Категория
Мир
Дата

Как говорить о будущем, если никто [кроме Буданова] не знает, когда это будущее наступит. Три вывода с форума YES Виктора Пинчука от главреда Forbes Ukraine Бориса Давиденко

Колективне фото учасників 18-го щорічного форуму Ялтинська Європейська Стратегія (YES)-2023. /Sergey Illin /Yalta European Strategy

Коллективное фото участников 18-го ежегодного форума Ялтинской Европейской Стратегии (YES)-2023. Фото Sergey Illin /Yalta European Strategy

В Киеве прошел 18-й ежегодный форум Ялтинской Европейской Стратегии (YES)-2023 – «Будущее решается в Украине», который в очередной раз собрал звездный состав международных и украинских мыслителей, дипломатов и политиков. Главный редактор Forbes Ukraine Борис Давыденко также посетил его. Далее – рефлексия участника форума на услышанное

Як мотивувати команду не збавляти темп у надскладних умовах? Дізнайтесь 25 квітня на форумі «Надлюди» від Forbes. Купуйте квиток за посиланням!

В Киеве 8-9 сентября прошел 18-й ежегодный форум Ялтинской Европейской Стратегии (YES)-2023. Команде Виктора Пинчука традиционно удалось собрать звездный состав международных и украинских мыслителей, дипломатов, политиков.

Это уже вторая «военная» встреча YES в Киеве. Год назад почти тот же состав звездных спикеров и гостей уже обсуждал почти те же актуальные вопросы: «будущее Украины и мира», «безопасность», «российские преступления», «военную экономику» и т.д.

Но, по моему субъективному восприятию, эти два форума очень отличались. И вот чем именно.

Туман будущего

Прошлогодняя встреча проходила под аккомпанемент триумфальных новостей о Харьковском наступлении ВСУ, и общее настроение и украинских чиновников, и международных экспертов было обнадеживающим – Украина побеждает и победа уже близко, может до конца года, может через шесть, максимум 12 месяцев.

Год спустя все так же говорят о неизбежности и исторической важности украинской победы.

По Фрэнсису Фукуяме, очень важно, что мы учим европейцев защищать либеральные ценности; по Тимоти Снайдеру – наша победа спасет мир от угрозы голода. Я услышал раз пять, что наш успех очень важен в сдерживании распространения автократий и останавливает Китай от нападения на Тайвань.

Но вопросы – что такое украинская победа, как и когда она должна состояться – имели очень концептуальные, но совсем не конкретные ответы. Со сцены все, как мантру, говорили о границах 1991 года и о том, что Украина победит, когда РФ не сможет продолжать войну.

О самом важном для всех украинцев «когда» и «как» более или менее конкретно высказался публично только глава Главного управления разведки Украины Кирилл Буданов. Приблизительно так – война может длиться долго, в том случае, если для вас 6-12 месяцев – это долго.

Буданов добавил, что лично он не верит в способность РФ вести войну более продолжительное время. Впрочем, аргументов в поддержку своей веры – не привел.

Также прозвучал тяжелый месседж от президента Украины Владимира Зеленского о том, что он морально готов к «длительной войне». Такая общая неопределенность придавала большинству дискуссий немного болезненной, по крайней мере, для жителя Украины абстрактности.

Мне не очень интересно слушать и думать, как должна быть устроена Россия после поражения, если нет плана, как это поражение обеспечить в какой-то обозримой перспективе.

Растерянность

В кулуарах можно услышать более откровенные мысли. На вопрос, с которым я подошел к десятку украинских и западных топ-гостей – «Что конкретно должно произойти, чтобы война закончилась или, во всяком случае, начались реальные переговоры», – кажется, не существует ответа. Есть консенсус о том, что выход Украины на границы 1991 года не означает окончания войны. Чаще ответы сводились к простому рецепту – надо, чтобы президент РФ Владимир Путин умер.

Опять же, на уровне моего восприятия, перспектива 3-5-10-летней войны пугает западных собеседников существенно больше, чем украинских. «У нас стратегия [долговременной войны] есть, а у них нет», – отметил один из украинских собеседников, близкий к Офису президента.

К сожалению, не было возможности расспросить о нашей стратегии, но более важный факт – что у западных партнеров ее, похоже, нет. Это почувствовал и со сцены откровенно заявил иностранным гостям форума ветеран российско-украинской войны и адвокат Маси Найем: «Вы спрашиваете нас о таких вопросах [за что мы отдаем свои жизни], потому что вы – растеряны».

Из контекста разговора можно заключить, что Маси подразумевал неготовность коллективного Запада не только к реальной войне, где могут погибать их сограждане, но и к такой помощи Украине, которая может ускорить завершение войны.

Это чувство усилилось после онлайн-интервью заместителя госсекретаря Виктории Нуланд. Она несколько раз заверила, что США готовы поддерживать Украину «as long as it takes». Но на уточняющий вопрос модератора Наталии Гуменюк – что нужно сделать, чтобы перейти из режима «as long as it takes» в режим «as soon as possible», конкретного ответа вообще не последовало.

Еще худший месседж Нуланд озвучила, отвечая на простой вопрос – «когда Украина станет членом НАТО». Топ-чиновник США произнесла спич о том, что вопрос НАТО – это не только о военной ситуации, но и о развитии и поддержке демократии в Украине, антикоррупции и свободе слова.

На мой взгляд, это выглядело примерно как chicken speech президента США Джорджа Буша-старшего 1991 года в Киеве, когда за 23 дня до провозглашения независимости Украины, он предостерег украинских переговорщиков от выхода из СССР.

Я даже переспросил у нескольких дипломатов, правильно ли я понял. Они открыли мне глаза, объяснив, что именно Нуланд является одной из главных преград Украины на пути в НАТО.

Основная интрига, по их словам, – она просто против, так как держит карту Украины в НАТО для переговоров с РФ.

Не так страшно

Разница между двумя форумами, которую невозможно измерить и зацифровать – это вайб, настроение.

Год назад было ощущение, что в Украину приехали храбрецы, готовые рисковать жизнью. Осенью 2023 года такого острого ощущения риска войны уже не было. Часть гостей приехала на несколько дней в YES и без опаски путешествовала по киевским барам и даже по прифронтовым областям.

Украина, по крайней мере, Киев, с места, где идет война и ежеминутно можно погибнуть, превратилась в сознании многих иностранцев в интересную локацию, где странные украинцы одновременно отчаянно воюют за выживание, что-то безостановочно празднуют в барах и ресторанах и работают как никогда упорно.

Но то, что более 500 гостей YES увидели Украину именно так, а не в привычном новостном контексте CNN – обстрелы, смерть, коррупция – существенный вклад в возможность нас с вами воевать и работать так долго, как это потребуется для победы на наших условиях.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине