Два украинских военных смотрят на граффити с генералом Валерием Залужным на фасаде главного терминала Херсонского аэропорта через месяц после освобождения ВСУ /Getty Images
Категория
Война
Дата

Украинские военные командиры рассказали, как выгнали россиян из Харькова и Херсона. Неизвестные подробности контрнаступления от WP

Два украинских военных смотрят на граффити с генералом Валерием Залужным на фасаде главного терминала Херсонского аэропорта через месяц после освобождения ВСУ Фото Getty Images

Издание Washington Post продолжает цикл основательных исследований о важных стадиях войны России в Украине. В этот раз американская газета поговорила с непосредственными участниками и творцами переломных Харьковского и Херсонского контрнаступлений. Forbes предлагает эксклюзивные факты из материала.

Forbes Украина выпустил новый номер печатного журнала. В нем почти два десятка эксклюзивных материалов. Приобрести журнал с бесплатной доставкой можно по этой ссылке.

Для создания этой статьи Washington Post побеседовали с более чем 35 людьми, среди которых украинские командиры, киевские чиновники, непосредственные участники боевых действий, а также американские и европейские политические и военные чиновники. Большинство из опрошенных рассказывали на условиях анонимности, потому что не имели официального разрешения говорить об операциях.

Харьковское контрнаступление

О подготовке

Подготовкой к контрнаступлению в Харьковской области и его проведением командовал генерал-полковник Александр Сырский.

Он счел, что Украина не могла позволить себе потери, которые были бы неизбежны во время прямого наступления на города. Вместо этого он с коллегами разработал план, по которому украинские силы проникают через передний фланг более чем на 50 км вглубь позиций врага, окружив населенные пункты и заставив врага отступить.

В этом плане скорость была очень важной. Если бы россияне отправили поддержку через границу (операция проходила недалеко от Белгородской области в России), большое количество украинских войск оказалось бы отрезанным в тылу у врага.

«Все зависело от первого дня и того, насколько далеко мы сможем пройти, – рассказал Сырский. – Чем дальше мы бы прошли, тем меньше у них было бы вариантов действий и тем больше их отряды были бы отрезаны и изолированы».

Уже в августе у украинцев почти закончились боеприпасы советских времен, на которых работало большинство украинской артиллерии. Западные союзники спешили с предоставлением современных систем и боеприпасов, но этого было недостаточно.

Генерал-майор Андрей Малиновский, руководитель управления ракетных войск и артиллерии украинской армии, беспокоился о том, что их войскам понадобится более 100 000 единиц боеприпасов, которых у них не было. (В итоге, по словам Малиновского, за пять дней они обошлись 32 500 боеприпасов.)

Американская разведка помогла рационально распределить имеющиеся боеприпасы, выбирая точные цели. По словам американских и украинских чиновников, партнеры разработали план взаимодействия: украинцы описывают цели, которые они ищут в той или иной зоне, а Штаты с помощью геопространственной разведки определяют координаты этих целей.

Украинские бойцы на танке /Getty Images

Украинские бойцы на боевой машине пехоты. Харьков, 9 сентября 2022 года Фото Getty Images

Впрочем, американцы не были глубоко задействованы в планировании харьковского контрнаступления и узнали о нем относительно поздно, говорят американские и украинские чиновники.

О россиянах

Несмотря на секретность подготовки операции, россияне все же обнаружили, что украинцы что-то готовят.

Но благодаря российской бюрократии, рассказал Сырский, информация «не попала в нужные руки или на нее не обратили внимания».

В Пентагоне же подозревают, что российское высшее командование до конца не осознавало уязвимость харьковского фронта, потому что командиры на поле боя врали. По гипотезе же другого американского старшего военного чиновника, россияне видели, что готовится контрнаступление, но им не хватало людей, чтобы его остановить.

Об операции

«Мы ожидали, что выполним намеченный план, – говорит Сырский, – но мы не рассчитывали, что враг так посыпется».

Согласно оригинальному плану, на седьмой день операции украинские силы должны были только занять позиции на северной окраине Изюма. «Вместо этого половина [российских] подразделений в Изюме, может, и большинство из них, стали просто убегать, – вспоминает действия россиян один из командиров украинского батальона. – Так что мы вошли в Изюм».

О реакции Путина

В результате провала на Харьковском направлении Путин назначил генерала Сергея Суровикина на должность командующего Объединенной группировкой войск во вторжении России в Украину.

По словам двух людей, которые знакомы с этим вопросом, у Путина прямая связь с Суровикиным, благодаря которому теперь получает реальную картину проблем на поле боя. Эти люди говорят, что ранее военные топ-чиновники подавали президенту слишком приукрашенную версию того, как обстоят дела россиян в Украине.

Генерал-полковник Александр Сырский /Gettyimages

Подготовкой к контрнаступлению в Харьковской области и его проведением командовал генерал-полковник Александр Сырский. Фото Gettyimages

О партнерах

«Наши отношения со всеми партнерами изменились в один момент, – говорит генерал-полковник Сырский. – Они увидели, что мы можем победить, а их помощь используется эффективно».

Херсонское контрнаступление

О подготовке

Контрнаступлением на Херсонском направлении руководил генерал-майор Андрей Ковальчук. По его словам, у украинской армии не было возможности наступать быстро из-за тотального заминирования территории. «Сами россияне не знали, сколько всего мин они разбрасывали. Во время каждой ротации все закладывали новые порции мин», – рассказал генерал-майор.

Чтобы разработать план контрнаступления, украинские командиры прибыли в Германию в июле, где устроили мозговой штурм вместе с американскими и британскими союзниками.

В то время украинцы рассматривали значительно более широкое контрнаступление по всему южному фронту, включая выход в Запорожскую область, чтобы перерезать «наземный мост», соединяющий материковую Россию с Крымом.

Учитывая запасы оружия, боеприпасов и количество солдат на стороне Украины и использовав передовые алгоритмы для просчета результатов того или иного плана действий, союзники пришли к выводу, что такая масштабная операция не закончится хорошо для Украины. Украинцы согласились с такой оценкой и сосредоточились на Херсонщине.

«Надо отдать должное украинцам, – сказал один чиновник по обороне. – Они приняли реальность такой, какой она есть, и решили сосредоточиться на меньшей цели. И они были достаточно быстрыми и ловкими, чтобы использовать возможность на севере. Это немало».

Ковальчук сначала сосредоточился на том, чтобы отрезать поставки через Днепр россиянам на оккупированных территориях. «У меня была задача не только освободить территорию, – рассказал Ковальчук. – Мне нужно было полностью уничтожить захватчика».

Сообщение россиян проходило тремя путями: Антоновские автомобильный и железнодорожный мосты и Новокаховская дамба. «Были моменты, когда мы полностью отрезали их пути сообщения, а они все равно умудрялись настроить переправы, – вспоминает Ковальчук. – Было тяжело».

Ковальчук рассматривал вариант устроить наводнение на реке. Была даже пробная операция: украинские силы с помощью HIMARS ударили по одному шлюзу дамбы, сделав три дыры, чтобы посмотреть, поднимется ли уровень воды в Днепре достаточно, чтобы помешать россиянам, но не затопить ближние села. Эксперимент был успешен, но этот вариант действий был оставлен на крайний случай.

О контрнаступлении

В начале контратаки в сентябре украинцы пошли на первую линию обороны россиян и натолкнулись на активное сопротивление. Жертв было много. В октябре ситуация стабилизировалась, но Киев был нетерпелив.

Украинские военные с гаубицей /Getty Images

Менее опытные силы Сухаревского противостояли элитным российским войскам, поэтому украинцам приходилось быть изобретательными и использовать, как говорит полковник, «народное искусство». Фото Getty Images

По словам киевских чиновников, Ковальчук продвигался слишком медленно, потому его заменили. На его место поставили бригадного генерала Александра Тарнавского, заместителя Сырского во время Харьковского контрнаступления.

Тарнавский говорит, что он применил некоторые принципы предварительного контрнаступления, атакуя россиян там, где они меньше всего ждали.

Об изобретательности

«Это была борьба буквально за каждый метр», – рассказал полковник Вадим Сухаревский, командир 59-й моторизованной пехотной бригады.

Менее опытные силы Сухаревского противостояли элитным российским войскам, поэтому украинцам приходилось быть изобретательными и использовать, как говорит полковник, «народное искусство»:

  • они модифицировали батареи дронов DJI Mavic, чтобы те могли летать в четыре раза дальше;
  • они нашли добавки, которые добавляют к природному газу для запаха, и запускали «вонючие бомбы» в окопы врага;
  • переданные им дроны сигаретных контрабандистов превратили в самовзрывные устройства.

Кроме того, в одной из бригад служил местный политик и бизнесмен, старший сержант Евгений Игнатенко, помогавший собратьям знаниями родной местности, чтобы найти наиболее удачное место для наступления. А еще у Игнатенко были информаторы на оккупированной территории, предоставлявшие актуальные данные.

Сухаревский считает, что частично благодаря высокоточному и современному оружию союзников контрнаступление было успешным, ведь с его помощью удалось перерезать пути снабжения врага и истощить имевшиеся у него запасы.

В результате натиска ВСУ россиянам пришлось отступить, но украинцы не смогли преследовать беглецов. Все из-за мин, которые иногда лежали буквально на каждом метре.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине