернизировала собственные силы РЭБ, создав новый род войск и 60 новых видов техники. В этом враг нас превосходит: 65% наших платформ глушения в начале войны были произведены еще в советское время.

Мы уже создали много собственных электронных систем защиты, которые могут предотвратить глушение. Но нам также нужен больший доступ к электронной разведке от наших союзников, включая данные, собирающие сигналы разведки, и расширение производственных линий для наших систем РЭБ против беспилотников в Украине и за рубежом.

Нам нужно улучшить ведение радиоэлектронной борьбы с нашими беспилотниками в более широком диапазоне радиочастот, избегая при этом случайного приглушения своих беспилотников.

Контрбатарейный огонь

Третий приоритет – контрбатарейный огонь: поражение артиллерии противника. В этой войне, как и в большинстве прошлых войн, артиллерийские и ракетные поражения составляют 60–80% всех военных задач.

Когда в прошлом году мы впервые получили западное оружие, достаточно успешно обнаруживали и разбивали российскую артиллерию. Но эффективность такого оружия, как Excalibur, американский снаряд с GPS-наведением, резко снизилась из-за усовершенствования российской РЭБ.

Тем временем Россия усовершенствовала собственное контрбатарейное оружие. В значительной степени благодаря использованию баражирующих боеприпасов «Ланцет», работающих вместе с разведывательными беспилотниками, а также росту производства высокоточных снарядов, наводимых наземными извещателями. Несмотря на пренебрежительное мнение некоторых военных аналитиков, мы не можем умалять эффективность российского оружия и разведки в этом отношении.

Пока нам удалось достичь паритета с Россией благодаря меньшему количеству более точной огневой мощи. Но это не может длиться долго. Нам нужно создать наши локальные поля GPS, используя наземные антенны, а не только спутники – чтобы сделать наши снаряды с наведением более точными в условиях российского глушения.

Нам нужно шире использовать дроны-камикадзе для ударов по артиллерии РФ. Нужно, чтобы наши партнеры предоставили Украине более качественное артиллерийско-разведывательное оборудование, которое может обнаруживать российские пушки.

Разминирование

Четвертая задача – технология разминирования. В начале войны для этого было ограниченное и устаревшее оборудование. Но даже западные средства – норвежские танки и ракетные устройства для разминирования – оказались недостаточными, учитывая масштабы российских минных полей, местами простирающиеся на 20 км. Когда мы прорываем эти минные поля, Россия быстро их пополняет, выпуская новые мины на расстоянии.

Технология – это ответ. Нам нужны датчики, похожие на радар, использующие невидимые импульсы света для обнаружения мин в земле, и дымовые системы, чтобы скрывать работу наших подразделений по разминированию.

Мы можем использовать реактивные двигатели выведенных из эксплуатации самолетов, водометы или кассетные боеприпасы, чтобы пробивать минные заграждения. Новые типы туннельных экскаваторов, например робот, использующий плазменные горелки для бурения тоннелей, могут помочь.

Резервы

Пятый и последний приоритет – наращивать наши резервы. Россия не смогла использовать свое огромное преимущество в живой силе потому, что президент РФ Владимир Путин озабочен, что всеобщая мобилизация может спровоцировать политический кризис, и потому, что Россия не может обучить и снарядить достаточно людей.

Однако и наши возможности для подготовки резервистов на собственной территории ограничены. Кроме того, Россия может нанести удар по тренировочным центрам. А в украинском законодательстве есть пробелы, позволяющие гражданам уклоняться от своих обязанностей.

Мы стараемся решать эти проблемы. Вводим военный учет через Единый государственный реестр призывников, военнообязанных и резервистов, планируем расширить категорию граждан, которые могут быть призваны на собрание или по мобилизации. Вводим «боевую стажировку», которая предполагает размещение новомобилизованного и обученного личного состава в опытных передовых подразделениях для их подготовки.

Россию не стоит недооценивать. Она понесла большие потери, потратила много боеприпасов. Однако у нее будет преимущество в вооружении, технике, ракетах и боеприпасах в течение значительного времени. Ее оборонная промышленность наращивает производство, несмотря на беспрецедентные санкции. Наши партнеры по НАТО также резко наращивают собственные производственные мощности. Но для этого требуется минимум год, а в некоторых случаях, например в самолетах и системах управления, – два года.

Позиционная война – это длительная война, несущая огромные риски для Вооруженных сил Украины и Украины. Если Украина хочет вырваться из этой ловушки, нам понадобятся все эти вещи: преимущество в воздухе, усовершенствованные средства электронной и контрбатарейной борьбы, новые технологии разминирования и способность мобилизовать и тренировать больше резервистов.

Нам также нужно сосредоточиться на современном командовании и управлении, чтобы мы могли эффективнее России визуализировать поле боя и быстрее принимать решения, а также на рационализации нашего материально-технического обеспечения, в то же время нарушая логистику России с помощью ракет большой дальности.

Новые инновационные подходы могут вновь превратить эту «войну позиций» в «маневровую».

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Передзамовлення нового номеру Forbes Ukraine. Купуйте зараз за 209 грн замість 279 грн

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине