Категория
Компании
Дата

Юрий Витренко и Андрей Коболев были друзьями и вместе вытягивали «Нафтогаз» из черной дыры. Теперь они публичные враги. Почему так получилось

В чем суть разногласий между главой «Нафтогаза» Андреем Коболевым и и.о. министра энергетики Юрием Витренко

Андрей Коболев и Юрий Витренко. /Фото УНИАН

Андрей Коболев и Юрий Витренко. Фото УНИАН

«Немедленно рассмотреть вопрос смены руководства» и распустить совет директоров «Нафтогаза» предложил премьер-министру исполняющий обязанности министра энергетики Юрий Витренко в письме от 12 февраля. 

«Нафтогаз» – крупнейший государственный энергохолдинг, выплативший в 2020 году 141,5 млрд грн налогов и дивидендов. Это 13% доходов госбюджета. Его «дочки» производят 75% природного газа, 62% нефти и газового конденсата, добываемых в Украине. 

Витренко – один из тех, кто приложил руку к превращению «Нафтогаза» из черной дыры бюджета в более-менее нормальную компанию. Почему он теперь сжигает все, чему поклонялся?  

Председатель правления «Нафтогаза» Андрей Коболев, 42, и Витренко, 44, знакомы тысячу лет. В начале 2000-х вместе работали в PricewaterhouseCoopers, потом консультировали «Нафтогаз» по вопросу реструктуризации долгов. В 2010-м Витренко создал инвесткомпанию AYA Capital, куда пригласил и Коболева. После Революции достоинства Коболев неожиданно возглавил «Нафтогаз» и взял с собой Витренко, который занял должность исполнительного директора. 

Почти четыре года друзья были не разлей вода. Одни и те же тезисы о реформе компании, общие фотки с отдыха на горнолыжных курортах. Даже первый транш премии за победу над «Газпромом» разделили по-братски – $7,9 млн Коболеву, $6 млн – Витренко.  

Идиллия закончилась в ноябре 2018 года. Коболев назначил руководителем газового дивизиона «Нафтогаза» основателя трейдинговой компании ERU Trading и своего давнего партнера по игре в покер – Андрея Фаворова. Витренко был категорически против: он до сих пор называет Фаворова «проходимцем». 

Что толкнуло Коболева на такой шаг? Из бесед с бывшими друзьями складывается такая картина. Коболев устал от заносчивости товарища, который считал себя старшим не только по возрасту, но и интеллектуально. Витренко, в свою очередь, все больше тяготился ролью официально «второго». 

После назначения Фаворова конфликт между бывшими друзьями то тлел, то разгорался. Витренко критиковал политику компании и выстраивал отношения с командой нового президента. Например, зимой 2019 года на важнейшие переговоры в Париже между Владимиром Путиным и Владимиром Зеленским по новому контракту с «Газпромом» отправился именно Витренко, а не Коболев. Но в итоге глава «Нафтогаза» устоял, и в июле 2020-го Витренко остался без работы.

Впрочем, ненадолго. В декабре 2020-го Кабмин назначил его и.о. министра энергетики. Витренко заручился поддержкой президента, правда, пока «Слуги народа» дважды провалили его кандидатуру в парламенте. Несмотря на это новый и.о. начал энергично шатать кресло под бывшим другом. Среди его инициатив – передача «Нафтогаза» в сферу подчинения Минэнерго, административное снижение цен на газ для населения, и наконец, он прямо предложил уволить Коболева и его замов и заменить наблюдательный совет компании, где представители государства занимают два места, а независимые директора – три. 

До разрыва отношений и Коболев, и Витренко всегда выступали против вмешательства правительства в работу холдинга. Витренко пересмотрел свои взгляды? «Замена членов набсовета и открытый конкурс на руководителя – это не вмешательство в работу компании, а обязанность органа управления», – прокомментировал ситуацию Витренко в беседе с Forbes. По его словам, наведение порядка в «Нафтогазе» для него – «дело принципа», а не личной мести. 

Что не в порядке с «Нафтогазом» по версии Витренко? У него три аргумента. «Нафтогаз» снова, как и до революции, несет многомиллиардные убытки, не пускает к себе государственных аудиторов и планирует снизить добычу газа. 

Насколько эти претензии обоснованы? У «Нафтогаза» имеются доводы в свою защиту по всем трем пунктам. 

Убытки, показанные компанией по итогам трех кварталов 2020 года (17 млрд грн), запрограммированы идеологией реформирования газового рынка, которую когда-то энергично отстаивали и Коболев, и Витренко. В 2020-м «Нафтогаз» лишился одного из главных источников дохода – платежей «Газпрома» за транзит, которые принесли ей в 2019 году $2,72 млрд. Теперь эти деньги получает выделенный из компании оператор магистральных трубопроводов. Другая причина убытков – падение цен на энергоносители, от которого пострадали энергетические компании по всему миру, и необходимость формировать резервы под задолженность потребителей, неаккуратность которых обусловлена украинской спецификой. 

«Нафтогаз» аудируют компании «большой четверки», говорит директор компании по GR Алена Осмоловская. Что содержательного к ним могут добавить аудиторы-чиновники? 

Ответственность за снижение добычи газа тоже лежит не только на Коболеве. После провала в 2018 году программы форсированного наращивания добычи газа компания провозгласила своей целью поиск новых запасов. Главные месторождения добывающей «дочки» «Нафтогаза» – «Укргазвидобування» – истощены более чем на 80%. Не добавило стимулов для инвестиций в добычу и снижение европейских цен на газ в 2018–2019 годах. Как говорил на парламентских слушаниях в 2016 году исполнительный директор «Нафтогаза» Юрий Витренко: «Хотя мы понимаем важность наращивания собственной добычи, никто не собирается делать это нерентабельным образом».

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков